пятница, 28 июля 2017 г.

Международная экспедиция в Охотское море на НИС «Академик Опарин» прошла успешно!


С 29 июня по 23 июля 2017 года состоялась международная экспедиция в Охотское море на НИС «Академик Опарин» (рейс № Ор52). Она была организована Тихоокеанским океанологическим институтом им. В.И. Ильичева (ТОИ) ДВО РАН при участии Института океанографического приборостроения Шаньдунской академии наук Китайской Народной Республики (ИОП ШАН КНР) г. Циндао, Китай. Запланированные научные исследования выполнены, получен новый материал, который будет изучаться в лабораторных условиях. А ещё участниками научного рейса в недрах моря была обнаружена археологическая находка – загадка для специалистов.

На наши вопросы ответил начальник экспедиции – главный научный сотрудник лаборатории газогеохимии ТОИ ДВО РАН, доктор геолого-минералогических наук, профессор Анатолий Иванович ОБЖИРОВ.


 – Как сообщалось ранее, район исследований – Охотское море – Сахалинский восточный шельф и склон. Анатолий Иванович, расскажите о целях и задачах экспедиции.

– Основная цель экспедиции – детально изучить геолого-структурные условия в районах, где были обнаружены газогидраты и потоки пузырей газа (метана) из донных отложений в воду в предыдущих экспедициях 2007-20011 годов, а также изучить газовый поток из донных отложений в воду и, возможно, в атмосферу.

Для достижения этой цели в экспедиции выполнялись ранее не проведённые градиентные магнитометрические и гравиметрические исследования. На станциях измерялись температура, солёность, мутность толщи воды датчиками, встроенные в розетту, на которой устанавливались 12 пятилитровых батометров Нискина. Вода отбиралась батометрами на 12 горизонтах от придонного слоя до поверхности. В том же районе геологической трубкой отбирался керн донных осадков. Из воды и осадков извлекался газ методом Head Space и дегазацией и анализировался на газовом хроматографе. Вода и осадок также отбирались на микробный анализ, что в предыдущих экспедициях детально не проводилось.

– Анатолий Иванович, какова организационная структура экспедиции? Вы были назначены начальником…

– Да, это так. Моим заместителем был Юрий Александрович Телегин, младший научный сотрудник лаборатории газогеохимии ТОИ ДВО РАН. Общая численность научного состава экспедиции – 19 человек, включая 13 сотрудников ТОИ ДВО РАН, одного сотрудника НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Г.П. Сомова, пять сотрудников Института океанографического приборостроения Шаньдунской академии наук Китайской Народной Республики (ИОП ШАН КНР).

Научный состав экспедиции разделялся на шесть отрядов: отряд газогеохимии, начальник отряда кандидат химических наук Н.С. Полоник (ТОИ); отряд донного опробования, начальник отряда доктор геолого-минералогических наук А.Н. Плетнёв (ТОИ); микробиологический отряд, начальник отряда кандидат химических наук А.Л. Пономарёва; отряд зондирования СТД, начальник отряда кандидат географических наук В.А. Баннов; отряд гравиметрической съёмки, начальник – кандидат геолого-минералогических наук М.Г. Валитов; отряд магнитометрической съёмки, начальник – кандидат геолого-минералогических наук Н.М. Цовбун.

Иностранные участники приписывались к вышеназванным отрядам.

– Какие использовались методы, средства измерений и обработки данных?

– Работы выполнялись на борту НИС «Академик Опарин». Перед рейсом на судно была поставлена гидрологическая лебедка с кабель-тросом и доставлена из института розетта с 12-ю батометрами объёмом пять литров каждый и датчиками температуры, солёности и мутности. Также из ТОИ на судно была погружена геологическая трубка с утяжелителями и пластиковыми вкладышами для приёма керна, газовый хроматограф Кристалл Люкс – 4000М, дегазационная установка, необходимое другое химическое и микробиологическое оборудование, два магнитометра и гравиметр.


– Была ли выполнена программа исследований?

– Да. Предусмотренные план-программой исследования выполнены полностью. На станциях проводились следующие операции: отбор проб осадков и воды, краткое литологическое описание осадков, фотографирование керна осадков, извлечение газа из проб керна донных осадков, из воды на разных горизонтах от дна до поверхности, набортный газохроматографический анализ, компьютерная обработка данных. Отбор донных осадков выполнен геологической трубкой. Зондирование СТД выполнялось в районе тех же станций, что и отбор проб донных осадков. Отбиралось 12 горизонтов водной толщи, начиная от дна и завершая водной поверхностью. Газохроматографический анализ выполнялся в пробах донных осадков методом Head Space по всей длине керна через интервал 20-30 см и в забое колонки керна, в 10 см выше конца колонки керна проба осадка отбиралась на дегазацию. Ещё осадок и вода отбирались на микробный анализ. Пробы воды отбирались в трёх батометрах на микробный анализ (у дна, в середине толщи воды и на поверхности) и в девяти батометрах от дна до поверхности на изучение газовой составляющей. Газ извлекался равновесным и дегазационным методом и анализировался на газовом хроматографе Кристалл люкс 4000М. Выполнялись геофизическая съёмка в период всех работ и по заданным профилям.

