вторник, 20 декабря 2016 г.

Новый Великий шёлковый путь в треугольнике персональных впечатлений


Буддийский храмовый комплекс в г. Пекин
Переходный месяц от лета к осени в этом году выдался для меня исключительным по насыщенности научными событиями, но главное, считаю, оказалось то, что как в естественной линзе кристально-чистой воды сфокусировалось новое для меня понимание современной роли нашего ближайшего соседа – Китайской Народной Республики.

33-й Конгресс Международного географического союза (International Geographical Congress) состоялся 21-25 августа в Пекине. По официальному приглашению на этот масштабный и очень значимый для всех географов научный форум от Дальнего Востока отправились директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН академик РАН П.Я. Бакланов и автор данной статьи.

Академик РАН П.Я. Бакланов, профессор В.Н. Бочарников и китайская аспирантка Ян Ян на 33-м Конгрессе Международного географического союза
Международный географический союз (МГС) был образован в 1922 году в Брюсселе, хотя история международных географических мероприятий своё начало положила полувеком ранее. В 1871 году в Антверпене уже были утверждены рабочими языками географов – английский и французский, тогда же состоялось и первое учредительное мероприятие.

В структуре МГС функционирует Генеральная Ассамблея, исполнительный комитет, 34 комиссии и четыре рабочие группы. Отметим, что в Пекине сложил свои полномочия первый за всю историю своего существования российский Президент-географ Владимир Колосов из Института географии РАН (г. Москва), новым президентом МГС стал Юкио Химияма из Японии.

Мероприятие, как и ожидалось, оказалось весьма масштабным: более пяти тысяч участников, и очевидно у мировой географии ныне «китайское лицо» – 66% или 2236 участников Конгресса представляли Китай.

В рамках Конгресса 22 августа Институтом географии и природных ресурсов Китайской Академии наук была проведено специальное мероприятие «Forum for Think Tank of International Scientists Union of «the Belt and Road Imitative»». Отметим, что участие российских учёных в данном форуме было весьма представительным и, прежде всего, в обсуждении инициативы возрождения китайского «Шёлкового пути».

Заседание консорциума по проекту Шёлкового пути в Институте географии и природных ресурсов Китайской академии наук
Это масштабная программа государственной экспансии на суше и на море рассматривается как один из китайских глобальных проектов, имеющий глубокие исторические, политические и военные «корни». Известно, что Великий шёлковый путь имел исключительное экономическое значение. Однако, доставкой китайских товаров в Европу задачи нынешнего проекта не ограничиваются: в 2013 году Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин обозначил, что современный шёлковый путь «пробивает» два коридора – по суше, официально минуя территорию России, но «нанизывая» все среднеазиатские государства, и морем, огибая все южноазиатское побережье, с заходом в Африку, завершаясь в портах Европы. 

Возвращаясь к специальному форуму Конгресса, отметим, что случайных людей на этом мероприятии не было. Сибирские, московские, дальневосточные учёные сделали серию интересных докладов, наряду со своими китайскими и монгольскими коллегами.

Академик РАН П.Я. Бакланов выступает с докладом на Конгрессе

Академики РАН П.Я. Бакланов, Н.С. Касимов, директор Института географии и геоэкологии Монгольской академии наук Dr. B. Batbuyan и член-корреспондент РАН А.А. Тишков на Конгрессе
Одним из «движителей» этого мероприятия являлся заместитель директора, заведующий Центром региональных эколого-экономических исследований и планирования Института географии и природных ресурсов Китайской Академии наук профессор Дун Сочен. Его усилиями был достигнут ряд договоренностей с российскими академическими институтами, принято решение об организации международного научного консорциума, запланированы регулярные встречи и совместные исследования.

Выслушивая доклады коллег, выступая сам, я не мог найти ответ на простой вопрос: а что Россия приобретёт в этом проекте?

