пятница, 27 ноября 2015 г.

Мусорный остров

Из нашей почты


Регулярно и с удовольствием читаю газету «Дальневосточный учёный». В № 20, 28 октября 2015 года обратил внимание на очень нужную для человеческого сообщества статью «Волонтёры снова в заповеднике» («Волонтёры из компании Монделиз в Дальневосточном морском заповеднике» здесь). Я, как и автор статьи Александр Куликов, считаю, что человеку надо рассказывать о вреде, который он наносит морю и тем уничтожает не только биоту своего существования, но и своё существование на земле.

Схема расположения мусорного острова и течений в Тихом океане (из газеты «Шестая раса», № 11, 2013 г.)

13 ноября 2013 года газета «Шестая раса» опубликовала статью «Мусорный остров». Статья меня просто потрясла, как в своё время потрясло воздействие на человека и пчёл электромагнитных колебаний, исходящих от мобильных телефонов. Эти разработки  удобны и нужны. И от них отказаться невозможно. Но они и очень вредны. Разработчики и мобильных телефонов, и пластиков остановились на производстве, но не делают шагов  в отношении смягчения вредного от них воздействия на человека и всё живое, потому что это не прибыльно. В погоне за прибылью исчезает жизнь на планете, исчезает и человек.

Загрязнение началось с тех времён, когда изобрели пластик. С одной стороны, незаменимая вещь, которая неимоверно облегчила жизнь людей. Облегчило до тех пор пока пластиковое изделие не выбросят: пластик разлагается более ста лет, и благодаря океанским течениям сбивается в огромные острова. Один такой остров размером более американского штата Техас плавает между Калифорнией, Гавайями и Аляской – миллионы тонн мусора. Остров быстро растёт, ежедневно в океан со всех материков сбрасывается примерно 2,5 миллиона кусочков пластика и прочего мусора.

Медленно разлагаясь, пластик наносит серьёзный ущерб окружающей среде. Птицы, рыбы (и прочие обитатели океана) страдают больше всего. Пластиковые отбросы в Тихом океане являются причиной гибели более миллиона морских птиц в год, а также более 100 тысяч особей морских млекопитающих. В желудках павших морских птиц находят шприцы, зажигалки и зубные щётки – все эти предметы птицы загладывают, принимая их за еду.

«Мусорный остров» быстро растёт примерно с 1950-х годов за счёт особенностей Северо-Тихоокеанской системы течений, Центр этой системы, куда и попадает весь мусор, относительно стационарен. По оценкам учёных, в настоящее время масса мусорного острова составляет более трёх с половиной миллионов тонн, а площадь – более миллиона квадратных километров.

«Остров» имеет ряд неофициальных названий:  «Великий тихоокеанский мусорный остров», «Восточный мусорный остров», «Тихоокеанский мусороворот» и пр. По-русски его иногда называют также «мусорным айсбергом». В 2001 году масса пластика превышала массу зоопланктона в зоне острова в шесть раз.

Эта громадная куча плавучего мусора – фактически величайшая свалка планеты – держится на одном месте под влиянием подводных течений, имеющих завихрения. Полоса «супа» тянется от точки примерно в 500 морских милей от побережья Калифорнии через северную часть Тихого океана мимо Гавайев и едва не достигает отдалённой Японии.

Американский океанолог Чарльз Мур – первооткрыватель этого «великого тихоокеанского мусорного пятна», оно же «круговорот-помойка», полагает, что в этом регионе кружат около 100 миллионов тонн плавучего хлама. Маркус Эриксен, директор по науке Algalita Marine Research Foundation (США), основанного Муром, сказал: «Первоначально люди предполагали, что это остров из пластикового мусора, по которому чуть ли не можно расхаживать. Это представление неточно. По консистенции пятно очень похоже на суп из пластика. Оно просто бескрайнее – по площади, пожалуй, вдвое превышает континентальную часть США».

История открытия мусорного пятна Муром довольно интересна. 14 лет назад молодой плейбой и яхтсмен Чарльз Мур, сын богатого химического магната, решил после сессии в Калифорнийском университете отдохнуть на Гавайских островах. Заодно Чарльз решил опробовать в океане и свою новую яхту. Ради экономии времени поплыл напрямик. А через несколько дней Чарльз понял, что заплыл на помойку.