– Каков объём выполненных работ?

– За время экспедиции выполнено 1200 погонных км (35 профилей) магнитометрической и гравиметрической съёмок. Отобраны 20 колонок донных осадков длиной керна от 1.5 до 3.5 м на глубинах моря от 115 м до 1050 м. В трёх колонках в интервале близко к забою (коронки) обнаружен нарушенный керн осадка, сильно загазованный на глубинах моря 600-800 м в районах, где в предыдущих экспедициях были обнаружены потоки газа (факелы) и газогидраты. Из керна осадка выходил газ с запахом сероводорода и потрескивали микрокусочки газогидрата (наногидраты) с выделением на поверхности осадка капель жидкости. Выполнено 20 станций CTD-зондирования на глубинах моря от 115 м до 1050 м. Пробы воды батометрами отбирались на различных горизонтах (12 батометров), от дна до поверхности. Три батометра промывались спиртом для отбора воды на микробиологический анализ. Из других батометров пробы воды отбирались для извлечения газа и его анализа на хроматографе, по девять проб на каждой станции.


– Расскажите о каждом виде исследований, начиная – с магнитометрических и гравиметрических, и о предварительных результатах.

– Магнитометрические исследования проводились с использованием двух магнитометров. Один магнитометр выпускался за борт судна на кабель-тросе на расстоянии 250 м, другой на расстоянии 300 м. Такая методика измерения магнитного поля позволяет записать градиентный результат, обработка которого по специальной программе даёт возможность картировать зоны разломов и более детально исследовать геолого-структурное строение района исследований. Вместе с магнитными выполнялись гравиметрические исследования гравиметром. Магнитные и гравиметрические исследования выполнялись на ходу судна со скоростью 8 узлов. Гравиметр использовался марки Чекан АМ.

– Как проходили литологические и гидрологические исследования?

– Выполнено 20 литологических станций с отбором проб донных осадков и 20 гидрологических станций с отбором проб воды на разных горизонтах и непрерывным измерением температуры и солёности водной толщи. В районе работ выполнено два профиля станций во впадине Дерюгина с пересечением шельфа склона и ложа впадины, с глубины 115 м до глубины 1050 м. На северном профиле выполнено пять комплексных станций с отбором донных осадков и воды, на южном профиле – четыре станции. Трубка для отбора проб осадков имела утяжелённую конструкцию с длиной приёмной части керна 4 м. Длина отобранного керна составляла от 1.5 до 3.5 м. В трёх колонках осадков в нижнем интервале керна обнаружены серые нарушенные алевро-пелитовые осадки, с высоким содержанием газа, в том числе метана до 200 мл/л и углекислого газа до 40 мл/л, наличием карбонатных конкреций, обломов ракушек и микрокусочков газогидратов (наногидратов). Эти осадки встречены в районе структур с потоками пузырей газа (метана) из донных отложений в воду и наличия в осадках газогидратов (станции Ор52-01, -05, -29).


– Анатолий Иванович, ещё находясь в рейсе, с НИС «Академик Опарин» вы сообщили об интересной, возможно, археологической находке. Что это?

– В процессе отбора донных осадков трубкой на станции Ор52-19 на глубине моря 1059 м и в толще осадка, в керне трубки на глубине от поверхности 3м 25см, был обнаружен четырёхугольный предмет с острыми, с обеих сторон как иголка концами, длиной 9 см и шириной в центре 2 см. Предположительно, это обработанный осколок кремния древними аборигенами для охоты. Возможно, этот предмет быта древних людей представляет интерес для археологов. Конечно, попадание этого предмета в трубку в море и в толще осадка тоже является исключительным случаем.


Вот та самая археологическая находка – предмет-пика

– Действительно, любопытно. Но вернёмся к исследованиям – газогеохимическим.

– Измерение концентрации метана производилось на борту судна методом газовой хроматографии. При подготовке проб для анализа газа в донных осадках и воде использовался метод равновесных концентраций Head Space и дегазации. Для анализа газового состава применялся хроматограф Кристалл-Люкс 4000М (Россия) с детектором по ионизации в пламени и двумя детекторами по теплопроводности. В общей сложности произведено анализов состава газа донных осадков – 90 и воды – 350.

