пятница, 29 апреля 2016 г.

Новое издание. Вышла в свет книга «Генетическая одиссея человека» на русском языке


Переводчик – бывший сотрудник Тихоокеанского института биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН – Светлана Ковальчук.

От издателя:
«Факт существования единственного предка, давшего начало всему сегодняшнему разнообразию, не означает, что в то время жил лишь один человек. Это значит лишь то, что потомки других людей, живших в то время, вымерли». (Уэллс Спенсер)

О чём книга

Об эволюции человеческого развития. Книга основана на исследованиях дезоксирибонуклеиновой кислоты, которые доказывают следующее: ДНК – это не обычная молекула в человеческом организме и даже не просто молекула, несущая в себе прямые гены родителей. Это целый зашифрованный исторический документ! Его расшифровкам и, как следствие, экскурсу в историческое прошлое человечества и посвящена эта книга.

Почему книга достойна прочтения

– Эволюционный смысл рекомбинации хромосом ДНК.

– Тесная связь между возникновением обезьян, африканских племен и нас с вами.

– Причины выживания и эволюционирования популяций – анализ существующих теорий и их корректировка.

– Оригинальное построение книги: рассказ о происхождении человека как путешествие во времени в качестве биологического вида.

– Красочные иллюстрации в виде эксклюзивных фотографий.

– Обязанность познать себя и принять участие в генетических исследованиях как часть глобальной истории человечества.

Для кого эта книга

Рассчитана на широкую аудиторию.

Кто автор


Уэллс Спенсер – популяционный генетик и антрополог, исследователь-партнёр Национального географического общества США и профессор Корнеллского университета. Руководитель проекта «Генография» (The Genographic Project). Получил степень бакалавра наук в области биологии в Университете Техаса в Остине в 1988 году, и степень доктора биологии в Гарвардском университете в 1994 году, специализируясь в области популяционной и эволюционной генетики. С 2001 года выступает в качестве независимого учёного, писателя и кинорежиссёра. Его фильмы показывали на телеканалах «PBS», «Discovery» и «National Geographic».

Источник здесь

вторник, 26 апреля 2016 г.

Владимир РАКОВ: «Наши бухты и заливы — это отстойники»


Что мешает Приморью преодолеть «мусорный кризис», рассказал Владимир Александрович РАКОВ, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичёва ДВО РАН.

— Владимир Александрович, насколько серьёзно стоит во Владивостоке проблема загрязнения окружающей среды?
— Очень серьёзно по сравнению с большинством других городов, во многом потому, что чистая вода поступает в город со Шкотовского района, где находится водохранилище, а сбрасывается в Амурский залив, в Золотой Рог, которые являются федеральной собственностью, за которые ни муниципалитет, ни край не несут ответственности. По этой причине наши бухты и заливы служат отстойниками, куда всё уходит в неочищенном виде. Пойдите на любую речку, и вы увидите помойку, где бежит канализация. В Москве, например, такого нет.
— Значит, одна из главных проблем — разграничение зон ответственности?
— Совершенно верно. Море — федеральная собственность, и поэтому каждую выброшенную туда бутылку подбирать должна Москва. Свалки на берегу или мусор, выброшенный на лёд в зимний период, официально не подведомственны городу. Та же история с лесным фондом. А если это частный сектор, его жители вынуждены скидываться, чтобы вывезти горы мусора, которые они собирают во время субботника. Возьмем Русский остров — когда там строился студенческий городок, мусор свозили к мысу Тобизина и сваливали чуть ли не в море, в овраги, где до сих пор существует незарегистрированная свалка. Подобных островных свалок очень много, и в лучшем случае туда иногда приезжает бульдозер, чтобы присыпать сверху землей всё это безобразие, как говорится, «с глаз долой — из сердца вон». Так ведь гораздо проще, чем по мосту везти на городской полигон ТБО — единственный во Владивостоке.