«В течение недели всякий раз, когда я выходил на палубу, мимо плыл какой-то пластиковый хлам, – писал Мур в своей книге «Plastics are Forever?» – я не мог поверить своим глазам: как мы могли загадить такую огромную акваторию? По этой помойке мне пришлось плыть день за днём, и конца ей не было видно…»

Плавание сквозь тонны бытовых отходов перевернуло жизнь Мура.  Он продал все свои акции и на вырученные деньги основал экологическую организацию Algalita Marine Research Foundation (AMRF), которая стала заниматься исследованием экологического состояния Тихого  океана. От его докладов и предостережений часто отмахивались, не принимая всерьёз. Наверное, подобная судьба ожидала бы и нынешний доклад AMRF, но тут экологам помогла сама природа – январские штормы выбросили на пляжи островов Кауаи и Ниихау более 70 тонн пластикового мусора. Говорят, сын известного французского океанографа Жака Кусто, отправившийся снимать на Гавайи новый фильм, чуть было не получил сердечный приступ при виде этих гор мусора. Впрочем, пластик испортил не только жизнь отдыхающих, но и привёл к гибели некоторых птиц и морских черепах. С тех пор фамилия Мура  не сходит со страниц американских СМИ. На прошлой неделе основатель AMRF предостерёг: если потребители не ограничат использование пластика, который не перерабатывается, в ближайшие 10 лет площадь поверхности «мусорного супа» удвоится и станет угрожать не только Гавайям, но и всем странам Тихоокеанского региона.

Но в общем и целом проблему стараются «не замечать». Свалка ведь не похожа на обычный остров, по своей консистенции она напоминает «суп» –  фрагменты пластика плавают на глубине от одного до сотни метров. Кроме того, более 70 процентов всего попадающего сюда пластика опускается в придонные слои, так что мы даже в точности не представляем себе, сколько там может скопиться хлама. Поскольку пластик прозрачен и залегает прямо под поверхностью воды, то со спутника «полиэтиленовое море» увидеть нельзя. Мусор можно заметить только с носа корабля или погрузившись в воду с аквалангом. Но морские суда бывают в этом районе нечасто. Ведь ещё со времен парусного флота все капитаны кораблей прокладывали маршруты в стороне от этого участка Тихого океана, известного тем, что здесь никогда не бывает ветра. Вдобавок северо-тихоокеанский водоворот – это нейтральные воды, и весь мусор, что здесь плавает, – ничейный.

Океанолог Кертис Эббесмейер, ведущий авторитет по вопросам плавучего мусора, следит за накоплением пластика в океане более 15 лет. Круговорот-помойку он сравнивает с живым существом. «Оно продвигается по планете подобно крупному животному, спущенному с поводка».  Когда это животное приближается к суше,  а в случае с Гавайским архипелагом дело обстоит именно так, – результаты весьма драматичны. «Стоит мусорному пятну рыгнуть, как целый пляж покрывается этим конфетти из пластика», – свидетельствует Эббесмейер.

По его словам, медленно циркулирующая масса  воды, изобилующая мусором, создаёт опасность и для здоровья людей. Сотни миллионов крохотных пластиковых гранул – сырьё индустрии пластмасс – ежегодно теряются и со временем попадают в море. Они загрязняют окружающую среду, действуя как своеобразные химические губки, притягивающие рукотворные химикаты типа углеводородов и  пестицида ДДТ. Затем эта грязь попадает в желудки вместе с пищей. «То, что попадает в океан, оказывается в желудках у океанских обитателей, а затем – у вас на тарелке. Всё очень просто».

Основными загрязнителями океана являются Китай и Индия. Здесь считается в порядке вещей выбрасывать мусор прямо в ближайший водоём.

Здесь расположен мощный северо-тихоокеанский субтропический водоворот, образованный в точке встречи течения «Куросиво», северных пассатных течений и межпассатных противотечений. Северо-тихоокеанский водоворот – это своего рода пустыня в Мировом океане, куда со всех концов света веками сносится самый разнообразный хлам – водоросли, трупы животных, древесина, обломки кораблей. Это настоящее мёртвое море. Из-за обилия гниющей массы вода в этом районе насыщена сероводородом. Поэтому северо-тихоокеанский водоворот крайне беден жизнью – здесь нет ни крупных промысловых рыб, ни млекопитающих, ни птиц. Никого, кроме колоний зоопланктона. Поэтому сюда и не заходят промысловые суда, даже военные и торговые корабли стараются обходить стороной это место, где почти всегда царит высокое атмосферное давление и зловонный штиль.