Важно отметить, что изменения концентраций метана по горизонтам хорошо коррелируют с изменением температуры, солёности и мутности этих же горизонтов (слоев воды). Причём в придонных слоях воды концентрации метана аномальные 600-13000 нл/л (нанолитров на литр). Это говорит о подтоке метана из более глубоких горизонтов осадочных отложений, возможно нефтесодержащих слоев. В донных осадках в районе нарушенного керна, в том числе с микрокусочками газогидратов, концентрация метана достигает 100-200 мл/л. На станциях Ор52-01, -05, -27 обнаружен этан от 8 до 980 мкл/л, что подтверждает участие термогенного метана нефтегазовых залежей в образовании газогидратов и формировании высокой загазованности донных осадков. Этот же критерий служит индикатором наличия в этом регионе нефтегазовых залежей.


– Расскажите о микробиологических исследованиях.

– Основная цель микробиологических исследований – выяснить взаимосвязь микробной продукции метана с аномальными полями концентрации метана в воде и донных осадках. Это важно для оценки участия метанобразующих бактерий в формировании аномальных полей метана, в том числе газогидратов, и роль метаноокисляющих бактерий в утилизации метана в районах его аномальных концентраций. Обработка микробной продукции продолжается, но предварительно уже ясно, что в аномальных полях метана присутствует значительное сообщество бактерий, которые быстро вырастают в питательной среде. При отсутствии аномальных концентраций метана вырастают единичные микробы.

– Экипаж рейса был международным. Как проходило научно-техническое сотрудничество с зарубежными специалистами? Каковы перспективы их развития?

– Научные исследования в рейсе выполнялись с участием сотрудников института океанографического приборостроения Шаньдунской академии наук Китайской Народной Республики (г. Циндао, Китай), на основании «Соглашения о научном сотрудничестве ТОИ ДВО РАН и Институтом океанографического приборостроения Шаньдунской академии наук Китайской Народной Республики (ИОП ШАН КНР) для выполнения комплексных геофизических, газогеохимических, геологических, литологических, гидроакустических, батиметрических и гидрологических исследований в рамках международного проекта по Контракту от 30 мая 2016 года. Китайская сторона в большей степени наблюдала методы и результаты исследований в целях обучении. Экспедиция им понравилась, и они предлагают заключить новый контракт на проведение совместной экспедиции в 2018 году по нашей заявке на исследования в Охотском и Японском морях. В этом году мы ещё не получили от китайской стороны финансирования, согласно контракта. Дальнейшие с ними совместные исследования будут зависеть от выполнения ими обязательства по контракту.

– Анатолий Иванович, море непредсказуемо, оно живёт по своим законам. Были ли в рейсе особые случаи?

– В период экспедиции нашу территорию исследований накрывал циклон со скоростью ветра 20-22 м/с. Пришлось укрываться в бухте Северной острова Сахалина. По штормовым условиям задержались на 2.5 суток. В это время выполнялись газогеохимические и другие лабораторные анализы, проведены три российско-китайских семинара. Сергей Плетнёв рассказал о возможности датировок возраста осадков, Анна Пономарёва – о процессе изучения микробов, а я провёл обзор геологического строения района исследований. По окончании экспедиции сделан семинар о результатах выполнения работ в экспедиции, плане составления отчёта и публикаций.

– Можно ли уже сделать выводы по прошедшей экспедиции?

– Результаты геофизических съёмок улучшили наши представления о геологическом строении фундамента и осадочного чехла района исследований на Сахалинском северо-восточном шельфе склоне. Над шельфом обнаружено повышенные магнитное и гравитационное поля, которые на склоне впадины Дерюгина уменьшаются. В районе впадины Дерюгина отмечены участки с повышением магнитного и гравитационного полей. Фундаментом Охотского моря является литосферная плита, контролируемая глубинными зонами разломов и субдукционными процессами. На акватории Охотского моря фундамент имеет возраст мезозойско-кайнозойский. Мощность земной коры во впадине Дерюгина составляет около 24 км. В кайнозое началась перестройка земной коры и деструктивные процессы в связи с активизацией мантийных плюмов, как результат апвелинга астеносферных диапиров в миоцене. На структурное построение Охотоморской плиты оказало воздействие движущихся тектонических плит – в восточном направлении Евроазиатского континента и навстречу ей движение Тихоокеанской плиты, субдуцирующей под Охотоморский массив в районе Курильских островов, что приводит к формированию зон растяжения, зон разломов и зон сжатия в регионе. Впадина Дерюгина с осадочным комплексом немагнитных пород с отрицательной магнитной аномалией, достигающей -200 нТл, граничит с офиолитовым поясом ультраосновных и основных пород с высоким магнитным полем 1000-1200 нТл Восточного Сахалина. Поэтому в зоне перехода от Восточного Сахалина к впадине Дерюгина на шельфе наблюдается магнитное поле выше, чем на склоне впадины. В районах с выходами метана, газогидратами, карбонатными конкрециями магнитное поле повышается, возможно, в связи с формированием аутигенной минерализации с повышенными магнитными свойствами (сульфиды, пирротин и др.) и влиянием глубинных разломов. Гравитационное поле над впадиной Дерюгина отрицательное, в связи с наличием мощного осадочного чехла – до 10-12 км.