— Кстати, как обстоят дела с нашумевшими очистными сооружениями?
— Университет производит немало вредных выбросов. Очистные со­оружения получили отрицательное заключение экологической экспертизы, и в бухту Новик по-прежнему сбрасывают «условно очищенную» или грязную воду.
— Много ли несанкционированных свалок на материке?
— Полно. В лесу, вдоль дорог, в любом овраге. Каждый, кто пользуется электричкой, может оценить горы мусора вдоль железнодорожных путей, особенно за Второй Речкой. Если в самом городе, на центральных улицах как-то убирают, наводят лоск, то стоит удалиться в сторону старых бараков, частного сектора, и вы увидите масштабы проблемы.
Я сам часто, проезжая в электричке, наблюдал свалки, протянувшиеся от Моргородка до самой Первой Речки, — самосвалы регулярно пополняют их, возможно, по ночам. Это тяжёлая ситуация, которую не изменить разовыми акциями. А для того чтобы собрать и вывезти всё накопившееся, наверное, нужно будет построить ещё один полигон бытовых отходов во Владивостоке, потому что тот, что работает сегодня, явно не справляется, да и кто будет платить деньги, чтобы сдать туда «ничейный» мусор.
— Штрафная система в данном случае абсолютно бесполезна?
— Штрафы мизерные и совсем не бьют нарушителей по карману. Юрлицам зачастую проще заплатить штраф, чем убраться. Так же обстоит дело и с жидкими отходами. Приведу примером недавнюю ситуацию на Угловой, куда в прошлом году мы ездили на нефтебазу и с помощью прокуратуры проникали на её территорию, так как иначе нас туда просто не пускают. Показывали результаты химического анализа воды, доказывали, что «именно нефтепродукты, вылитые в речку с вашей нефтебазы, стали причиной загрязнения, а выше вас вода чистая». То есть надо ещё доказать, кто виноват. Обычно предприятия платят незначительную сумму и до следующего штрафа продолжают мусорить.
— А как обстоит дело с особо вредными производствами? Они загрязняют окружающую среду безнаказанно?
— Дело в том, что у многих предприятий этот вред запланирован. Допустим, строится завод в Находке — у него в плане тысячи тонн выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, столько-то тысяч тонн грязной воды, мусора в год. За ущерб, нанесенный окружающей среде, платится компенсация, если это описано в проекте. Заплатить всегда легче. В краевом управлении Росприроднадзора нередко можно увидеть очередь из сотрудников проштрафившихся предприятий.
— А выбросы с многочисленных киосков c шаурмой являются проблемой?
— Я живу в районе Третьей Рабочей. Там есть киоски, где жарят пирожки и т. п. Все они приспособились: отходы своей деятельности, которых накапливается не так много, — допустим, ведро-два в день, — сливать по ночам в обычную ливневую канализацию, куда должна попадать только чистая дождевая вода. И такое у нас творится сплошь и рядом, везде. Поймать нарушителя за руку очень сложно, да и кто будет этим заниматься?! Так что я не возлагаю больших надежд на скорое разрешение ситуации, которая длится уже не одно десятилетие.

КОММЕНТАРИЙ 

Татьяна Сергеевна ВШИВКОВА, член Общественного экспертного совета по экологической безопасности, сохранению окружающей среды и воспроизводству биологических ресурсов в Приморском крае: «Посмотрите на наши речки — мусор везде, и никому до него нет дела. В полицию, сколько ни пишем, — никто не реагирует. А бездействие Росприроднадзора просто вызывает возмущение, ведь эта структура оставляет без внимания все обращения, все предоставленные ей материалы. Нам говорят, что маленькие речки вообще не внесены в водный реестр, а значит, никому до них нет дела.
Помимо несанкционированных свалок есть немало других проблем. Владивосток — и так город экологически неблагополучный, но зелёные насаждения продолжают беспрепятственно вырубаться. В градостроительном плане леса вообще не обозначены, а порубочные талоны на деревья выдаются регулярно. Я считаю, что те, кто получает деньги за чистый город, должны действительно работать — ездить с утра до вечера вместе с полицией, реагировать на каждое обращение, чтобы ни одно письмо не оставалось без ответа. Сегодня, увы, проблемы окружающей среды оставлены без внимания».
Источник здесь

понедельник, 25 апреля 2016 г.