С начала 50-х годов прошлого века к гниющим водорослям прибавились пластиковые пакеты, бутылки и упаковки, которые в отличие от водорослей и другой органики, плохо подвергаются процессам биологического распада и никуда не деваются. Сегодня великий тихоокеанский мусорный участок на 90 процентов состоит из пластика, общая масса которого в шесть раз превышает массу естественного планктона. Сегодня площадь всех мусорных пятен превосходит даже территорию США! Каждые 10 лет площадь этой колоссальной свалки увеличивается на порядок.

Похожий остров можно встретить и в Саргассовом море – это часть знаменитого Бермудского треугольника. Раньше ходили легенды про остров из обломков кораблей и мачт¸ который дрейфует в тех водах. Теперь деревянные обломки заменились на  пластиковые бутылки и пакеты, и в настоящее время мы встречаем самые настоящие мусорные острова.  По данным Green Peace, ежегодно в мире производится более 100 млн. тонн пластиковых изделий и 10% из них в конце концов попадает в Мировой океан. Мусорные острова растут с каждым годом всё быстрее и быстрее. И остановить их рост может только мы с вами, отказавшись от пластика и перейдя на многоразовые сумки и на пакеты из биоразлагаемых материалов. По крайней мере, постарайтесь хотя бы покупать сок и воду в стеклянной таре либо в тетрапакетах.

Виталий СЕВЕРИН, 
доктор сельскохозяйственных наук
г. Уссурийск




четверг, 26 ноября 2015 г.

Амурский тигр подружился с отданным ему на съедение козлом Тимуром

Фото: safaripark25.ru

 В Приморском сафари-парке в Шкотовском районе Приморья тигр Амур подружился с козлом, которого ему прислали на съедение. Сотрудники парка назвали его Тимуром за бесстрашное поведение перед хищником, сообщаетcя на сайте парка.

«Тигры Сафари-парка два раза в неделю едят живую добычу. Тигр Амур умеет охотиться на коз и кроликов. Но недавно ему попался козёл, которого он есть не захотел, и все потому, что козёл оказался очень смелым», – говорится в сообщении.

По словам сотрудников Приморского парка, животные каждый день гуляют вместе по большой вольере. Никто не приучал козла не бояться хищника, и он дал тигру отпор. Тимур занял дом Амура и спал на его месте последние четыре дня. Хищнику пришлось уступить свое место и перебраться на крышу жилища.

Приморский сафари-парк существует с 2007 года. Он известен своей обширной территорией, на которой обитают несколько видов парнокопытных зверей и хищников.
Источник здесь

суббота, 21 ноября 2015 г.

Интересных идей, плодотворных коллабораций в новых областях научных исследований, Александр!

Молодёжь в науке

Новые применения наноструктурных покрытий

Кандидат физико-математических наук Александр КУЧМИЖАК, недавно стал лауреатом премии имени профессора Ф.Г. Староса за цикл работ «Лазерная фабрикация функциональных плазмонных наноструктур». Сегодня рассказываем о нём.

Александр Андреевич КУЧМИЖАК

Он окончил Дальневосточный государственный технический университет (ДВГТУ) в 2009 году по специальности «Квантовая и оптическая электроника». Учёная степень кандидата физико-математических наук присуждена 25 октября 2012 года. Место работы в настоящее время: Дальневосточный федеральный университет (основное место работы), постдок, научный сотрудник; Институт автоматики и процессов управления ДВО РАН (совместитель), научный сотрудник, лаборатория «Прецизионных оптических методов измерений».

– Александр, когда вы решили, что будете заниматься наукой?