Получен большой объём новых данных, анализ и интерпретация которых позволит более детально понять историю развития зоны перехода от Восточной окраины о. Сахалин и западной части впадины Дерюгина. Таких детальных исследований в изучаемом районе не было. Эти данные помогут понять историю геологического развития региона, взаимоотношения фундамента и осадочного чехла, источников углеводородов и процесса формирования залежей нефти и газа.

Изучен газовый состав воды и осадков. Аномальные концентрации метана в осадке достигают 100-200 мл/л, а в воде – 10-13 мкл/л. Это говорит о высоком нефтегазоносном потенциале этого региона. Изучение микробной деятельности показало, что микробы присутствуют и развиваются в районе аномальных полей метана, а на фоновых площадях они почти отсутствуют.

Состояние судна удовлетворительное. Экипаж и научный состав работали слаженно и результативно, мы находили полное взаимопонимание. Научный состав благодарит капитана судна О.М. Цуканова и экипаж за помощь в успешном выполнении запланированных в экспедиции исследований. Нам старались помочь максимально эффективно выполнить программу геологических и геофизических исследований, в отборе проб донных осадков и воды. Благодаря совместным слаженным действиям экспедиция прошла успешно.

Спасибо УНИФ ДВО РАН и ФАНО за содействие в решении вопросов организации экспедиции.

– Анатолий Иванович, когда планируете следующий научный рейс?

– В следующем, 2018 году мы планируем международную экспедицию в Японском море, где мы открыли массивные газогидраты на глубине 600 м в Татарском проливе (подготовлен Меморандум о сотрудничестве с лабораторией изучения газогидратов Японии), в Охотском море в районе Курильского грязевого вулкана на западном склоне Курильской котловины и в районе баритовых холмов на северо-востоке Охотского моря. В этих районах важно выполнить детальные исследований нашим геолого-геофизическим комплексом для понимания геологических процессов формирования этих структур. 


четверг, 27 июля 2017 г.

Член-корреспондент РАН Виктор Всеволодович БОГАТОВ – о проблемах развития науки в России


Член-корреспондент РАН Виктор Всеволодович БОГАТОВ, главный ученый секретарь ДВО РАН – гость радио "Медиаметрикс. Владивосток". Виктор Всеволодович рассказывает о о проблемах развития науки в России, о настоящем и будущем академической науки на Дальнем Востоке, о реформировании РАН, о предстоящих выборах президента Российской академии наук.

вторник, 11 июля 2017 г.

Путешествуя и познавая мир


– В музеях ДВО РАН завершился первый этап семейного маршрута «Наука в путешествии. ПриМорье». Маршрут работает второе лето. Благодаря ему жители нашего города узнали, что в Академгородке есть музеи в Дальневосточном геологическом институте и в Национальном научном центре морской биологии и что за один день можно съездить на остров Попова в музей Дальневосточного морского заповедника. Маршрут позволил прочувствовать, как увлекательно посещать научные музеи, а также Ботанический сад-институт и Приморский океанариум с игровым путеводителем.

Честно говоря, экспозиции наших музеев для маленьких детей не очень приспособлены, а интерес к научным программам для детей высокий. Это стимулировало нас к разработке межмузейного маршрута «Наука в путешествии. ПриМорье», – о том, что такое межмузейный семейный маршрут, и как научные музеи его запускали, рассказывает Лилия Геннадьевна КОНДРАШОВА, руководитель проекта «Наука в путешествии. ПриМорье», координатор образовательных проектов Музея Национального научного центра морской биологии ДВО РАН.

Лилия Геннадьевна КОНДРАШОВА

– Мы были знакомы с опытом наших коллег ‒ организаторов семейных межмузейных путешествий из Санкт-Петербурга, где в 2004 году родилась эта программа, Москвы и Перми – где она получила дальнейшее развитие. Этот опыт подтолкнул к решению создать маршрут, который свяжет путешествие в музеи научных организаций с традиционными приморскими летними поездками на морское побережье. Такая связь очевидна, поскольку наши организации – естественнонаучного профиля.

Первый межмузейный маршрут мы смогли запустить благодаря получению грантовой поддержки проекта «Путешествие в науку. Наука в путешествии» ‒ победителя конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина в 2015 году, в номинации «Музей и местное сообщество». Маршрут 2017 года проводится без внешней поддержки.

– А почему – межмузейный семейный маршрут?

– Межмузейный, потому что объединяет пять естественнонаучных музеев институтов ДВО РАН. Музей Национального научного центра морской биологии (ННЦМБ ДВО РАН) ‒ инициатор и координатор маршрута; филиалы ННЦМБ ДВО РАН: «Приморский океанариум», Музей «Природы моря и её охраны» Дальневосточного морского заповедника; Геолого-минералогический музей Дальневосточного геологического института ДВО РАН; Ботанический сад-институт ДВО РАН. Партнёром маршрута стал Зоологический музей ДВФУ.