Недавний визит нашего Президента в Китай и саммит стран БРИКС показал, что наше государство и частный бизнес уже вкладывают средства в многосторонние соглашения по ресурсным поставкам в Китай, Индию, Арабские Эмираты, в обмен на погашение многомиллиардных кредитов и займов на добычу и транспортировку сибирского углеводородного сырья.

СМИ сообщают, что «Наиболее весомый долг у России перед США и государствами ЕС. Специалисты уточняют, что в 2016 году выплаты по внешнему долгу России составят 125,3 миллиарда долларов».

Современный Китай уверенно стремится к решению глобальных проблем человечества, не сомневаясь в своей способности управлять миллиардами людей, основываясь на вполне реальном опыте поддержания жизнедеятельности более чем 1,4 млрд. собственного населения.

Современное российское разочарование политикой Евросоюза, давление США и практически открытый конфликт с другими странами «восьмёрки» предопределяет позицию, выражаемую Президентом РФ В.В. Путиным как очевидный поворот к активному многогранному сотрудничеству с Китаем. Тем не менее, Россия не стремится полностью «отвернуться» от Европы.

Новая экономическая модель предопределяется воспроизводством не только производственно-инвестиционной модели, но и встроенных в них ключевых этнических, национальных, культурных особенностей.

Контуры современного мира определяет крайне отличающийся, но единый и взаимодополняющий процесс глобализации и регионализации. Здесь важно учитывать, что техногенная парадигма развития в своих гипертрофированных проявлениях не может не оказывать влияние на состояние среды, в рамках которых она функционирует: на науку, культуру, религию, этнонациональные особенности человека, экологию.

Известно, что в положениях экологической экономики или политической экологии существуют особые показатели природного национального капитала, которые учитываются лишь в малой степени в современных системах глобальных и национальных счетов. Однако заметим, что природная специфика России оказывает прямое влияние на материальное производство страны, так как опосредует всю сферу социальных, экономических, политических и даже культурных взаимоотношений российского общества.

С тем, чтобы восполнить пробел понимания истинной роли естественной природной среды, нами был осуществлён пространственный анализ состояния дикой природы России. Эти расчёты дают новые возможности сравнения как внутри самой России, так и для позиционирования за рубежом.

Мне уже приходилось писать о том, что «Дикая природа» как интегрированный показатель состояния степени сохранности природной среды позволяет оценить реальные последствия происходящих на территории России социально-экономических и экологических процессов.

Моя работа была выполнена на базе геоинформационного картографирования и сопоставления площадных и долевых расчётов крупных целостных участков дикой природы, рассматриваемых и сравниваемых в пределах экономических макрорегионов, административно-территориальных субъектов и федеральных округов Российской Федерации.

На огромных пространствах России, в территориальной структуре регионов на основе показа дикой природы заново выделяется центр и периферия. Российские прежде «резервные территории» теперь должны рассматриваться в перспективе и с прогнозом не менее чем на сто предстоящих лет. И, несомненно, несмотря на внутреннее и внешнее давление, должна быть поставлена глобальная проблема сохранения дикой природы России, должна осуществляться в «развертывании» понимания природной значимости масштабная научная междисциплинарная работа, с таким прицелом – «а что будет с этими территориями в 2116 году. И будут ли они как сейчас принадлежать ещё России?

Кто же в России может быть в авангарде одновременного противодействия экспансии Запада и Востока? С большой долей удивления я обнаружил ответы на двух последующих своих мероприятиях, причём на одном из них мне довелось присутствовать «виртуально».

Это было в Улан-Удэ, где Байкальский институт природопользования Сибирского отделения РАН проводил 19-23 сентября 2016 года XX Юбилейную сессию Объединённого научного совета по фундаментальным географическим проблемам при Международной ассоциации академий наук и Научного совета по фундаментальным географическим проблемам РАН.

В рамках данных мероприятий была успешно проведена «Международная научно-практическая конференция «Запад и Восток: пространственное развитие природных и социальных систем».

В работе конференции приняли участие 87 человек, в том числе учёные, представляющие ведущие географические учреждения России, Монголии, Китая, Беларуси, а также представители государственных органов, общественных организаций.