– Путь в академическую науку складывался скорее случайно, нежели был сознательным выбором. В начале четвертого курса мне предложили защитить диплом бакалавра, хотя я учился по пятилетней программе специалиста. Кафедре было необходимо выпустить пару бакалавров, чтобы в будущем на нашей специальности открыть магистерскую программу. Мне это предложение показалось интересным. Так, на четвёртом курсе я пришёл в лабораторию «Прецизионных оптических методов измерений» ИАПУ ДВО РАН работать над дипломом бакалавра. С этим решением я связываю начало своего пути в академическую науку. Понравилось, втянулся и после окончания университета поступил в аспирантуру. С тех пор ни разу не пожалел о своем решении выбрать научную сферу деятельности.


– Вы стали лауреатом премии имени профессора Ф.Г. Староса за цикл работ. Расскажите о своих научных интересах.

– На сегодняшний день область моих научных интересов затрагивает взаимодействие лазерного излучения с веществом, в частности, воздействие лазерных импульсов короткой и сверхкороткой длительности на поверхность металлических поверхностей и тонких плёнок.

Данная область исследований весьма интересна с точки зрения фундаментальной науки, так как позволяет выявить и описать ряд новых тепловых, гидродинамических и электродинамических механизмов, протекающих в металлических плёнках под действием лазерных импульсов. Кроме того, она имеет высокую практическую значимость, открывая перспективы для реализации высокоэффективных и малозатратных методов лазерной записи функциональных наноструктур и покрытий. Эти «нанотекстурированные» покрытия демонстрируют ряд весьма интересных свойств, полезных в таких областях как нанофотоника, плазмоники, фотовольтаика и биосенсорика. Собственно, фундаментальным и прикладным аспектам этой темы и посвящён цикл работ, отмеченный премией.


– Что из сделанного вами до сегодняшнего дня считаете наиболее значительным?

– Оценивать значимость собственных работ браться не буду, надеюсь только, что они будут полезны учёным, работающим в смежных областях. Мне кажется, это и определяет значимость научных работ.

Олег Борисович ВИТРИК и Александр КУЧМИЖАК

– Есть ли в лаборатории молодые специалисты, студенты-дипломники?

– Вообще у нас довольно «молодая» лаборатория. Даже в нашей отдельно взятой научной группе, возглавляемой доктором физико-математических наук, профессором Олегом Борисовичем Витриком, из девяти человек – пятеро – молодые кандидаты наук до 35-ти лет, два студента-дипломника и один аспирант.


Схожая ситуация в остальных научных группах нашей лаборатории. Студентами-дипломниками (точнее – дипломными работами) руковожу довольно давно, с первых курсов аспирантуры. Все мои студенты успешно защитили дипломные работы. Работа последнего – Дмитрия Павлова – отмечена в рублике «Научная смена» журнала «Вестник ДВО РАН».

– Ваш пример демонстрирует успех интеграционных связей вузовско-академической науки. Немного расскажите об этом сотрудничестве.

– Пару месяцев назад я стал полноценным сотрудником ДВФУ. По конкурсу получил позицию «постдока». Сейчас пытаюсь наладить сотрудничество с некоторыми учёными из ДВФУ и получить через его научный фонд грант на финансирование нескольких новых научных проектов. Создание совместной научной лаборатории на базе университета в ближайшие годы также возможно в случае получения финансирования на исследования.

– Какие исследования планируете на ближайшие годы?

– Область научных исследований, в которой я работаю, довольно быстро развивается, поэтому точно определить свои планы на несколько лет вперёд не возьмусь. В следующем году планирую работать в том же направлении – формировании различных функциональных наноструктур с помощью лазерных импульсов, а также демонстрации применимости (полезности) этих структур в таких областях как биосенсорика, нанофотоника и плазмоника.

Недавно получил несколько интересных неожиданных предложений о сотрудничестве от коллег из Новосибирска и Москвы, о которых пока что рано рассказывать более подробно. Также, есть очень большое желание написать один-два обзора, охватывающих последние наиболее интересные научные результаты в области моих научных интересов.

– И в заключение разговора: что бы вы себе пожелали?

– Интересных идей, плодотворных коллабораций в новых областях научных исследований, а также возможностей их реализации. Но прежде всего – соответствующего оборудования и должного финансирования.

– Надеюсь, что так всё и будет. Пусть впереди вас ждут много удач, достижений и позитивных эмоций на пути к дальнейшим творческим свершениям!


Фото Леонида МАКОГИНА

четверг, 19 ноября 2015 г.