В маршруте принимают участие всей семьёй. Хотя он и разработан для детей 6-10 лет, но интересен и детям другого возраста. Первый этап проходит в экспозициях музеев. Это – не экскурсия, формат игры – путешествие, поэтому каждый музей разрабатывает игровые путеводители, и у каждого – своя идея, определённый сюжет, свой персонаж, который сопровождает ребёнка в маршруте.


– Маршрут объединяет музеи единой темой?

– Да, и каждый год эти темы меняются. Тема этого года – «В круге жизни». Участники игры-путешествия провели расследование и узнали, откуда морские обитатели получают жизненную энергию, и почему для них так важна вода. Они стали открывателями Чудо-островка, узнали, чей дом лучше и познакомились с чудесными превращениями камня.

Все путешественники получили в каждом музее игровой путеводитель с заданиями и папку путешественника. Папка содержит план расположения музеев на карте города, информацию о режиме работы музеев и контактную информацию.

В каждом музее ребёнок выполняет задания в путеводителе и получает штампы на карте. У него есть возможность собрать своеобразный «волшебный браслет» из пяти «бусин», если он пройдёт все музеи. В каждом музее он открывает «тайну жизни», которая как бусина нанизывается на ожерелье. Путешественники, которые пройдут весь маршрут, смогут открыть «тайны жизни» и собрать волшебный браслет!


– Из каких этапов состоит маршрут?

– Из двух. Первый этап недавно закончился, он проходил с 17 июня по 8 июля. Но в Музее «Природы моря и её охраны» Дальневосточного морского заповедника маршрут работает до 15 сентября.

Этот этап – подготовка к семейной экспедиции. Концепция нашего проекта предусматривает объединение путешествия по музейным экспозициям с отдыхом на морском берегу.

Второй этап – это семейные экспедиции на побережье ПриМорья. Участники могут превратить традиционный летний отдых на море в исследовательскую экспедицию и помочь научным сотрудникам в сборе материала для исследований.

Мы создали виртуальную площадку – сайт http://naukamoredeti.ru/, где размещаем исследовательские задания, определительные материалы, отвечаем на вопросы. Участники второго этапа называются экспедиционным отрядом, они придумывают себе название, имеют возможность пользоваться всеми материалами на сайте, могут скачивать задания для выполнения вместе с детьми, писать в почтовый ящик проекта, задавать вопросы научным консультантам, а также рассказывать о своих находках и приключениях в группах проекта в соцсетях. Желающие смогут подключиться к исследовательскому проекту «Исследуем водоросли вместе» и помочь научным сотрудникам в сборе материалов.


– Задают ли участники проекта вопросы?

– Да, вопросы буквально посыпались на нас уже на первом этапе. Например, одна из экспедиций нашла кладку брюхоногого моллюска, выброшенную на берег моря и заинтересовались: что же это такое? Версия ребёнка оказалась верна. Он участвовал в путешествии в прошлом году, а нынче уже сам высказывает гипотезы.

Во время работы другой семейной экспедиции были найдены древние окаменелости – отпечатки растений. Нам присылают не только вопросы, но и фотографии.

В прошлом году мы подготовили дневник открывателя морских тайн, в котором был отдельный раздел с объяснением, как составить научную этикетку. Ведь для того чтобы правильно определить находку, важно указать время и место нахождения этого объекта. Конечно, стараемся отвечать так, чтобы наши ответы были понятны как взрослым неспециалистам, так и детям. Но, чаще всего, родители сами доводят наши ответы до детей, потому что в социальных сетях дети 6-10 лет ещё не могут общаться. К тому же родители увлекаются сами и с удовольствием работают с детьми и над вопросами, и над ответами. Конечно, встречаются сложные вопросы, на которые бывает нелегко дать доходчивый ответ, но пока что мы справляемся.


– Много ли участников?

– В прошлом году в маршруте первоначально приняли участие более 300 семей (154 семьи прошли четыре музея), до финального морского фестиваля, на котором мы сделали выставку находок, дошли 67 семей, что мы считаем очень хорошим результатом. Участники находили прибрежные растения, фотографировали их и определяли. По окончании маршрута мы вместе с БСИ ДВО РАН сделали выставку фотографий найденных прибрежных растений.

В этом году по маршруту в музеях прошло 190 семей (работали мы в этом году на неделю меньше.)


– Лилия Геннадьевна, вы говорите, что проект накладывает определённую ответственность на родителей. А для кого он рассчитан: для мам, штудирующих энциклопедии, или же для любых людей?

– Не только мамы, но и папы в нашем проекте тоже очень активны. В прошлом году отдых для пап стал гораздо более интересным, потому что у них вместе с детьми нашлись занятия по исследованию моря. Они придумывали, например, как можно помочь ребёнку безопасно заглянуть под воду. Поэтому, конечно, нужна активность родителей. В любом случае взять ребёнка и привести его в музей – это уже первый шаг и это требует определённых усилий. Потом, если вы увлечётесь, и вам станет интересно, вы будете вместе исследовать, читать, предлагать. Есть очень активные семьи, например, группа «Морские разбойники». Их мама буквально по ночам читала энциклопедии, статьи в интернете, чтобы на следующий день, выходя на море, проводить настоящую экспедицию: отыскивать, фотографировать находки, составлять композиции. Такая работа действительно требует активного участия родителей.