Наш совместный доклад по вышеобозначенным проблемам представила Елена Попова, сибирский переводчик и исследователь, много лет работающая в проектах профессора Дун Сочена. По реакции коллег было понятно, что поднятая нами тема утраты финансов, ресурсов, людей и угрозы самой государственности и территории страны не оставила никого равнодушным.

В Китае известные китайские реформы Дэн Сяопина, которые базировались на проведении «политики четырёх модернизаций»: в промышленности, армии, сельском хозяйстве и науке и то, что их конечным итогом стало восстановление и оздоровление экономики страны, уже выполнены.

Поэтому меня занимал вопрос – а не потеряна ли пассионарность в России? Способен ли русский народ сомкнуться в противостоянии любым внешним, да и внутренним попыткам – поделить территорию страны? Кто может стать в авангарде такого движения?

Ответ был найден в Чеченской Республике. Я поехал туда по поручению директора ТИГ ДВО РАН академика П.Я. Бакланова, впрочем, совсем не вопреки собственному интересу. VII Ежегодная Ассамблея АРГО была проведена 20-25 сентября 2016 году в Грозном на базе факультета географии и геоэкологии Чеченского государственного университета.

Регистрация участников Ассамблеи АРГО
В работе участвовали 72 члена Ассоциации, её повестка включала Международную научную конференцию «Факторы и стратегии регионального развития в меняющемся геополитическом и геоэкономическом контексте».

Именно там, работая модератором круглого стола «Природно-ресурсные и экологические аспекты регионального развития», тесно общаясь со своим коллегой из Чеченского государственного университета, мы обнаружили большое сходство взглядов по позициям сохранения «державных богатств», озабоченности сложной экологической ситуацией и общими человеческими проблемами.

В Чечне знают не понаслышке о том, что такое война, её общественные и экологические последствия, нефть там в буквальном смысле «под ногами», вновь интенсивно отстраиваемый город Грозный опирается на почву, многократно насыщенную тяжёлыми металлами, углеводородами, сложными и вредными производными химическими производными.

Городской пейзаж восстановленного г. Грозный
Что меня поразило? Это присутствие того, чего не хватает во многих уголках России – веры. И не просто в Аллаха, а с его именем в будущее народа, Чеченской Республики и обязательно, как всегда подчеркивается, в составе России. Я всматривался во многие молодые лица, глаза, вслушивался и понимал, что чеченцы не уступят никому и ни за что территории своей Родины.

Мечеть в г. Аргун
Со всей страны и из-за рубежа чеченцы везут деньги и вкладывают в дома и хозяйства своего рода. Я видел много красивых домов, мечетей, музеев, наблюдал чистоту центральных дорог, и великолепный кампус Чеченского университета.

Мечеть в г. Грозный
Я впервые подумал, что может быть Сибирь и Дальний Восток будут дороги не только коренным малочисленным народам и потомкам русских переселенцев. Возможно, сиюминутные интересы наших политиков и чиновников, зажженные верой и надеждой, подобно тому, что я видел в Чечне, сменятся на ответственность перед народом, а у общества пробудится желание жить пусть в азиатской, но в России, стремиться сохранять и поддерживать её, как это делали наши предки!

Владимир БОЧАРНИКОВ,
профессор, 
доктор биологических наук, 
ведущий научный сотрудник ТИГ ДВО РАН

Сельский пейзаж Чечни. Река Аргун
Сельский пейзаж Чечни
Типовой пейзаж сельской Чечни
Экскурсия в сельские районы Чечни

понедельник, 12 декабря 2016 г.

Россия будущего рождается на Дальнем Востоке



Юрий Алексеевич АВДЕЕВ, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, директор Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов, член Общественного Совета по стратегическому развитию Владивостока, кандидат экономических наук – энергичный, неравнодушный, жизнерадостный человек. Даже в трудные времена он мыслит позитивно, предлагая свои экономические рецепты для лучшей жизни на Дальнем Востоке.