Виктор КВАШИН: «Цепочка примечательностей длиною в 360 километров»

Путевые заметки

Виктор Георгиевич КВАШИН

Эта сентябрьская двухнедельная прогулка задумывалась как спортивно-познавательная – пройтись и посмотреть новые места.

В новом маршруте невозможно предвидеть всё, что может встретиться в пути. В этом и есть удовольствие – сделать для себя маленькое открытие. Так и в этот раз, из непредвиденных трудностей, природных красот, необычных мест и встреч выстроилась цепочка занимательных фактов, которые могут пригодиться любопытному туристу, маршрут которого пересечётся с моим.

Пункты старта и финиша диктовались главным образом удобством заезда-выезда. Старт был на станции Сибирцево, финиш – в посёлке Ольга на берегу Японского моря. В промежутке: город Арсеньев, село Чугуевка, прочие небольшие населённые пункты. Предполагались варианты прохождения отдельных участков, поскольку не было достоверно известно наличие дорог.

Остроты ощущений с самого начала добавил известный тайфун Гони, затопивший Уссурийск и другие западные и центральные территории Приморья. Вот, непосредственно в день, вернее, в ночь окончания дождей и началось моё путешествие. Поскольку продвигался я грунтовыми дорогами, в первые сутки «хлебнул» воды и грязи, но затем дороги стали приличнее и шлось без происшествий.

Среди ничем не примечательных сельских населённых пунктов выделяется посёлок Реттиховка. Это название гремело в шахтёрских сводках советских пятилеток. С 1962 года здесь разрабатывался знаменитый Реттиховский угольный разрез, в котором открытым способом ежегодно добывали миллион тонн угля. В 1996 году весь уголь выбрали и добыча прекратилась. Теперь шахтёрский посёлок живёт без дела.

Трасса шла в обход Реттиховки, и я не стал заходить в посёлок. Заброшенные производственные корпуса не привлекают. Но, оказывается, стоило свернуть к оставленному карьеру. Гигантская яма глубиной под сотню метров теперь заполнена водой и поговаривают, что в этом водоёме наблюдали некое «Реттиховское чудовище» наподобие гигантского кальмара с огромными щупальцами.

На третий день, искупавшись в быстрой, чистой и холодной реке Арсеньевке, вошёл в город авиастроителей Арсеньев. Этот город многим известен как значительный спортивный центр, а прежде всего своими горнолыжными трассами.

Арсеньев красив, просторен, зелен и чист.


Около дома культуры впечатляющий монумент – настоящий боевой вертолёт Ми-24, с которого в 1970 году началось производство вертолётов на заводе «Прогресс».


Производство современных боевых машин, включая знаменитые вертолёты Ка-50 «Чёрная акула» и Ка-52 «Аллигатор», продолжается до сих пор, и это, по-видимому, отражается на благополучии города с его 55-тысячным населением.

В музее города узнал довольно много интересного. Оказывается, ещё в начале войны здесь было развёрнуто производство самолётов УТ-2 и различных боеприпасов для фронта. Наступление немецких войск прервало поставку так называемой «авиационной сосны», из которой делали остовы самолётов. Дальневосточные энтузиасты перепробовали множество сортов древесины, и нашли достойную замену этому необходимому материалу – ель аянскую. Из неё и делали самолёты всю войну. И работали арсеньевцы настолько успешно, что 38 раз завоёвывали переходящее Красное знамя среди заводов-производителей самолётов УТ-2.

Есть в этом краеведческом музее особенная «изюминка», совершенно неожиданная для любого посетителя – коллекция удивительных эскимосских изделий с самого восточного российского острова Ратманова, расположенного в Беринговом проливе.


98 предметов собрал, привёз в Арсеньев и подарил музею в 1986 году офицер-пограничник В.А. Подпругин. Большая часть коллекции – орудия охоты на морского зверя, на наземных животных и птиц и орудия рыболовства, много орудий труда и бытовых предметов, полтора десятка экспонатов – предметы культа и украшения. Всё это выполнено в глубокой древности из кости, дерева и камня с высоким искусством, большая часть предметов украшена резьбой.

Эскимосская культура образовалась на побережье Ледовитого океана несколько тысячелетий назад. Люди нашли способ выживать на заполярных побережьях почти целиком за счёт морских промыслов. Выживать – не просто питаться, но и строить жилища, одеваться, отапливаться, делать инструменты и вообще все вещи именно из добываемого морского зверя. В наших широтах это, безусловно, экзотика. Стоит обратить внимание!