Надеемся, что у некоторых семей появились новые традиции и смыслы летнего отдыха. И это мы считаем очень важным.

В прошлом году установился хороший диалог с научными сотрудниками, которые как волонтёры отвечали на вопросы. Всего с нами работали более 50 консультантов из разных институтов.


– Можно сказать, что ваш проект не только популяризирует науку, выступает связующим звеном между учёными и людьми разных возрастов, но и сплачивает семьи?

– Конечно. Движение «Наука в путешествии» – это возможность сделать посещение музея семьёй интересным путешествием, улучшить коммуникацию внутри семьи.

Мы придумали объединить посещение музеев с нашим морским побережьем, поскольку люди стали больше путешествовать, фотографировать, выкладывать снимки в социальные сети и пытаться выяснить, что же такое они нашли. Очевидно, что есть потребность в компетентном ответе, в научной консультации.

Сотрудникам музеев было важно самим научиться доходчиво объяснять и предлагать увлекательные задания. Конечно, мы много знаем, можем читать лекции, но иногда бывает трудно простым языком рассказать о сложном и увлечь людей разного возраста, особенно маленьких детей. С этой аудиторией мы раньше не работали, поэтому очень рады, что наш опыт оказался удачным.


– Лилия Геннадьевна, расскажите подробнее об исследовательском проекте «Исследуем водоросли вместе».

– Мы запустили пилотный исследовательский проект «Исследуем водоросли вместе». Проект разработан музеем Национального научного центра морской биологии совместно с лабораторией микробиоты и лабораторией физиологии автотрофных организмов ННЦМБ ДВО РАН.

Мы надеемся, что совместные исследования любопытных и активных путешественников и учёных помогут расширить территорию изучения водорослей и представления об их разнообразии, а также внесут вклад в развитие системы регистрации цветных приливов.

Вместе с научными сотрудниками мы подготовили описания методов сбора водорослей, определительные материалы, популярные статьи по тематике проекта. У участников проекта, если они столкнутся с цветными приливами или с заморами рыб, есть возможность зарегистрировать это явление и отправить оперативную информацию, а также собрать пробы микроводорослей и отправить специалистам. Участники маршрута также могут собирать гербарии водорослей-макрофитов, определять их самостоятельно и привозить их в ННЦМБ.

Люди, посещающие разные прибрежные районы края, могут собрать информацию, которая окажется полезной для учёных. Подобные проекты существуют за рубежом. Например, составление баз данных и мониторинг цветных приливов по большей части ведётся силами волонтёров. Такой формат взаимодействия волонтёров и учёных называется «гражданская наука».

К участию в этом проекте мы приглашаем также педагогов, организаторов детских лагерей и экспедиций.


– Для тех, кто не участвует в научном путешествии, но собирается. Расскажите подробнее можно ли ещё подключиться и зарегистрироваться на маршрут.

– Да, конечно, если вы по каким-то причинам не успели попасть в музеи на первый этап, но хотите организовать семейную экспедицию и участвовать, вы можете зарегистрироваться на сайте проекта в разделе «на море» и выполнять исследовательские задания, определять свои находки, задавать вопросы научным сотрудникам.


Фото Евгении КОРНИЛОВОЙ и Анатолия ПЕТРОВА

воскресенье, 2 июля 2017 г.

Юрий Алексеевич АВДЕЕВ: "Владивосток должен стать Мировым городом!"

К 157-летию города
Владивосток
Фото Сергея ЛЕОНОВА

Сегодня мы беседуем с Юрием Алексеевичем АВДЕЕВЫМ, ведущим научным сотрудником Тихоокеанского института географии ДВО РАН, членом Общественного Совета по стратегическому развитию Владивостока, кандидатом экономических наук. Он недавно вернулся из поездки в Южную Корею, где выступал перед депутатами Национального собрания на тему: почему и как корейскому бизнесу нужно делать проекты на Дальнем Востоке и во Владивостоке.

Юрий Алексеевич АВДЕЕВ

– Юрий Алексеевич, почему такое внимание к корейцам?

– Корейцев я назвал бы самыми отчаянными инвесторами, из тех, что зашли на нашу территорию. Они делают хороший бизнес, например, первыми построили во Владивостоке большой объект – гостиницу «Хёндэ». Напомню, в 1990 году на месте нынешней гостиницы был котлован, обнесённый забором. Первыми на пустырь в центре города обратили внимание японцы. Банкир из Niigata Chuo Bank приехал во Владивосток с проектом строительства гостиницы именно здесь. Кроме этого проекта, у него было предложение о строительстве японской деревни, как части программы по повышению уровня культурного обмена в связи с увеличением туристического потока между нашими странами, под которую японским правительством были выделены немалые средства – 100 млн долларов!