ДВФУ подводит итоги «Тотального диктанта» – 2016



На торжественном награждении участников «Тотального диктанта» – 2016, которое состоялось 23 апреля, стали известны имена самых успешных его участников. В числе немногих победителей, написавших на «пятёрку» очень сложный текст, оказались студент ДВФУ Александр Воронин и выпускница ДВФУ Алёна Губкина.


Результаты «Тотального диктанта» – 2016 очередной раз удивили. Если в 2014 году диктант во Владивостоке написали на «5» 16 человек из 800 участников, а в 2015-м – 68 из 1100, то на этот раз только четыре человека из более чем полутора тысяч участников удостоились отличной оценки. Это студент третьего курса Школы экономики и менеджмента ДВФУ Александр Воронин, выпускница ДВФУ Алёна Губкина, первокурсница ВГУЭС Ольга Абдулина и участница, которая была названа на награждении как госпожа Кислова. На «хорошо» диктант написали около 70 человек.

«Виновником» таких результатов стал автор текста диктанта детский писатель Андрей Усачёв. Его рассказ под названием «Этот древний-древний-древний мир!», кратко описывающий историю зарождения театра, письменности и Олимпийских игр, был составлен с очень сложной пунктуацией, что и стало самым трудным в диктанте. С этим текстом можно познакомиться по ссылке.


Как сообщила одна из организаторов «Тотального диктанта» во Владивостоке кандидат филологических наук, руководитель образовательной программы «Филология (русский язык и литература)» Восточного института – ШРМИ ДВФУ Наталья Милянчук, в этом году текст был действительно сложный. По ее словам, даже те, кто написал этот диктант на «3», могут считать себя очень грамотными людьми. Но малое количество «пятерок» – не единственная особенность этого диктанта. Оказывается, в этом году очень успешно написали диктант иностранцы, для которых был разработан специальный тест. Над этим заданием трудились около 200 человек. Из 175 сданных работ 41 получили 90 баллов из возможных 100. Как отмечают организаторы, это очень высокий показатель.

По приблизительным подсчетам количество иностранцев, писавших диктант во Владивостоке, составило 20 % от мировой аудитории.


– «Тотальный диктант» во Владивостоке – один из самых успешных в мире, – сказал директор дальневосточного филиала фонда «Русский мир», президент Азиатско-тихоокеанской ассоциации преподавателей русского языка и литературы Александр Зубрицкий. – Столица Приморья сегодня – это центр русистики, русского языка как иностранного, а также центр российского влияния мягкой силы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мягкая сила – гораздо эффективнее любого оружия. Благодарю всех иностранцев за любовь к нашей стране, за то, что они у нас в гостях, любят Владивосток и присоединились к акции.


Отметим, что уже несколько лет ДВФУ является одним из основных организаторов популярной международной образовательной акции «Тотальный диктант» во Владивостоке. В этом году она прошла на всех шести континентах, в ней приняли участие жители 477 городов России и 257 городов мира, в том числе такие удаленных, как Йоханнесбург (ЮАР), Куала-Лумпур (Малайзия), Лиссабон (Португалия), Веллингтон (Новая Зеландия). Общее число участников акции составило более 140 тысяч человек, более одной тысячи написали тест для иностранцев «Труд». В сравнении с данными прошлого года общие показатели возросли на несколько процентов.