Недалеко от музея, на пересечении улиц Калининской и проспекта Горького находится памятник Максиму Горькому.


Горький никогда не бывал в этих местах, но памятник ему в Арсеньеве вполне оправдан: Максим Горький восхищался писательским талантом В.К. Арсеньева, называя его «русским Фенимором Купером», он был первым из русских писателей, кто прочитал литературные произведения В.К. Арсеньева, после его высокой оценки, книги В.К. Арсеньева стали печатать во многих издательствах.

На северо-восточной окраине Арсеньева, на крутой 200-метровой сопке расположен памятник знаменитому исследователю Дальнего Востока В.К. Арсеньеву и его проводнику и другу Дерсу Узала.



Достойный и впечатляющий монументальный комплекс удачно размещён над городом и долиной реки Даубихе, переименованной в честь путешественника. Средства на памятник собрали жители города, учёные и писатели.

Интересно, что и само название города было предложено школьниками и поддержано жителями в то время села Семёновки. Краеведы-школьники совместно с историками доказали, что В.К. Арсеньев дважды бывал в этом месте во время экспедиций в 1902 и 1912 годах.


Попрощавшись с городом Арсеньевым, не слишком комфортными лесовозными дорогами я пересёк хребет Восточный Синий – невысокий, узкий, с довольно крутыми склонами. Двух дневных переходов по 30 км хватило, чтобы выйти в долину Уссури.

Посещение села Чугуевка было запланировано заранее с целью побывать в единственном в стране музее Александра Фадеева. В этих местах будущий писатель вырос, здесь воевал в составе партизанского отряда и получил первое ранение, отсюда его сильные впечатления, талантливо изложенные в известных произведениях о гражданской войне.

Здание музея большое, двухэтажное, построено специально для музея. Экспозиция большая, материалы в основном документальные. Но мне не было скучно, несмотря на усталость от многокилометрового перехода. Даже если не знать, кто такой Фадеев, имеет смысл прикоснуться к представленной в музее целой эпохе, трагической и великой, уже ушедшей, но, несомненно, оставившей след в последующих поколениях.


Наверное, стоит добавить, что музей А.А. Фадеева основан в 1960 году по инициативе местных жителей и носит статус государственного.

Недостойно покидать населённый пункт, не поклонившись его жителям, погибшим в гражданской и Великой Отечественной войнах.



Оба памятника спроектированы оригинально и с душой. Оказывается, среди чугуевцев два полных кавалера ордена Славы и четыре Героя Советского Союза.

Уж если мы побывали в Чугуевке, то следует отметить, что это третье по численности населения село на Дальнем Востоке, здесь проживает около 12 тысяч человек.

Дальнейший мой путь к морю имел несколько вариантов. Местные знатоки убедили меня, что после сильных дождей не стоит рисковать. Реки поднялись, и пройти в Ольгу можно только по качественной дороге через село Берёзовка. Дорога оснащена хорошими мостами, по ней ходят любые легковые автомобили. В Берёзовку можно попасть двумя путями: через село Извилинка по реке Извилинке, но там сейчас смыло мост и пройти невозможно, и второй путь по речке Соколовке через небольшой перевал, тут дорога хорошая. Естественно, я выбрал последний вариант.

Известно, что понятие «хорошая дорога» везде трактуется по-своему. Попадались местности, где хорошей дорогой называли бульдозерный продир среди нехоженой тайги, по которому никто никогда и не ездил. Дорога на Берёзовку и правда неплохая, но ездят по ней настолько редко, что она стала похожа на заброшенную. За два дня моего движения по ней прошла единственная машина, и та лесовоз. На второй день я потерял эту дорогу, свернув на более грязную, зато более широкую лесовозную, забрёл в тупик и выбирался напрямик через дебри. Зато наелся спелой актинидии буквально горстями.

Начальный участок дороги идёт долиной речки Соколовки, и запомнился мне обилием кабанов, которые несколько раз просто разгуливали по дороге прямо передо мной.


Дальше дорога взбирается на хребет и идёт по нему полтора десятка километров на высоте около 800 м.

