суббота, 6 августа 2016 г.

6 августа – День памяти жертв атомной бомбардировки японского города Хиросимы. Сверстницы Садако

Август.
Небо пронзает криком
Бумажный журавлик...


Для моего поколения мир – величайшая драгоценность и благо: мы воспитаны дедушками и бабушками, прошедшими через все немыслимые ужасы войны, заплатившими своей кровью, потом, лишениями за свободу нашей страны и чистое мирное небо над нами... А наши родители – дети войны…
«Дети войны». Нет ничего более несовместимого, взаимоисключающего друг друга, чем слова «дети» и «война». Сколько миллионов изувеченных судеб, растерзанных юных жизней. А число их растёт и растёт… Многие годы традиционно самый первый урок у наших первоклассников – «Урок Мира». В самых первых наших учебниках рассказаны трагические истории и о Тане Савичевой, погибшей в блокадном Ленинграде, и о японской девочке Сасаки Садако – жертве ядерной бомбардировки Хиросимы...
6 августа 1945 год. На японский город Хиросима была сброшена первая в истории человечества атомная бомба.
 Сасаки Садако
Садако (1943-1955 гг) во время ядерной бомбардировки было два года. Малютку взрывной волной вынесло через окно из дома, находившегося примерно в полутора километрах от эпицентра взрыва. Но она осталась жива. Первые признаки лучевого недуга проявились только в январе 1954 года, когда она уже была пятиклассницей школы Нобори (ныне – историко-культурный памятник ЮНЕСКО). 

Сасаки Садако. 1955 год
3 августа от своей лучшей подруги Хамамото Тидзуко она узнала о легенде: заветное желание человека, сложившего тысячу бумажных журавликов, обязательно сбудется, он может исцелиться от любой болезни. Искренне уверовав в это, Садако умерла, до самого последнего момента складывая журавликов. По одним данным, она успела сделать 644 журавлика, по другим – больше тысячи, её похоронили вместе с ними... Но в семье долгие годы хранился один, смастерённый её руками. Он из обёрточного целлофана, крошечный, всего один сантиметр длиной при расправленных крыльях. В 2013 году старший брат Садако – Сасаки Масахиро – преподнёс его в дар школе Нобори, где он сейчас бережно хранится...

Благодаря усилиям учителей и учащихся школы Нобори – родной школы Садако – её история получила в Японии широкую огласку и затронула людские сердца: за два месяца до кончины девочки школьники из района Тикуса г. Нагоя прислали бумажных журавликов в больницу, куда поступали на лечение «хибакуся» – жертвы ядерной бомбардировки. Основная часть журавликов предназначалась для Садако... Она стала моделью для памятника «Дитя ядерной бомбардировки» в Мемориальном парке Мира в Хиросима, куда ежегодно со всего мира присылают до 10 млн бумажных журавликов, ставших символом призыва к миру и дружбе...

Статуя Садако Сасаки, венчающая Детский мемориал Мира в Парке Мира в Хиросиме

Как сложилась бы жизнь Садако, если бы она продолжила жить? Возможно, ответ будет найден в судьбах трёх женщин – её сверстниц?..


Мацумура Тиэко (декабрь 1945 – май 1986 гг), как и Садако, была в Хиросиме во время ядерного взрыва. Она ещё находилась в утробе матери... Лучевая болезнь настигла её на 41-м году жизни, но эта женщина успела познать и радость материнства, родив двух замечательных сыновей, и стать замечательным преподавателем обществоведения в средней школе г. Такацуки, где её уважали и любили. Мацумура-сан была жизнелюбива, открыта для общения. Обладала большой эрудицией и широким кругом интересов, была ярким талантливым человеком: чудесно пела, превосходно играла на аккордеоне, прекрасно разбиралась в поэзии. Как и другие «хибакуся», она осознавала, что последствия ядерного облучения могут проявиться в любой момент. Поэтому ценила отпущенное ей время, жила полноценной насыщенной жизнью, отводя себе на сон только три часа в сутки.