Область научных интересов Ю.А. Авдеева – проблемы территориальной организации и регионального развития. Сфера ответственности: региональные проекты в области социально-демографического, территориального развития, миграции населения, а также стратегии социально-экономического встраивания России в АТР.

В 1972 году окончил экономический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Там же заканчивал аспирантуру (1974-1977 годы) и защитил кандидатскую диссертацию. Автор около 200 научных публикаций.

Опыт работы. Тихоокеанский институт географии Дальневосточного научного центра АН СССР с 1972 года. Совет народных депутатов, заместитель Председателя Владивостокского городского Совета народных депутатов (1990 – 1994 годы). Инициатор открытия г. Владивостока в 1990 году, руководитель и организатор разработки проекта «Большой Владивосток» (1990-1993 годы). Главное управление Центрального банка РФ по Приморскому краю (заведующий сектором) (1994 – 2002 годы). Директор филиала Акционерного коммерческого банка Кредитпромбанк (г. Москва) (1995-1996 годы). В Тихоокеанском центре стратегических разработок (2002-2007 годы) возглавлял Институт региональных проектов, занимался разработкой Стратегии развития Приморского края, 18 целевых программ, участвовал в подготовке двух докладов губернатора на Госсовет РФ (по развитию рыбной отрасли России и инфраструктуры морского флота). В 2004 году учредил АНО «Азиатско-Тихоокеанский институт миграционных процессов», в котором подготовил два доклада по заказу Счётной палаты РФ. И снова – Тихоокеанский институт географии Дальневосточного отделения РАН.

Юрий Алексеевич знает нашу газету с года её создания, был одним из её первых читателей, и как он сам говорит, «немножко её корреспондентом». И вот уже много лет он наш постоянный автор и добрый друг редакции. Уходящий год для Юрия Алексеевича юбилейный, поэтому мы побеседовали с ним не только, как обычно, на экономические темы, но и учитывая круглую дату.


– Юрий Алексеевич, вы родом из Донбасса…, расскажите о себе, вашем детстве. Какие события сильнее всего повлияли на ваш жизненный путь?

– Мои первые 20 лет жизни прошли в городе Краматорске Донецкой области. В первый послевоенный год родилось заметно больше детей, чем в год Победы. Моим первым географическим открытием стал город Бодайбо, где-то ну очень далеко, откуда приходили редкие письма от отца. Что он там делал и почему там, я не понимал, он вернулся домой холодной весной 53-го. Мама, уходя рано утром на завод, занимала очередь за хлебом, а я должен был купить булку и потом бежать в детский сад. От дошкольного выпуска до выпуска из 11 класса школы нас дошло 18 человек. С некоторыми, кто оказался за пределами Украины, поддерживаю связь и сегодня. А мечта о полувековом юбилее выпуска в 2014 году разбилась событиями, которые в самом дурном сне не могли присниться. Думаю, хорошо, что родители не дожили до этого времени.

Значительная часть той жизни связана с Ново-Краматорским машиностроительным заводом им. И.В. Сталина. Картинка из детства: под стенами завода стоящий транспорт, гудки и рыдающая воспитательница в момент похорон вождя. Там работали мои родители, работал весь город. В школе я получил профессию токаря, обучаясь на заказах завода, там начинал свою трудовую биографию, и там же в 18 лет принял осознанное решение заняться изучением политической экономии, надеясь найти ответ на вопрос: почему люди так плохо живут?

А где искать? Конечно же, в Московском государственном университете. На Ленинские горы, с виду невысокие, взбираться пришлось три года, но с этой высоты вдруг открылись удивительные горизонты. Мог ли я мечтать увидеть В. Высоцкого или Ю. Кима, чьи песни пели у костра, слушать лекции тех, чьи статьи читал в центральных газетах, присутствовать на заседаниях учёного совета, где разворачивались жаркие дискуссии по поводу товарного производства при социализме. И, конечно же, Москва: музеи, театры, улочки и переулочки. Не скажу, что был фанатом своей идеи, или чем-то нужно было жертвовать, хотя соблазнов хватало. Даже то, что «чистую» политэкономию пришлось поменять (совместить) со специализацией в области демографии, принял как должное: политэкономия и народонаселение, где же ещё я мог искать ответ на свой вопрос?