Во Владивостоке, Хабаровске и в Москве на вопрос о сроках строительства коммуникаций, обслуживающих инфраструктуру, инвестор получил ответ – лет десять. Цена вопроса оказалась также непомерно высока. Поняв, что здесь он ничего не сделает, банкир вернулся домой, добился перенаправления выделенного финансирования и… в Ниигате построил на эти деньги русскую деревню.

На освободившееся место пришли корейцы. Они на своём опыте доподлинно узнали, каков он «бизнес по-русски», но всё-таки построили «Хёндэ» – первый отель представительского уровня во Владивостоке. Но для того, чтобы этот бизнес-проект полностью удался, мало построить здание. Нужно обеспечить поток туристов, создать объекты туристического показа, поднять на должный уровень обслуживание в магазинах и так далее, чего здесь не произошло. Поэтому отель работает не в полную силу, около половины площадей гостиничного фонда сдаётся в аренду под офисные помещения.

Другой не менее серьёзный проект корейского телекоммуникационного гиганта «Korea Telecom» – покупка, развитие и последующая выгодная продажа оператора сотовой и проводной телефонной связи Приморья – компании НТК.

–Расскажите подробнее о мероприятии Сеуле.

– В Сеуле, в здании Национального Собрания (Парламента) Республики Корея проходил форум, посвящённый экономическим перспективам Дальнего Востока России. В заседании с корейской стороны принимал участие депутат Парламента Республики Корея Hyung – Soo Seo, специальный представитель Президента Республики Корея Young Gil Song. Инициаторами встречи стали депутаты Национального Собрания, а причина заключалась в обеспокоенности малой эффективностью входящего к нам бизнеса. Корейцы заинтересовались: что они делают не так?

Участники форума, посвящённого экономическим перспективам Дальнего Востока России
С российской стороны было три доклада: генерального директора группы компаний «Беркут» В.А. Покотилова, руководителя Ассоциации поддержки резидентов свободного порта Владивосток А.О. Скорика и мой. Я попытался ответить на вопросы: почему именно сегодня, именно во Владивостоке нужно делать бизнес? Какой бизнес может оказаться самым востребованным и перспективным? С какими проблемами, главным образом, с дефицитом трудовых ресурсов, бизнесу приходится сталкиваться, и как решать эту проблему? Обеспокоенность корейцев объяснима: в экономике Южной Кореи наблюдается заметный спад и, конечно, корейцы ищут выходы из создавшегося положения.

Специальный посланник президента Республики Корея Сон Ён Гиль

В первом ряду, в центре  – депутат Национального собрания Hyung Soo Seo
– Готовы ли мы к сотрудничеству и насколько заинтересованы в нём?

– Говорить об этом довольно сложно. Представитель Президента РФ Ю.П. Трутнев, министр по развитию Дальнего Востока А.С. Галушка активно участвуют в различных, в том числе и зарубежных мероприятиях, подписывают соглашения, но в действиях не видно системного подхода. Так, например, в груде хороших кирпичей не просматриваются контуры строящегося дома.

Отсутствие государственного проекта по развитию территории приводит к тому, что на местах бизнесы начинают «толкаться локтями» между собой за близость к принимающим решения для того, чтобы сказать: я лучше, а остальных не стоит принимать во внимание! В результате важные проекты не получают должной поддержки.

– Юрий Алексеевич, в истории страны так было не всегда.

– Конечно. Можно проанализировать два исторических периода с 1920 по 1945 и с 1990 по 2015 год. Сравните, чего удалось добиться за 25 лет после Первой мировой войны, Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны, разрухи к 1945 году с тем, к чему мы пришли через 25 лет после перехода на новую экономическую систему? Результаты несопоставимы. Тогда было построено более 500 заводов (в том числе такие гиганты как ДнепроГЭС, Магнитка), а что мы сделали нынче? Это не к тому, что сейчас бизнес плохой, а к тому, что нет внятной государственной политики экономического развития страны. Я не пытаюсь определить стратегию экономического развития всей России, но мне ясно, что нужно делать на Дальнем Востоке.

– И чем же нужно заниматься на Дальнем Востоке?

– С каким бы новым продуктом дальневосточники не выходили на внешний рынок, мы не будем там конкурентоспособны. Льготы и преференции в этом не помогут. Выходить на рынок нужно в тех сферах, где страна уже обеспечила мировой приоритет. С программами, в которых заинтересованы многие страны при том, что ни одна из этих стран не в состоянии их самостоятельно осуществить.

Прежде всего, речь о космосе. Здесь востребованы телекоммуникации, робототехника, точное машиностроение, связь, прогнозы погоды и так далее. Авторитет нашей страны позволяет добиться реализации этих проектов путём объединения ресурсов разных стран.