Мацумура Тиэко 
Занимая активную гражданскую позицию, Мацумура-сан испытывала глубокую симпатию к нашей стране. Постаралась передать её и японским школьникам: она дважды (1980, 1982) приезжала в Находку в составе японских детских делегаций, проводивших свои летние каникулы в пионерлагере «Волна» вместе с нашими приморскими пионерами. Под впечатлением от этих вместе проведённых дней некоторые, тогда совсем юные японские девочки и мальчики, после окончания школы поступили в университет на факультет русского языка… Конечно, Мацумура-сан, «наша Тиэко», сразу стала одной из всеобщих любимиц! Во время её второго приезда многие дети из прежней смены двухлетней давности приезжали в лагерь, чтобы хоть ненадолго с ней повидаться...

Мацумура Тиэко в составе делегации японских школьников на приёме в мэрии г. Находка. Август, 1982 год


Мацумура Тиэко – вторая слева
В своей статье, опубликованной в журнале «Кё-но сорэнпо» («СССР сегодня»), Мацумура-сан с глубокой теплотой пишет о проведённых в Приморье днях, о наших детях и взрослых, в лице которых она нашла друзей и единомышленников. «Как «хибакуся» и как педагог я постоянно пытаюсь привить стремление к миру! У нас родственные души, а это, уверена, теперь только укрепило наше добрососедство... Давайте вместе своими руками, в мире, крепить связи наших стран, где живут наши настоящие друзья!»… «Наша Тиэко»... Весть о её преждевременной кончине болью резанула и по приморским сердцам. Боль Хиросимы стала нашей личной болью. Прошло уже ровно тридцать лет… Но мы помним... Спасибо за короткую жизнь, отданную людям!


... В 1974 году вся страна завороженно смотрела фильм А. Митты «Москва, любовь моя» – историю о трагической, как и реальная судьба Мацумура Тиэко, судьбе японской балерины, на взлёте жизни погибшей от последствий ядерного облучения, полученного в Хиросиме. Главную роль – Юрико – сыграла великая японская актриса Курихара Комаки (род. 1945). 

Курихара Комаки 
Госпожа Курихара не нуждается в представлении: актриса редчайшего многогранного дарования, блестящий каллиграф, создатель собственного театра, общественный деятель (советник ЮНЕСКО по делам детей, заместитель Председателя организационного комитета фестиваля Русской культуры в Японии), человек острого ума, высокой культуры и редкой доброжелательности, открытости и внимания к окружающим. Она как истинный настоящий друг нашей страны на протяжении долгих лет является проводником русской культуры в Японии. Родившаяся через четыре дня после страшной американской бомбардировки Токио, когда в пожарах заживо сгорело больше ста тысяч человек, эта женщина помнит послевоенное детство и знает цену мирного неба. Тема войны проходит красной нитью через её творчество в кино... Поэтому она столько усилий прилагает к тому, чтобы сохранить для детей мир на Земле.

В 2013 году во время своего визита во Владивосток госпожа Курихара нашла время в своём плотном графике для посещения Детской школы искусств №3 г. Владивостока (ДШИ №3), где педагогический коллектив под руководством директора С.В. Токарева многие годы ведёт плодотворную работу по воспитанию у воспитанников уважения и любви как к своей родной культуре, так и уважения к культуре других стран, давая уроки настоящего интернационализма. До сих пор не стёрлась радость этой встречи! Сильно выросла и окрепла сосёнка, посаженная госпожой Курихара во дворе школы. А как горели глаза у детей, когда они лично вручали нашей всенародно любимой актрисе свои рисунки и поделки! И бумажные журавлики... Эти бумажные журавлики ровной шеренгой стояли на комоде – на самом видном месте у неё в номере - до самого отъезда...