Собственно, с этим багажом приехал во Владивосток, которым восхищался с самого первого дня, и так уже 44 года. Самым сильным впечатлением первого времени было море, и первая экспедиция по краю, когда за сезон проехал практически по всем районам и городам.

– Когда вы решили, что станете учёным?

– Может странно, но я никогда не думал над тем, буду ли я учёным. И сегодня не стал бы утверждать, что таковым являюсь. Да, докопаться до истоков того или иного процесса, явления, – интересно, проанализировать, как будут развиваться события, тоже интересно, сформулировать рекомендации, предложить возможные альтернативы, – да, если в этом и есть предназначение науки, тогда конечно…

На этот счёт есть разные представления и о науке, и об оценке её результатов. На протяжении многих лет работы в Академии наук я наблюдаю за тем, с какими мерками подходили к оценке индивидуального вклада каждого: то по количеству страниц или знаков, то по количеству публикаций, индексу цитирования, но никогда – по содержанию. Беда в том, что по мере углубления исследователя в собственный предмет – развивается процесс дифференциации знаний, мы всё дальше удаляемся друг от друга, и оценить объективно результат коллеги нет никакой возможности. С одной стороны, это единственный способ получения новых знаний, но с другой – сюда недопустимо вторгаться с какими бы то ни было формальными мерками. Другое дело, когда научный коллектив нацелен на конечный результат, который получен за счёт объединения усилий специалистов в разных областях знаний, или то, что называется интеграция научного знания. В этом случае и подход к оценке вклада каждого, и понимание того, что должно быть на выходе, будут понятными и не потребуют подсчёта количества написанных страниц, публикаций и т.д. Работая в Тихоокеанском институте географии, где были собраны специалисты, как они сами шутили «от геологии до гинекологии», я понимал, что для этого коллектива самым важным является выход на интегральный результат, как его в самом начале формулировал директор-основатель института член-корреспондент АН СССР А.П. Капица: прогноз изменений в природной среде под воздействием хозяйственной деятельности человека. В решении этой задачи объединялись усилия математиков и географов, экономистов и медиков, энтомологов и ботаников – все должны были работать на единый результат, а, значит, постановка задачи и ответ на неё были понятны и исполнителю, и руководителю.

– Расскажите о своих научных интересах, достижениях. Как интересы менялись с годами, что из сделанного вами до сегодняшнего дня считаете наиболее значительным достижением в науке?

– Мои научные интересы были и остаются сосредоточенными в поисках ответов на вопросы: какие перспективы у Дальнего Востока, при каких условиях он сможет стать локомотивом социально-экономического развития всей России, что для этого должно быть сделано? Многое из того, о чем писал 25 лет назад, сегодня реализовано, а что предсказывал в 80-х годах прошлого столетия, пока не сбылось, но направление указано верное, и к этому мы ещё придём. Сожалеть можно лишь о том, что реализуются идеи, во-первых, с запозданием в несколько десятилетий, во-вторых, мягко говоря, в несколько искаженной интерпретации, а в-третьих, уже и не понимаешь, твои ли это идеи…

– Как в вас уживаются учёный и общественный деятель? Помогают или борются за главный ресурс – ваше время?

– Как уживаются? – Судя по всему, так была организована моя жизнь всегда. Я не помню времени, когда было иначе. И в школе, в университете, а потом и в институте, и до сих пор так продолжается. Приходится уплотнять свой график, а так одно с другим уживается, и даже удаётся каждый раз извлекать из такого сочетания пользу. Контакты расширяют кругозор, позволяют обкатать новые идеи, что-то подправить, а на чём-то настаивать.