Впечатлениями об участии в «Тотальном диктанте» с нами поделился и Александр Воронин, которого мы можем назвать самым грамотным студентом ДВФУ в 2016 году:

– «Тотальный диктант» привлек меня еще в 2014 году. Тогда я был на первом курсе и пошел на него вместе с другом просто ради интереса. К своему удивлению, я написал его на «4». Нынешний диктант стал для меня третьим по счету, но оценку «отлично» я получил впервые, чему очень рад, так как текст в этом году отличается своей непростой авторской пунктуацией. За «пятерку» я получил призы – чай и книги от спонсоров акции, пригласительный на двоих в краевую филармонию и, конечно, грамоту об участии. Я с удовольствием каждый год пробую свои силы в «Тотальном диктанте», так как еще со школы понял, что у меня есть некая тяга к изучению русского языка и на уроки русского я ходил с удовольствием. Обязательно увидимся на «Тотальном диктанте» – 2017!


Остров.ру,
Фото vl.ru, Анастасии КОТЛЯРОВОЙ


Источник здесь

суббота, 23 апреля 2016 г.

Угольный терминал в Приморье не получил одобрения экологов

Порт «Посьет» 
 Известный учёный рассказал, чем чревато строительство нового порта

Главное управление государственной экспертизы одобрило проект открытого угольного терминала «Порт Вера» в Приморье. Члены экспертной комиссии подтвердили, что результаты инженерных изысканий и проектной документации соответствуют всем установленным требованиям. Это означает, что уже в 2018 году в районе Фокино заработает морской терминал пропускной способностью 10 миллионов тонн в год.

Как сообщают представители компании «РТ-Глобальные ресурсы», реализующей проект порта, «Вера» обладает высокой инвестиционной привлекательностью из-за близости к рынкам сбыта в АТР. Однако приморские экологи бьют тревогу: открытый угольный терминал, против которого они безуспешно бились долгое время, нанесёт огромный ущерб окружающей среде. При этом сумму ущерба никто оценивать не будет. Об этом рассказал главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичева ДВО РАН, доктор биологических наук Владимир Александрович Раков. Он пояснил, что при проектировании новых угольных терминалов в регионе не проводятся исследования на акватории, и когда речь пойдёт о компенсации пострадавших биоресурсов, полностью восполнить их не удастся. Между тем в Уссурийском заливе, на берегу которого строится терминал, обитает около сотни краснокнижных видов животных и растений.

«Ущерб морской флоре и фауне будет причинён существенный. Во-первых, там проведут дноуглубительные работы. Надо понимать, что при этом образуется очень большое количество взвеси, которую течением растягивает на большое расстояние. В результате нарушится фотосинтез у растительного планктона, он начнёт гибнуть. Следом погибнет зоопланктон – от недостатка еды и кислорода, от песка, который забивается в жабры. Это соответствующим образом скажется на рыбах. По моим расчётам, шлейф от работ при постройке терминала растянется на 10-12 километров на север. Необходимо исследовать этот момент, просчитать все последствия, минимизировать вред. Но этого никто не сделал», – рассказал професор. Кроме того, он отметил, что строительство порта в водах с таким количеством морской живности приведёт к сильному шумовому загрязнению. Звук в воде разносится гораздо дальше, и строительство терминала приведёт к тому, что из окрестных вод уйдёт вообще вся рыба, прекратится нерест.

Второй проблемный момент – вывоз отходов. Тонны грязного грунта, который планируется изъять в ходе работ, надо куда-то свозить. Как пояснил Владимир Раков, единственным местом складирования такого рода грунта являются узаконенные свалки, которых в Приморье нет. По его мнению, есть вероятность, что вывоз отправят на нелегальные свалки. И, конечно, открытый угольный терминал представляет угрозу для жизни людей. По мнению Ракова, отличной иллюстрацией того, как это отразится на приморцах, является посёлок Посьет: «К нам, экологам, обращается большое количество людей – они задыхаются от угольной пыли. Там – онкологические заболевания, астма, смертность очень большая. При этом, когда мы запрашивали данные о количестве умерших в Посьете, нам предоставили данные за 2010-2011 годы. За более позднее время, когда терминал заработал на полную мощность, данные никто не показывает. При этом нам говорят, что если делать закрытые терминалы, там будет скапливаться метан, есть вероятность взрывов. То, что этим метаном будут дышать все местные жители, никого не волнует».