– Так вот зачем нужен космодром Восточный!

– А почему бы нет? Нужно разработать программу, в которой будут заняты многие страны. Привлекая их к совместной деятельности, а не к конкуренции, мы исключаем почву для конфликтов, приводящих к войнам. В выигрыше будет каждая участвующая страна.

– И международные связи укрепятся!

– Конечно. Не менее важное направление – освоение Мирового океана и, в частности, Арктического шельфа. Нужно делать платформы, предназначенные для бурения скважин и добычи углеводородного сырья, залегающего под дном моря. Есть множество проектов, связанных с энергетикой, со строительством приливно-отливных станций. Так давайте создавать кооперацию со всеми заинтересованными странами!

А третье направление – это то, что связано с культурой. Оно не выбивается из общего списка, а, наоборот, составляет цементирующее основание, которое позволяет нам так или иначе объединять усилия. Культура как бы вырабатывает интегральный язык понимания друг друга. Это понимание в конечном итоге приводит к тому, что мы и в других сферах начинаем находить общий язык.

– А какой может быть роль Владивостока?

– Владивосток следует рассматривать как плацдарм для выхода в АТР. Мировые центры Токио, Сеул, Пекин – расположены ближе к Владивостоку, чем к Москве, поэтому миссия Владивостока – стать мировым городом России в АТР, восточной столицей России. Владивосток должен получить статус субъекта федерации и стать городом федерального значения, как Москва, Санкт-Петербург и Севастополь.

Новую роль города должны обеспечить такие механизмы, как «Территории опережающего развития», «Свободный порт Владивосток», «Дальневосточный гектар». Нужно преодолеть существующие ограничения для мигрантов, встраивающихся в стратегию развития территории.

Владивостокская агломерация, а это города Владивосток и Артем, а также Надеждинский, Хасанский и Шкотовский районы, население которых сегодня не дотягивает до миллиона, обладает значительными пространственными ресурсами, в процессе развития может вырасти до 2,5-3 млн. человек. Береговая линия залива Петра Великого в пределах агломерации – более трехсот километров, наш важный ресурс, которого нет ни у одного города России. Здесь колоссальные возможности для развития морской инфраструктуры, как портовой, так и туристско-рекреационной.

Нужен, наконец, Генеральный план Владивостокской агломерации, в основу которого была бы положена идея (концепция) российского мирового города в Азии, проработана морская специализация как наиболее эффективного выхода России в Мировой океан, ну и, конечно же, в нём должны быть синхронизированы решения социально-экономических проблем, входящих в агломерацию муниципальных образований, имея в виду развитие социально-инфраструктурного комплекса, эффективного и экологически выдержанного использования береговой зоны.

Фото Сергея ЛЕОНОВА
– Откуда возьмутся люди?

– Возможно, это кому-то не покажется, но в моём представлении Владивосток в будущем – это многонациональный город, в котором есть место всяким языкам и народам. Важно только, чтобы уже сегодня здесь закладывались нормы цивилизованной жизни, не вчерашней, а будущей. Создаваемые условия для самореализации человека будут решающим аргументом для того, кто захочет себя проявить и проявиться. Я встаю на дыбы, когда кто-то начинает говорить о необходимости «закреплять» население на Дальнем Востоке, понятно, что в головах ещё сохраняются атавизмы крепостного права. Но задача в том, чтобы здесь у человека не было препятствий для реализации самых смелых и созидательных проектов, чтобы над ним не висели веригами «нельзя» и «запрещено», свобода творчества (вместо бесплатного гектара).

Агломерация самоценна тем, что появляется возможность в рамках единой стратегии произвести территориальное упорядочение как производственных объектов, так и селитебных зон. Если раньше преобладал принцип «завод, а вокруг него жильё», то теперь и предприятия могут размещаться по иным критериям, и мобильность населения возросла, что позволяет решать городские проблемы принципиально иначе. У исторического центра Владивостока постепенно складывается новая функция, в которой неуместной выглядит сборочное автомобильное производство, тогда как бухта Золотой Рог настоятельно требует рекультивации. Думаю, если бы городу удалось решить только эту задачу, количество привлекаемых инвестиций возросло бы на порядки.

 Фото Сергея ЛЕОНОВА
Нам, жителям Владивостока, далеко не всегда понятно, в каком городе доведется жить нашим детям и внукам, которым можно начать завидовать уже теперь. – Потому что это не просто муниципальное образование, каких немало в стране, а единственный город на острие взаимодействия со странами АТР, с крупнейшими экономиками мира. Это предстоит осознать не только нам, но и федеральному центру, сформулировать это в виде стратегической цели Тихоокеанской России, мобилизовать инвестиционные ресурсы и созданную законодательную базу, сориентировать бизнес, и сделать ключевым вопросом повестки Восточного экономического форума!

Фото Сергея ЛЕОНОВА