четверг, 30 апреля 2015 г.

Найдена столица легендарного государства чжурчжэней, захваченного монголами

фото allcastles.ru

В Приморье археологи нашли столицу легендарного государства чжурчжэней, сообщают археологи


  Государство чжурчжэней Восточное Ся существовало на территории Приморья в XIII веке. По информации заведующей отделом средневековой истории Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН, кандидата исторических наук Надежды Григорьевны АРТЕМЬЕВОЙ, археологи нашли 33 городища этой эпохи.

фото vologda-portal.ru
Наиболее известный памятник той эпохи – Краснояровское городище – находится недалеко от Уссурийска. Его площадь составляет 180 га, специалисты нашли там государственные печати и набор эталонных гирек. Учёные уверены, что именно на территории Краснояровского городища находилась столица государства – город Кайюань. Там же исследователи обнаружили ваджру – буддийский жезл, который традиционно принадлежал стражникам храма. Эта находка позволила учёным прийти к выводу, что чжурчжэни исповедовали буддизм. При этом он соседствовал с шаманизмом, даосизмом и конфуцианством. Надежда Григорьевна отметила, что о важнейшей находке археологи никому не рассказывали два года, чтобы не привлечь внимание «чёрных копателей».


«Открытия, сделанные во время раскопок Южно-уссурийского городища, позволили сделать вывод о дальнейшей истории Восточного Ся. В 1233 году правитель государства – Пусянь Ваньну – попал в плен к монголам. Считалось, что это Восточное Ся тогда погибло. Однако за последние два года в городище археологи обнаружили новый культурный слой, который свидетельствует, что чжурчженьское государство существовало до 1171 года, когда монголами была создана Юаньская империя».

Находки, проливающие свет на древние события, сделали жители Надеждинского района в 70-х годах XX века. Два года назад в посёлке Оленевод учительница дала классу задание сделать реферат по истории своего посёлка, и ученики воспользовались находками для подготовки работы. Учёные связались с учительницей, школьницей, нашли место, где была обнаружена черепица, и раскопали там древний буддийский храм.

В 2012 году недалеко от Партизанска была совершена ещё одна крупная находка. На месте прокладки ЛЭП археологи обнаружили небольшой буддийский храм. ЛЭП перенесли и уникальный храм исследовали. Затем нашли большой монастырский комплекс площадью 150 кв.м на мысе Обрывистом в Шкотовском районе. В том же году исследователи обнаружили чжурчженьский могильник в Партизанском районе. Исследователи установили, что люди в нем похоронены по буддийскому обряду.

Справка:
Государство Восточное Ся появилось в 1215 году после отделения от Золотой империи Чжурчжэней. Его территория занимала восточную Маньчжурию, часть Корейского полуострова, центральные и южные части Приморского края. Оно просуществовало 19 лет и впоследствии было уничтожено монголами.

Источник здесь



вторник, 28 апреля 2015 г.

9 Мая - День Победы. И память добрая осталась...


Посещая кладбище, обходя памятники, видишь две даты – рождения и смерти человека. Маленькая чёрточка между ними вмещает в себя короткую или длинную жизнь, помнить о которой должны потомки. В 70-летие Праздника Победы хочется вспомнить о родных – участниках Великой Отечественной войны…

Иван Васильевич ОЛЬХОВ, Сталинград, 1942 год
О моём дяде по материнской линии – Иване Васильевиче Ольхове, родившемся в 1922 году в хуторе Ямки, Нижнесеребрянского сельсовета Ровинского района Воронежской области. В 30-х годах из-за голодомора семья моего деда Василия Яковлевича перебралась в Ворошиловский район Уссурийской области, добралась до г. Ворошиловграда (ныне г. Уссурийск) и осела в с. Новогеоргиевка Молотовского сельсовета (ныне Октябрьского) Приморского края. Иван работал мотористом, его призвали 4 августа 1941 года в части ТОФ, отправив на фронт со ст. Вторая Речка г. Владивостока. Последнее письмо пришло в ноябре 1942 года. Он погиб под Сталинградом, где происходили ожесточённые бои с сентября 1942 по январь 1943 года. Розыск могилы не дал результатов, памятником ему и более чем 35 тысяч человек стал ансамбль «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом Кургане. В 80-х мы с Е.В. Канюковой привезли туда приморскую землю и возложили цветы нашему Ивану. Он прожил короткую жизнь – 20 лет, защищая вечный огонь жизни, спасая наше будущее…