И вот, прибыл я в село Берёзовка, стоящее посреди тайги на берегу реки Правой Извилинки. Село небольшое, деревянное, с деревянной же школой-девятилеткой оригинальной постройки, большим опрятным детсадом и единственным магазином.

Главная улица села носит имя Рокоссовского.


Спросил дорогу на Ольгу. Мне показали, куда двигаться и подтвердили, что дорога замечательная, только последним тайфуном на днях смыло два моста – четвёртый и пятый. Но тут же успокоили, что я перейду бродом по колено.


Оказалось, мягко говоря, не совсем так. Мосты построены из брёвен таким образом, что пропускают под собой несколько русел реки. Четвёртый мост был разрушен в двух местах. Течение жуткое, и глубина не по колено, а как раз в два раза глубже. С помощью шеста с риском перебрался.  


Пятый мост тоже промыт, но в одном месте. Выяснилось, что смыт и шестой мост, и этот брод оказался самым трудным и опасным. Пришлось преодолевать четыре русла, самое широкое более 20 метров. Вот тут я и представил трудности, выпавшие на долю солдат, тащивших на себе орудия по этим бродам весной 1945 года. (Подробнее  в рассказе Виктора Квашина "«Дорога Рокоссовского» или Как создаются легенды"  здесь)


Были ещё и седьмой, и восьмой мосты, тоже размытые, но для пешехода проходимые.

Перевал через Сихотэ-Алинь в истоках Правой Извилинки оказался совсем невысоким и легко доступным, и сразу за ним открылась долина речки Фурмановки, которая является одним из истоков крупной реки Аввакумовки. На Фурмановке тоже все мосты были сильно повреждены наводнением, но остались какие-то брёвна или часть насыпи, по которым не составило труда перебраться. Дорога была совершенно безлюдна, зато по ней спокойно разгуливали дикие поросята. 


Южнее села Фурмановка дорога, идущая правым берегом реки, прижимается к суровым отвесным скалам 50-метровой высоты. Похоже, о них мало кто знает, а они могут представлять интерес как для туристов, так и для любителей скалолазания.


Недалеко от скал Фурмановка сливается с речкой Казаковской, и отсюда собственно начинается река Аввакумовка, имевшая в прошлом китайское название Вай-Фудзин – одна из самых полноводных и красивых рек края.



Её зеленоватая вода несётся мощным потоком по светлым валунам между высоких отвесных берегов с белыми скалами, сопки вокруг крутые, поросшие густым зелёным лесом – всё это создаёт в душе путешественника непреходящий восторг!

В верхнем течении Аввакумовки в живописной долине среди гор расположено село Михайловка.


Село примечательно тем, что здесь живут люди редкой национальности – тазы.

Тазы произошли в XVIII-XIX веках от смешанных браков китайских мужчин (в основном это были беглые преступники, разбойники или купцы) и удэгейских и нанайских женщин, которых отнимали силой, за долги, продавали в рабство и т.п. Дети от таких браков усваивали в большей мере китайскую культуру: язык, образ жизни, одежду, привычки, мировоззрение. Таким образом сложился этнос тазы, единственное компактное поселение которых, около 200 человек, и находится в селе Михайловка Приморского края. Переселились тазы в Михайловку со всего края после 1938 года, когда из села были выселены корейцы.

Мне удалось побеседовать с несколькими тазами. Все они приветливы, с удовольствием отвечают на вопросы. Язык (китайский) помнят только старики. В школе язык не преподают, школа обычная российская. Образ жизни и обычаи у тазов русские, старые традиции не соблюдают. Но что-то особенное есть в облике села: улица чиста, все домики удивительно аккуратны, во дворах, как правило, один небольшой жилой дом и одна маленькая постройка вроде летней кухни, никаких сараев и прочих захламляющих построек, никаких бурьянов, всё выкошено, всё аккуратно. И цветочки посажены.

В магазине пожилая продавщица-таза лихо защёлкала деревянными костяшками счёт, тех самых счёт, на которых наше поколение обучали считать в старших классах. Рядом со счётами соседствовал электронный калькулятор 90-х и вполне современные весы с электронным табло. Ностальгия по незаметно ушедшей эпохе.