Почему при таких рисках проект нового порта получил одобрение чиновников? По мнению Владимира Ракова, компетентность экологической экспертизы в России зачастую находится под большим вопросом. Профессор в прошлом году сам являлся членом такой экспертной комиссии, которую проводил Росприроднадзор. «Логично, что большая часть специалистов, обсуждающих вопросы экологии при строительстве морского терминала, должна быть, во-первых, биологами, во-вторых – должна изучать море. У нас же происходит так – берётся один специалист по лесу, один по земельным вопросам и так далее. Какой лес в прибрежном терминале? Никаких проблем, соответственно, у эксперта по лесу не будет. Не будет проблем у эксперта по земле. И они голосуют «за». А люди, которые говорят о проблемах, оказываются в меньшинстве», – продолжил собеседник. Кроме того, Владимир Раков отметил, что в случае негативного решения комиссии авторам того или иного проекта ничего не стоит собрать новый состав, который проголосует положительно. Именно так, по его словам, в своё время комиссия одобрила строительство терминала в посёлке Посьет.

При этом, отмечает учёный, причина появления терминала – системная и лежит в сфере транспорта. Связана она с изъянами железнодорожного сообщения в России. «С одной стороны, кажется – зачем строить порт? Всё равно подавляющая часть угля идёт в Китай, у нас есть железнодорожное сообщение, в КНР очень развитая сеть железных дорог. Мне объяснили: каждый раз неизвестно, сколько угля доедет до конечного пункта. По Транссибу вагоны идут открытые, значительная часть топлива попросту выдувается, ещё часть – высыпается из вагонов. А вот в случае с морским сообщением таких проблем не будет. Хотя модернизация железнодорожного сообщения позволила бы избежать появления таких, губительных для природы, проектов», – констатировал эксперт.

Источник здесь

воскресенье, 17 апреля 2016 г.

Дикая природа – подарок судьбы или ресурсное проклятие?


Летом 1620 года английское торговое судно с мирным названием «Mayflower» отправилось из Плимута в Вирджинию. «Майский цветок» (у нас это растение называют боярышником) переместил через Атлантический океан в «счастливое будущее» сотню преследуемых в Старом Свете религиозных пуритан, называвших себя пилигримами.

На новом для европейцев континенте продолжилось извечное противостояние Человека и Природы.


О том, какие уроки можно извлечь из этой борьбы, растянувшейся на четыре столетия, мы беседуем с Владимиром Николаевичем БОЧАРНИКОВЫМ – профессором, доктором биологических наук, ведущим научным сотрудником лаборатории экологии и охраны животных Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН.

Владимир Николаевич БОЧАРНИКОВ
Фото З. Дорохиной

– Владимир Николаевич, целесообразно начать с определений, чтобы отделить «дикую», наиболее интересующую нас природу, от остальной.

– Американцы придумали, что ненарушенная человеком природа от всей остальной – антропогенно-нарушенной, отличается наличием признаков, главным из которых признали отсутствие всех типов дорог, которые поддерживаются в рабочем состоянии.

Бездорожье – лучшее спасение дикой природы.
Фото Ю. Герасимова

– А можем ли мы её посчитать?

– В географии и других областях, имеющих дело с пространственной информацией, учёные пользуются географическими информационными системами, предназначенными для сбора, хранения, анализа и визуализации данных об объектах. С этими технологиями сталкиваются почти все, кому приходится пользоваться, например, смартфонами и прочими устройствами, оснащёнными gps-навигаторами.