Борис Ермолаевич ЕГОРОВ, 1947 год
Длинную жизнь прожил мой отец, начинавший военную службу на Дальнем Востоке флотским связистом и закончивший её военным строителем…

Борис Ермолаевич Егоров родился 3 августа 1927 года в селе Едрово Валдайского района, Новгородской области РСФСР.

Боря с мамой Антониной Николаевной, 1933 год
Его отец, Ермолай Фёдорович перед войной работал инженером на кораблестроительном заводе в г. Ленинграде. В 1943 году, когда немецкие войска стали приближаться к г. Ленинграду и с западных районов начали вывозить женщин и детей, 17-летнего Бориса с матерью Антониной Николаевной из Луги, где они проживали, отправили на Урал, в г. Свердловск. Ермолай Фёдорович остался работать на заводе, где требовалось строить и ремонтировать корабли, катера и баржи. После войны он пропал без вести.

Борис работал токарем в РУЗ № 18 с июля 1943 года по декабрь 1944 года. Вывезенные в г. Свердловск подростки точили на токарных станках болванки для орудийных снарядов и мин, в которых очень нуждался фронт. Впервые взявшись за работу, требующую большой точности, используя лекала для сверки профилей, стоя у станков на ящиках (так как рост был мал), дети стремились работать быстро, без брака. Любой брак приводил в ужас – ребята понимали, что от качества их работы зависела боеспособность нашей армии. Им с мамой выделили крохотную комнатку недалеко от завода, но потом подростков собрали в общежитии и установили жёсткий порядок, чтобы они могли трудиться в три смены – снарядов фронту требовалось всё больше.

Свердловск постепенно заполнялся заводами, производившими различную, необходимую для армии технику и запчасти к ней. Месяцами подростков не отпускали в увольнительную, кормили неплохо, но скудно, по военным нормам.

Мама, не получившая хорошего образования, участвовала в подсобных  работах, работала чернорабочей механического цеха. В чём ей только не приходилось помогать! Тысячи женщин, бывших домохозяек или пенсионного возраста, брали на себя самую неквалифицированную, «чёрную» работу. Благодаря им дело спорилось, не было простоев. Мать Бориса, мою бабушку Антонину Николаевну 28 января 1946 года наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а 5 сентября 1985 года наградили юбилейной медалью «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Борис Ермолаевич рассказывал, что осенью 1943 года, вместе с двумя приятелями, они решили сбежать с завода и добираться на фронт, помогать бить фрицев. Им казалось, что они там нужнее. Естественно, что за шустрой молодёжью внимательно следили военные, была строжайшая дисциплина, ответственность за поступки. Беглецов начинали разыскивать с первых часов, проверяя все известные каналы. Дважды в 1944 году ребята смогли добраться до р. Волги, но были возвращены на завод. Спасал юный возраст, хотя отец добавил себе в документах годок, сказав, что он с 1926 года. Свидетельство о рождении было потеряно, получить копию стало невозможным. В подобных случаях военком собирал медицинскую комиссию, и она решала, сколько человеку лет по его физическому развитию. Борису с трудом поставили 16 лет – он был невысок ростом, нескладным подростком с большими руками.