Курихара Комаки в Детской школе искусств №3 г. Владивостока. Сентябрь, 2013 год
В память о встрече Курихара Комаки сажает сосну на территории Детской школы искусств №3 г. Владивостока

За три года сосенка Курихары Комаки подросла и превратилась в зелёную пушистую красавицу

Такие же бумажные журавлики вместе с «пастушьей сумкой» из множества сердечек с надписью «мир» были посланы потомками «Бессмертного полка» мэру г. Хиросима как жест доброй воли и призыв к миру и дружбе между нашими странами в прошлом году – году семидесятилетия ядерной бомбардировки Хиросимы. Их передала (сначала – в мэрию, а потом – в школу Нобори) большой друг нашей страны, уроженка Хиросима госпожа Кобаяси Тикако (родилась в 1943 году). Она избежала ядерного излучения: по счастью, во время бомбардировки она находилась у родственников.

Госпожа Тикако Кобаяси вручает сердечки и журавлики от владивостокцев директору школы Нобори господину Т. Сэгава
Мы уже рассказывали нашим читателям об этом замечательном человеке – талантливой художнице, писательнице, борце за мир, общественном деятеле, принимающей постоянное участие в волонтёрских программах помощи инвалидам и престарелым, в программе ООН по борьбе с пехотными минами. Много сил и энергии она прилагает к укреплению дружеских связей детей Владивостока и Японии, в том числе, уже шесть лет курирует российско-японский детский проект «От сердца – к сердцу». В июне в рамках этого проекта состоялась очередная выставка рисунков учеников ДШИ №3 и других владивостоккских школьников в г. Нирасаки (префектура Яманаси). А значит, новые посетители узнали о жизни в России, у нас появились новые друзья...


Более десяти лет Кобаяси-сан дружит с сотрудниками Ботанического сада-института ДВО РАН. Именно она способствовала приданию международного статуса «Дню рододендрона», она – первая из иностранцев стала присылать на конкурс рисунки японских детей. К слову, сотрудники Ботсада с радостью поддержали прошлогоднюю инициативу ДШИ №3: благодаря Кобаяси-сан их бумажные сердечки с призывом к миру и их фото с бумажными журавликами увидели жители Хиросима...


Сейчас Кобаяси-сан активно налаживает связи между ДШИ №3 и школой Нобори, где училась Садако: осенью прошлого года она прислала «ответные сердечки» первоклассников, диск с конкурсным выступлением школьного хора на всеяпонском конкурсе школьных хоров, где он завоевал золотую медаль. Эту запись показали зрителям на отчётном концерте ДШИ №3 в апреле этого года. А в ответ зазвучало: «Вместе весело шагать...». Надеемся, что благодаря стараниям Кобаяси-сан с осени завяжется и переписка между учениками этих двух школ... Пожелаем нашему дорогому другу здоровья и свежих сил!

Бумажные сердечки первоклассников школы Нобори, присланные в дар ДШИ №3. 2015 год
 

Три судьбы трёх замечательных женщин – таких разных, но в главном схожих: в беззаветном стремлении к миру и дружбе, в чёткой гражданской позиции, в отношении к людям, которым они отдают своё сердце и весь свой талант. В борьбе за мирное будущее всех детей. Знаменитая японская антивоенная песня о Хиросиме «Голубое небо» начинается так: «Голубое небо хочу передать детям таким же голубым»...  Наши дети... как и их сверстники во всём мире, погружённые в компьютерно-гаджетовую реальность... В сегодняшнем политическом, экономическом, религиозном киселе бытовой повседневности как часто мы говорим с ними о самом главном? Вспомните, как говорили о самом главном наши бабушки и дедушки? «Только чтобы не было войны!» 

…ТОЛЬКО ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ!!!

Садако. Текст на рисунке: "До сих пор Садако на небесах продолжает складывать бумажные журавлики: «Буду складывать журавликов, пока во всём мире не прекратятся войны!»". Рисунок Кобаяси Тикако

Благодарим за предоставленные материалы госпожу Кобаяси Тикако и руководство ДШИ №3.

Андрей ПАВЛЕНКО



пятница, 5 августа 2016 г.