Через 18 км после Михайловки грунтовка выходит на асфальтированную трассу, и от этой развилки до Ольги остаётся около 40 км лёгкого и красивого пути. Трасса проложена левым высоким берегом Аввакумовки и красивые виды ежеминутно привлекают внимание.

Дорога рассекает три старинных села: Новониколаевка (основано в 1861 г.), Ветка (1861 г.) и Пермское (1864 г.). В Пермском побывал в 1906 году В.К. Арсеньев, который оставил в дневнике восторженные записи о жителях села. Путешественник сообщает, что село процветало в материальном плане, крестьяне за свой счёт открыли школу, у детей было много книг по природоведению и географии. Кабака в селе не было. Больше всего впечатлило Арсеньева, что крестьяне заботятся о сохранении дичи, сами ввели у себя природоохранные законы и выделили территорию под заказник, где договорились не охотиться.

Пермское и теперь выделяется среди соседних сёл благополучием.

В трёх километрах от моря дорога прижимается к обрывистым скалам, обозначенным на карте как Чёртов Утёс. 


Местные жители называют этот горный отрог Синими Скалами. Под таким названием это место значится и в отчётах многочисленных археологических экспедиций. Почти три десятка лет велись раскопки на этом древнем поселении. Археологи выявили шесть различных археологических культур, население которых, сменяя друг друга, жило на одном и том же месте. Первыми на Синих Скалах поселились люди бойсманской культуры каменного века около 5 тысяч лет назад. В то время море было несколько выше, и залив омывал своими водами этот скалистый полуостров. Затем здесь обитали люди зайсановской культуры неолита, позже было поселение бронзового века, затем, раннего железного века, периода позднего железа. Позже всех на Синих Скалах жили подданные империи Бохай. Подобный слоёный археологический пирог встречается редко.

   Материалы из слоя позднего железного века дали основу для выделения совершенно новой, ранее неизвестной Ольгинской археологической культуры.

Синие Скалы находятся в исключительно живописном месте! Думается, что древние люди селились тут не только ради пропитания – рыбы и зверя до сей поры изобилие в окрестностях – наверно, древним нравилось жить в красивом месте. 


Что-то с нами случилось, по-видимому, испортился наш ген, отвечающий за отношения с природой – как ещё объяснить, что на этом уникальном историческом и, пожалуй, наиболее красивом в окрестностях Ольги месте нынче устроена официальная свалка…

И вот, я достиг моря! Мне повезло: берега чистого, тёплого залива были совершенно безлюдны. Выяснилось, что именно на следующий день был официальный выходной у автобуса. В результате двое суток я наслаждался морем и песчаным пляжем. Приятное окончание путешествия!


Стоит отметить феномен: в течение всего похода практически отсутствовали кровососущие насекомые. Но на берегу залива Ольги комарики наверстали упущенное таёжными собратьями.

Немного о посёлке Ольга. Надо заметить, что это один из старейших русских населённых пунктов в Приморском крае. Я не обошёл всего посёлка и наверняка не видел всех интересных мест. 


Удивила чистота на пляжах залива и на берегах бухты. Говорят, местные энтузиасты регулярно наводят порядок на побережье.

Посетил краеведческий музей, расположенный в старинном деревянном здании, которому более 100 лет.


Хорошо представлены исторические и уникальные археологические материалы. Но места для экспозиции не хватает, помещения переполнены экспонатами. Вызывает удивление необыкновенно большая, хорошо документированная коллекция раковин тропических брюхоногих моллюсков, которую предоставил музею коллекционер из посёлка Пермское.

Недалеко от морского порта обращает на себя внимание памятный знак, посвященный работникам гидрографической службы.

На территории Ольгинской гидрографической службы в сквере перед старинным зданием установлен стилизованный маяк высотой 6-7 м, рядом с ним стела в виде бушприта, а с другой стороны на постаменте старинный, слегка повреждённый колокол высотой около 1 м, в прошлом служивший на маяке. 



Для будущих туристов сообщаю, что через две недели после моего отбытия из Ольги, там открыли мемориальную доску И.В. Сталину. Редкий случай в наше время. 


Итак, путешествие моё закончилось. Буду рад, если читателю пригодятся некоторые сведения, подмеченные в пути.

   Виктор КВАШИН

Рассказы Виктора Георгиевича вы можете почитать здесь