Через много лет, когда подошёл пенсионный возраст 60 лет, отец решил восстановить потерянный год, потратив много лет на поиски достоверных документов. Он всегда старался быть честным и верным данному слову. Помню, как в 1959 году в строящемся пгт Тихоокеанский я нашёл в луже часы марки «Спортивные» – пылевлагонепроницаемые, предшественника часов «Командирские». Отец полгода вешал на столбах объявления о находке, но никто за часами не обратился. Так они и прослужили мне до 1979 года, когда их сменили позолоченные часы, подаренные мне сотрудниками лаборатории энтомологии на защите кандидатской диссертации в Зоологическом институте в г. Ленинграде. В 1962 году, среди опавшей листвы, я нашёл целое состояние – 25 рублей. После того, как на множество объявлений никто не отозвался, отец в декабре купил мне на них первые в моей жизни беговые лыжи.

Юность брала своё: много занимаясь спортом, особенно бегом, прыжками и поднятием тяжестей, увлекаясь футболом, Борис стал крепким и красивым юношей. Кроме токарного дела, обучился наладке различных станков, научился слесарному делу и работе с электричеством. В те годы молодёжь увлекалась радиоделом, которое очень нравилось Борису Ермолаевичу, и он хорошо разбирался в нём (в конце 50-х, когда появились первые телевизоры, он сам ремонтировал их, до появления цифровых моделей).

В декабре 1944-го Борис уговорил военкома отправить его на Дальний Восток – война уже заканчивалась, а он всё ещё работал в тылу. Его направили на Тихоокеанский флот, где во Владивостоке зачислили юнгой во флотский экипаж, чтобы «вошёл в службу». У него было неоконченное среднее образование, но умение самостоятельно мыслить и решать поставленные задачи, «схватывание» на лету, скромность, честность и дисциплина были отмечены начальством. За задатки художника, красивый почерк, умение кратко и связно говорить и писать его привлекали к оформлению ленинских комнат, кубриков и, в конечном итоге, забрали писарем-делопроизводителем в канцелярию штаба.

С 9 августа по 3 сентября 1945 года Борис был направлен на службу в Школу связи ТОФ, расположенную на о. Русский, которая входила в состав действующей армии. Получив профессию связиста-шифровальщика, он стал работать на Сучанском участке СНИС, обеспечивая бесперебойную связь с кораблями. Три года руководил прокладкой линий связи в южных прибрежных таёжных районах хребта Сихотэ-Алинь, установкой новой техники для дальней связи в окрестностях села Владимиро-Александровское, руководил приёмом и пересылкой военной корреспонденции ТОФ в узле связи этого села.

За участие в боевых действиях против японских империалистов матрос Б.Е. Егоров указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года награждён медалью «За Победу над Японией». Она была вручена 1 ноября 1946 года. В конце жизни Борис Ермолаевич имел 25 орденов и медалей, десяток памятных нагрудных знаков. «Вся грудь в орденах», – говорила внучка. Он подробно рассказывал ей про них, передал список наград, попросив сохранить их для потомков вместе с удостоверениями. К глубокому огорчению всех родственников, после смерти Бориса Ермолаевича младший сын Александр их срезал и, вероятно, продал вместе с удостоверениями и орденскими книжками. К сожалению, военные ордена и медали имеют уже другую цену на рынке наград. Теперь мы не можем даже рассказать об отмеченных заслугах Бориса Ермолаевича перед страной.

Во Владимиро-Александровском в 1949 году отец познакомился с Клавдией Васильевной Ольховой – учителем биологии в средней школе и у них родился старший сын Андрей. Мой отец вызвал из г. Свердловска свою маму. В апреле 1951-го семью переводят на новое место службы, во Владивосток, а Бориса Ермолаевича срочно направляют на курсы офицеров связи в Москву, которые он закончил в феврале 1952 года. В прилагаемой справке по 22 предметам отмечены отметки «хорошо и отлично». В семейном архиве осталось 600 страниц писем моей маме Клавдии Васильевне и мне от Бориса Ермолаевича. Каждую ночь перед сном он описывал ей прошедший день (не упоминая секреты), спрашивал обо мне, веселил и тревожился. Удивительно, но почта работала как часы – письмо, иногда два, приходили через пять дней. Когда отца не стало, моя мама, а потом я читал для неё эти письма, и она словно молодела на глазах, вспоминая всё, с ним прожитое, просила вернуться к одному или другому упомянутому эпизоду…