– Если начать всё сначала, выбрали ли вы эту жизнь, профессию или пошли бы совсем другой дорогой?

– Человеку свойственно недооценивать те ресурсы, которыми он обладает в каждый данный момент. Если бы вдруг была возможность начать все заново, пошёл бы тем же путем, только постарался бы уплотнить время, заполнить его содержанием там, где разбазаривал его попусту, стал бы более бережно относиться ко времени и к людям. Ведь сколько было возможностей узнать что-то новое, а в это время занимался какой-нибудь чепухой! Как велико количество людей, с которыми не успел договорить, услышать дельный совет или остался непонятым, потому что не успел подробнее рассказать о своей идее! Вот для чего хотелось бы вернуть ушедшее время.

– Каковы ваши планы на ближайшее десятилетие? Чего вы хотели бы достичь за это время как учёный, общественный деятель, глава семейства?

– Надеюсь, что за это время удастся убедить тех, кто принимает решения, что Дальний Восток является единственно реальным источником развития России в нынешнем столетии, что сегодня не на словах, а на деле необходимо концентрировать ресурсы на прорывных направлениях, связанных с освоением Мирового океана, космического пространства, и культурной интеграции со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. – И всё это, есть такая тайная мысль, изложить в книге, которая бы так и называлась: «Моё открытие Тихоокеанской России». Ну а в качестве сверхзадачи – надеяться, что эти идеи станут своими для моего внука и для всех тех, кто выберет для себя эту дорогу, для кого этот проект станет делом жизни. 

– Что бы вы пожелали молодым учёным, предпринимателям, решившим связать свою жизнь с Дальним Востоком?

– Ну что можно пожелать тем, кто связывает свою судьбу с этим регионом? – Я всегда говорил, что те, кто отсюда уехал, ещё очень здорово пожалеют об этом, потому что именно здесь разворачиваются наиболее интересные созидательные события. Всё то, что мы видим сегодня, есть лишь прелюдия к тому, что здесь будет разворачиваться в ближайшие десятилетия. Именно здесь любой и каждый сможет себя реализовать так, как он этого не сможет сделать нигде. Поэтому тем, кто пытается найти себя на Дальнем Востоке, хочется пожелать смотреть с оптимизмом в будущее, вы на верном пути, и никакие трудности не должны сбивать вас с него. Силу и уверенность каждому из вас должно придавать понимание, что именно здесь складывается будущее всей страны, ваше благополучие, и счастье ваших детей и внуков.

***

«Вспоминая о жизни на Дальнем Востоке, работе в Дальневосточной науке, было бы несправедливо не отметить газету «Дальневосточный учёный» Мне посчастливилось быть одним из первых её читателей и немножко её корреспондентом. И скажу без лести, что всегда находил на страницах «ДВ учёного» много интересных статей. Мне всегда нравилась идеология, которую последовательно и точно проводила газета. Хочу поздравить весь коллектив газеты с очередной годовщиной и наступающим Новым 2008 годом!» – это ваши слова, Юрий Алексеевич. Можно ли перенаправить их в 2017-й? Может быть, добавите немного – пару предложений о нашей газете для наших читателей, ведь время не стоит на месте (к сожалению или к счастью)…

– Я бы сохранил все слова, сказанные девять лет назад, но предстоящий год и для нашей газеты, и для её читателей может оказаться своеобразным рубежом между академической наукой ушедшего века и академической наукой будущего. И здесь важно, чья позиция окажется более убедительной: пока побеждают чиновники, и радостно подхватившие эту тему журналисты, не понимая, что пилят даже не сук, а дерево, плодами которого питаемся мы все. А противостоять этому может только сильная позиция научного сообщества, исключающая конформизм, и иллюзии, что все рассосётся само собой. – Поэтому хочется пожелать всем нам большей убежденности в правоте своего дела, смелости в отстаивании своих позиций, а главное – каждый день доказывать, что без науки в современном мире нам не выжить. И в этом я вижу предназначение «Дальневосточного учёного».