Видные приморские учёные ДВО РАН выступили против бюрократии


По их мнению, наукой в России "рулят" чиновники, а не профессура

Академики, члены-корреспонденты и доктора наук РАН со всей России оставили свои подписи под открытым письмом президенту Владимиру Путину с требованиями убрать чиновников от управления наукой. Подписались под ним и видные приморские учёные.

Учёные Дальневосточного отделения Российской академии наук поддержали коллективное письмо к Владимиру Путину, в котором учёные выступили против действий Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Это организация из числа чиновников, фактически управляющая Академией наук после реформы 2013 года. Одной из главных претензий обратившихся стала реорганизация институтов РАН, проводимая без одобрения учёных и, по их мнению, зачастую не очень уместная. Дело в том, что теперь институты объединяют не по отраслевому признаку, а по территориальному – в итоге математики соседствуют в одном научном центре с историками и так далее. Таким образом, эффективность каждого отдельного института, по мнению подписантов, снижается. (Текст письма опубликован здесь).

Многие приморские учёные поставили свои подписи под обращением. Однако, как ни странно, главной проблемой они считают не реорганизацию институтов, а сложность, неэффективность нынешней системы управления наукой. По мнению учёных, именно такая ситуация сложилась после образования ФАНО и передачи ему ряда полномочий. О главных минусах реформы отечественной науки корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказал вице-президент Русского географического общества, директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН, академик Пётр Бакланов. «Существование ФАНО привело к увеличению бюрократии. Надо понимать, что теперь управление фундаментальной наукой будет постепенно переходить к этой организации. Но это не задача чиновников! Они не смогут этого сделать, поэтому система не продержится долго. Есть ещё один момент – многих задевает проводимая агентством реорганизация. Объединяются институты, научные группы, соответственно, они теряют право юридического лица», – рассказал он.

При этом, по словам учёных, реального функционала у Федерального агентства научных организаций нет. Как пояснил доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН Александр Саранин, первоначально ФАНО должно было заниматься исключительно хозяйственной деятельностью. Однако вместо этого данный орган фактически дублирует работу других организаций. «Предполагалось, что появление ФАНО разгрузит нас, учёных. На деле реальной помощи от этой организации не последовало. Более того, добавление ещё одной чиновничьей организации в управление наукой только усложнило этот механизм. Сейчас ФАНО, например, дублирует функции некоторых фискальных органов, которые проводят проверки. То есть просто добавляется ещё одна проверка, при этом совершенно ненужная», – рассказал Александр Саранин.

По мнению доктора биологических наук, главного учёного секретаря ДВО РАН Виктора Богатова, сейчас в российской науке сложилась парадоксальная ситуация – «рулят» ей не учёные, а чиновники. «Всё, что написано в письме, соответствует моим взглядам и опыту работы в условиях реформы РАН. В своё время министр образования Ливанов заявил о том, что Академия как система управления наукой себя изжила. Дескать, нужны какие-то новые формы в духе времени. В результате управление передали от учёных к чиновникам. Ничего хорошего я в этом не вижу – система управления стала неповоротливой, менее эффективной, чем была», – подчеркнул он. При этом он пояснил, что происходящая реорганизация институтов РАН – вынужденная и не всегда негативная мера. Дело в том, что сейчас в управлении ФАНО находится более 1000 учреждений, и управлять таким количеством юридических лиц чрезвычайно сложно. Поэтому их и объединяют. Между тем некоторые подобные слияния, по мнению Виктора Богатова, могут даже помочь науке. «Часть подобных слияний, если там будет научная основа, станут положительным опытом. Например, Национальный научный центр морской биологии, в котором объединятся Приморский океанариум, Институт биологии моря и Дальневосточный морской заповедник. Хотя надо понимать, что каких-то больших слияний на Дальнем Востоке у нас ещё не было. ФАНО в своё время заявляло о желании объединить все научные центры Камчатки в один – хотя с точки зрения науки это бессмысленно. Но этого, к счастью, не произошло. Поэтому именно вопрос реорганизации нас пока не очень затрагивает», – сообщил учёный.

Источник здесь