Мои родители  Клавдия Васильевна и Борис Ермолаевич Егоровы, 1997 год 
Отец в 1952 году был назначен заместителем начальника базовой военно-морской почтовой станции ТОФ, которая располагалась во Владивостоке в двухэтажном здании ниже Центральной площади, у железнодорожных путей. В те годы обострились отношения СССР и США в связи с событиями на корейском полуострове. Там произошёл военный конфликт, приведший к разделению Кореи на два государства.

Являясь офицером экспедиции штаба Тихоокеанского флота, Борис Ермолаевич часто возил в 1952-53 годы секретные документы в Китай, г. Порт-Артур, на военную базу ТОФ поездом через Гродеково. Обычный пассажирский вагон, с хорошо укреплённым купе в середине, охранялся с входных площадок вооружёнными матросами. Важность документов требовала серьёзной охраны, на многих станциях нельзя было выходить. Всё было засекречено… Каково же было удивление Бориса Ермолаевича, когда в середине 70-х, находясь в гостях у друга – подводника А.Н. Сапрыкина, прибывший в гости из г. Новосибирска его брат, Михаил Сапрыкин, вглядевшись, узнал в отце того самого офицера, жизнь которого он неоднократно охранял в поездках в г. Порт-Артур!

В детстве, расспрашивая про ордена и медали на лацканах кителя, я доходил до наград Монгольской народной и Китайской народной республик, тогда отец умолкал и говорил фразу: «За что получил, узнаешь через 50 лет». Прошло 60 лет, отец умер в конце марта 2009-го, и на Первом канале в феврале 2014 года прошёл многосерийный фильм «Неизвестная война». Как много мы ещё не знаем о том, чем занимались наши отцы, надёжно владевшие очень важной профессией – Родину защищать!

В 1955 году Бориса Ермолаевича переводят из г. Владивостока в гарнизон Крым бухты Абрек залива Стрелок, на участок связи. Там я поступил в маленькую школу и закончил первый класс. Моя мама, после насыщенной работы и множества учеников в школе, в селе Владимиро-Александровское, в Крыму осваивала специальности чертёжника и копировальщика по синьке. Работы по специальности для неё не было, но 20 апреля 1955 года сформировалось Военно-морское строительное управление «Дальвоенморстрой», в посёлке Промысловка началось строительство городка для военных строителей военно-морской базы в заливе Стрелок, в бухтах Павловского, Абрек, Конюшкова, Разбойник, Чажма, Тинкан и Анна, а маме предложили принять в свои руки новую поселковую среднюю школу.

У многих приезжавших в гарнизон офицеров жёны оказались врачами и учителями, поскольку возле военных училищ нередко строили педагогические и медицинские училища. Поэтому мама смогла создать в своей школе сильный педагогический коллектив.

Пришла пора учиться и отцу. Многим ребятам его поколения война помешала закончить школу. Поступив в 1956 году в вечернюю школу, Борис Ермолаевич 22 июня 1959 года получил аттестат об окончании средней школы, позволяющий поступить в высшее учебное заведение. В начале 60-х годов прошло «хрущёвское» сокращение Вооружённых Сил. Борис Ермолаевич попал под сокращение. 13 февраля 1959 года он уволился, а 26 февраля был принят на гражданскую должность старшего инженера производственного отдела в Управление начальника работ № 309, став военным строителем «Дальвоенморстроя».