С помощью геоинформационных программ вокруг пространственного объекта – дороги, населённого пункта, завода можно вычислить зону предполагаемого воздействия человека. Равным образом, локализованные с помощью ГИС любые элементы производственной инфраструктуры – ЛЭП, трубопроводы, подстанции газовиков и энергетиков и всё другое, что существует в реальности, может быть нанесено на карту, подсчитано и исключено из природных территорий, наряду с дорогами, в том числе и водными, теми, что используются для судоходства. Важное условие – это договоренность о размере единицы такой ненаселенной ненарушенной территории. В центральных штатах США, в густонаселенных зонах Австралии, Канады учёные за минимальный целостный крупный участок приняли площадь в 5000 акров или примерно 20 кв. км.

Арктические пустыни – скалы и льды.
Фото В. Кшесинской

– Значит, к нарушенной человеком природе они отнесли участки дикой природы размером менее двадцати квадратных километров?

– Да.

– Правильно «рассортировать» участки и затем пересчитать их все – это огромная работа.

– Оценка проведена группой исследователей-экологов под руководством Эрика Сандерсона. Этой группой были рассчитаны глобальные следы антропогенного присутствия – «человеческий след». Расчёты велись с учётом плотности населения, мировой карты землепользования, плотности дорог, промышленной инфраструктуры и так далее.

Белые медведи отступают на север. 
Фото В. Кшесинской
Оказалось, что только пять крупных регионов мира содержат крупные «остатки» дикой природы, некогда представляющей всю нашу планету. Суммарно доля таковых ландшафтов весьма велика – почти 11 млн. кв. км – в Северной Америке и 36 млн. кв. км – в Евразии. Южное полушарие – крупные природные территории влажных тропических лесов в бассейне реки Амазонка и вокруг неё. А ещё – Восточная и Центральная Африка с центром в бассейне реки Конго, та часть Юго-Восточной Азии, что занята высочайшими горами мира и обширнейшими каменистыми пустынями, тропики Индо-Малайского архипелага и горно-пустынные районы Австралии. Их общая площадь сопоставима с имеющейся в Северном полушарии, а природная и близкая к таковой территория насчитывает около 45 млн. кв. км.

Всего 568 крупнейших сохранившихся массивов дикой природы приходится на более чем семь миллиардов живущих ныне землян. Заметим, что глобальные оценки всегда хороши тем, что позволяют понять, какое реальное место в мире – занимает так или иная страна, каково её настоящее богатство.


Арктический туризм на подъёме – все больше людей приходят в Арктику.
Фото В. Кшесинской

– Владимир Николаевич, глобальная ситуация, в основном, понятна, а как обстоят дела в России?

– Мы впервые сделали оценку дикой природы специально для России. Она предварительная, но даёт более точное представление, чем расчёты американцев.

Карта «Дикая природа России». Составлена В. Бочарниковым, техническое исполнение Е. Егидарева и Т. Краснопеевой

Интересно, что  в сравнении с сохранившимися на огромных территориях участками дикой природы особо охраняемые природные территории федерального значения (ООПТ) по своей площади оказались сравнительно малозначимыми. По нашим расчётам доля площади ООПТ на Северо-Западе и на Кавказе составляет 4,8-4,5% от территорий округов. Почти в два раза меньшую долю – от 2 до 3% занимают ООПТ на территориях Центрального, Уральского и Южного округов. Самую меньшую в России долю – 1,4%, занимают ООПТ в Приволжском федеральном округе. В Сибири ООПТ занимают 3,8% территории округа.

Не буду далее утомлять вас обилием цифр, скажу только что самые большие доли площади дикой природы, получившие официальный статус особо охраняемых природных территорий (ООПТ), находятся в Южном, Приволжском и Северо-Западном федеральном округах – 15,4; 9,5 и 7,5%, соответственно. В среднем по России доля сохраняемой в ООПТ дикой природы составляет около 3,4% от имеющейся в наличии. Ниже средней – доля сохраняемой в ООПТ дикой природы в Дальневосточном, Уральском и Центральном федеральном округах. Если в первых двух это объясняется тем, что дикой природы относительно много, то в Центре Европейской части нашей страны дикой природы настолько мало, что даже существующие ООПТ уже не являются «островками дикой природы». То есть, они слишком малы, чтобы заполнить собой клеточки сетки ненарушенной человеком природной территории.