Отец учился всю жизнь, двигаясь по разным должностям, где была необходима его энергия и знания, как и подобает военному человеку. В 50-х он вступил в Коммунистическую партию СССР, соблюдал её Устав, свято верил в её идеалы. В последние годы жизни он был секретарём Владивостокского отделения Союза Советских Офицеров, при проведении парадов шёл впереди воинской колонны с большой золотой Звездой, символическим знаком упомянутого Союза.
Отец на параде 9 Мая 1999 года с большой золотой Звездой 
В 1962-64 годах Борис Ермолаевич работал старшим инженером СМУ-983. После сокращения Вооружённых Сил 1959 года оказалось, что не хватает знающих, опытных людей, молодые не могли закрыть образовавшиеся вакансии, начался новый призыв старых кадров. В мае 1966-го отец вернулся в ряды Советской Армии и прослужил в Вооружённых Силах Союза ССР 28 лет, по сентябрь 1980 года, работая в Военно-морском строительном управлении «Дальвоенморстроя» Тихоокеанского флота. Борис Ермолаевич был грамотным, надёжным специалистом-плановиком. В 1967 году он окончил Всесоюзный московский заочный финансово-экономический институт, получив высшее образование, что помогло ему ещё больше отдавать себя служению Отчизне. Помню, как он проводил с военными строителями занятия по технике безопасности, используя сделанные им фотографии и демонстрируя специально подобранные фильмы на передвижной киноустановке, насколько строг был при проверках. Зато в курируемых им строительных частях не было несчастных случаев при производстве работ.

Много работая, дома он отдыхал за книгами по исторической тематике – о великих военачальниках, лидерах государств; разбирал победы прошедших войн, увлекался биографическими очерками об известных личностях. Среди наших с мамой книг по биологии и географии у него была своя «историческая» полка. Выписывая с 1967 года «Роман-газету», он отбирал понравившиеся произведения и переплетал их, объединяя твёрдыми корочками, научив этому и меня. На чтение и обсуждение этих книг была целая очередь из соседей и друзей. Много его сил и времени уходило на оформление кабинетов биологии и географии в школах, где преподавала моя мама. Делались интересные экспонаты и макеты, ответственность за них позже тоже переходила на меня. В семье он был обычным человеком, как миллионы военных, – правда, много курил при нервной работе, но не пил; любил петь красивые русские и украинские песни, особенно «морские», был интересен в танцах; выращивал цветы и искусно прививал плодовые деревья, сажал картошку и множество овощей; сам построил дачный домик и помогал в строительстве соседям. Обожал зимнюю рыбалку на льду Амурского залива. Умел делать многое и учил этому детей и внуков. Таким мы его и запомнили.

Клавдия Васильевна и Борис Ермолаевич, 2004 год
27 апреля 2000 года Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами РФ В.В. Путин присвоил Борису Ермолаевичу очередное воинское звание – полковника. Он прожил 83 года, не дожив два с половиной месяца до 60-летнего юбилея со дня свадьбы. В 50-летний юбилей их поздравляли и вручали на Центральной площади подарки мэр Владивостока Ю.В. Копылов и губернатор Приморского края Е.И. Наздратенко. В 1999-м году отец с мамой легко кружились в свадебном вальсе по площади, вместе с танцевальным ансамблем...

Золотая свадьба моих родителей, 1999 год
В 2005 году, в книге «Чтоб память добрая осталась», посвящённой 50-летию «Дальвоенморстроя», командующий Краснознамённым Тихоокеанским флотом, адмирал Г.А. Хватов подчеркнул, какая громадная работа проводилась в гарнизонах военными строителями по повышению боевой готовности флота, улучшению бытоустройства военнослужащих. В книге он написал, что «этот юбилей – важнейший жизненный этап для всего многотысячного коллектива военно-строительных организаций, промпредприятий, частей военно-морского строительного управления «Дальвоенморстрой» Тихоокеанского флота. За эти годы, благодаря самоотверженному труду инженерно-технического, командного состава, рабочих и служащих, военных строителей на Тихоокеанском флоте введены в строй важнейшие оборонные комплексы, оборудованы места базирования надводных кораблей и подводных лодок. В гарнизонах на Камчатке, Курильских островах, в Советской Гавани, Хабаровском и Приморском краях созданы необходимые бытовые условия для размещения частей и соединений флота. Построены объекты оборонного и хозяйственного назначения – всё то, что позволяло морякам Тихоокеанского флота добросовестно нести боевую вахту по защите интересов нашего государства в Мировом океане».

На 50-летии «Дальвоенморстроя»: Борис Ермолаевич в первом ряду третий слева. Владивосток, 2004 год
Прожив десять лет в пгт Тихоокеанский (ныне г. Фокино), воспитываясь в гарнизоне в семье военнослужащего, что позволяло мне вплотную видеть и чувствовать происходившие с 60-х годов изменения, сам старший офицер запаса, преклоняю голову перед теми, кто защищал и защищает Россию, перед военными строителями «Дальвоенморстроя», одним из которых стал и мой отец. Они упрочили наш мир на долгие годы, обезопасив от вражеского вторжения с моря на Дальнем Востоке. Благодаря их героическому труду мы получили возможность спокойно вырастить новые поколения детей и освоить для их жизни Дальний Восток. В 70-летнюю годовщину Победы в Великой Отечественной войне от всего сердца поздравляю всех, кто её добивался, кто защищает Россию сейчас. Желаю ветеранам крепкого здоровья и долгих лет жизни! Спасибо Вам за спокойную жизнь, без войны.

Андрей ЕГОРОВ, 
кандидат биологических наук ДВО РАН


суббота, 25 апреля 2015 г.

Ко Дню Великой Победы: Путь отца – достойный пример для подражания


Мой отец Иван Семёнович ТКАЧЕНКО родился в крестьянской семье в селе в Сумском уезде Харьковской губернии Российской империи (ныне Сумская область на востоке Украины) в 1916 году и в феврале текущего года разменял 100-й год своей жизни.

Иван Семёнович ТКАЧЕНКО, 2014 год
В 1931 году окончил школу-семилетку и поступил в возрасте 15 лет работать и учиться на токаря в фабрично-заводское училище при Сумском машиностроительном заводе имени Фрунзе в городе Сумы, которое окончил в 1934 году (средней школы-десятилетки в селе тогда не было). В то время была такая форма практического образования с трехгодичным сроком обучения – один день учатся по специальной школьной программе, а затем один день практически осваивают получаемую специальность, работая на производстве. Полный трёхгодичный курс учёбы-работы соответствовал девяти классам средней школы-десятилетки и давал право поступления на третий курс рабфака, окончание которого соответствовало получению полного среднего образования, то есть десяти классам средней школы в то время, и давало возможность поступления в высшее учебное заведение.

В 1932–1933 годы в селах на Украине свирепствовал голод, но учёба в ФЗУ позволяла не только выжить, но и получить нужную в стране специальность. ФЗУ-шников трёхразово неплохо кормили в заводской столовой за 3 рубля в месяц, то есть фактически бесплатно, платили стипендию 30 рублей по ученическому разряду и, кроме того, дополнительно выдавали по хлебной карточке ежедневно 700 грамм хлеба, которые отец относил в село родителям.

После окончания ФЗУ три года работал по специальности токаря на заводе имени Фрунзе в городе Сумы и в машинотракторной станции в родном селе, а в ноябре 1937 года был призван с Украины во Владивосток в морскую пограничную охрану. Службу проходил в 62-м Владивостокском морском пограничном отряде войск НКВД СССР. В то время морские пограничники служили четыре года, военные моряки в ВМФ – пять лет, а все остальные военнослужащие срочной службы – три года, а не один год как сейчас. Призывали тогда на действительную срочную службу зрелых мужчин в возрасте 21–22 года, а не 18-летних детей как сейчас.

Надо полагать, что служил добросовестно и успешно, поскольку приказом по отряду от 6 ноября 1938 года был поощрён командованием пограничного отряда фотографированием с винтовкой под знаменем части (в Дисциплинарном уставе Вооруженных сил СССР была такая почётная форма поощрения). 