Лисица – самый хорошо приспособленный к жизни в тундре зверь. 
Экспедиция на остров Колгуев. 
Фото Э. Зайнагутдиновой
– Тем не менее, в целом позиции России не так уж плохи.

– Пока что – да. Только вот в некоторых комментариях это богатство именуется «ресурсным» или «территориальным проклятием». Понятно почему.

В 1994 году в журнале «Geographic Questions» эксперт по внешней политике США Уолтер Рассел Мид опубликовал статью о желательности для США приобрести в собственность некий ограниченный кусок территории, например, Сибирь. Приобрести в кредит, отделавшись относительно мелкими инвестициями в наиболее выгодные месторождения руд и нефте-газодобычу.

По мнению автора, можно уложиться в сжатые сроки, выплачивая России примерно по 200 млрд. долларов ежегодно и получая сырьё, потенциально стоящее на несколько порядков больше. Фактически этот план действует, достаточно присмотреться к современной геополитической ситуации в мире, необъявленной войне с Евросоюзом, и жёсткому противоборству различных стран в Арктике.

Следует упомянуть, что не только США и Европа, но и всё более богатеющие азиатские соседи России «держат руку на пульсе» событий в Арктике, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Самая крайняя к Северному полюсу железная дорога. Полуостров Ямал.
Фото К. Клокова

– Я помню, как политический и общественный деятель, один из первых в России мультимиллионеров Герман Стерлигов, который в 1990 году организовал первую в стране товарную биржу, а на выборах 2004 года выдвигался в президенты РФ, предлагал продать большую часть России иностранным государствам. Но разве это не свидетельствует о душевном заболевании?

– Не знаю, я не врач. Но я вижу, что отношение к природе, неразрывно связанное с русским этносом и культурой, уходит в прошлое, взамен всё в большей степени формируется истощительное природопользование. Происходят «подвижки» в сторону закрепления права частной собственности на недра, «дележи» национального ресурсного пирога олигархами, транснациональными и околоправительственными компаниями. Наблюдаются попытки передела прежде неприкосновенной «государевой земли», коммерциализация заповедной системы.


Оленеводы – представители древних профессий, связанных с природой.
Фото К. Клокова
Сейчас в стране начинается уже не символическая, а вполне реальная продажа земли – пока по гектару для льготников на Дальнем Востоке. Казалось бы, что там гектар-другой на таких просторах, но не так думают предприимчивые люди, способные заглянуть в прибыльное будущее, терпеливо ждущие своего часа, когда они смогут прибрать к рукам земли на восточной окраине России.

Камчатка – легендарная и во многом ещё неоткрытая.
Фото Ю. Герасимова
 – Вы считаете, что не всё должно покупаться и продаваться в этом мире?

– Конечно. Даже в мире, основанном на приоритете наживы, люди осознали исключительную ценность нетронутой дикой природы, не рассматриваемой как желанный ресурс, а самой по себе, не принадлежащей никому. Минувшее столетие показало, что масштабность происходящих глобальных перемен предопределяет необходимость разработки иной, чем в обществе потребления, этики взаимоотношения человека и природы.

Праздник оленеводов в с. Колымское.
Фото И. Рыжова

Во всём мире остается всё меньше незаселённых территорий, но в России они ещё пока есть, и неизвестно, чья больше здесь заслуга – русского народа или Всевышнего.

Впрочем, ясно одно – природа, пока она сохраняется в своём естественном состоянии, не будет принадлежать человеку, являющемуся лишь частью природы.


Владимир БОЧАРНИКОВ
Фото З. Дорохиной