На обороте фотографии написано: «Отличнику-краснофлотцу тов. Ткаченко. В день 21-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции. Приказ по отряду № 446 от 6/IX-38. Начальник Владивостокского морского пограничного отряда НКВД капитан-лейтенант Шеломов (подпись). Военком отряда батальонный комиссар Тарант (подпись). Печать: 62 Владивостокский морской пограничный отряд НКВД СССР». Интересно, что начальник погранотряда Иван Иванович Шеломов – родной дядя (старший брат матери) Владимира Путина, нынешнего президента Российской Федерации. Он командовал пограничным отрядом с 1937 по 1940 год. Зоной ответственности 62-го морского пограничного отряда являлось побережье Приморского края от границы с Кореей и далее по морю до мыса Лопатка (южная точка Камчатки), то есть эта зона включала и Курильские острова.

Время было неспокойное, поскольку японцы постоянно нарушали морскую государственную границу СССР, заходили на рыболовных судах в территориальные воды и под видом рыбной ловли занимались шпионажем в отношении советского побережья. Военные комиссары (так в то время назывались политработники) воспитывали пограничников в представлении о какой-то особой хитрости и коварстве японцев: они, мол, тебе улыбаются, а за спиной нож держат. Наверное, для этого были достаточные основания.

До увольнения в запас оставались какие-то четыре месяца, но началась война с Германией. Великую Отечественную войну встретил во Владивостоке. Как вспоминает отец, поначалу настроение командиров было радужное: комиссары вывесили карты с красными флажками, чтобы показывать успешное продвижение Красной Армии. Предполагалось, что воевать будем малой кровью и на чужой территории. Вышло, однако, по-другому. Обстановка на Дальнем Востоке была фактически военная, и к войне готовились – ждали нападения Японии в любой момент времени после нападения Германии, поскольку Япония была союзницей Германии и была связана с ней Антикоминтерновским пактом 1936 года с Секретным соглашением, приложенным к пакту, и Тройственным пактом между Японией, Германией и Италией 1940 года. Японцы вели себя нагло и провокационно.

В этих условиях в январе 1942 года 62-й Владивостокский морской пограничный отряд был передан с личным составом и материальной частью в состав Тихоокеанского флота. В составе Тихоокеанского флота в период войны с Германией отец занимался военным судоремонтом. В частности, участвовал в подготовке подводной лодки ТОФ С-56 к дальнему походу в условиях Арктики и ледовой обстановки по Северному морскому пути через Северный Ледовитый океан на Северный флот для участия в боевых действиях на Западе против фашистской Германии. После войны эта подводная лодка через много лет была возвращена во Владивосток и была установлена на пьедестал возле Штаба Тихоокеанского флота на Корабельной набережной в качестве мемориального корабля-музея. 


В 1942 году отец был награждён Почётной грамотой Народного комиссариата Военно-морского флота Союза ССР, в которой сказано: «Старшине 1 статьи тов. Ткаченко И.С. За отличную работу по ремонту кораблей и боевой техники Военно-Морского Флота в дни Великой Отечественной войны. Москва, 1942 год. Народный комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР адмирал Кузнецов (подпись)».

День Победы 9 мая 1945 года встретил во Владивостоке. Но на Дальнем Востоке все понимали, что война не окончена и предстоит война с милитаристской Японией.

В период краткосрочной войны с Японией в августе 1945 года занимался ремонтом кораблей Тихоокеанского флота в условиях боевых действий. Окончание войны встретил во Владивостоке в должности старшего мастера судоремонтной группы и в воинском звании главного старшины. Награждён боевыми наградами: орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны 2-й степени, а также медалями «За боевые заслуги» и «За победу над Японией», нагрудным знаком «Отличник РККА».

После окончания войны с Японией, прослужив 8 календарных лет срочной службы по призыву, в ноябре 1945 года был уволен в запас и направлен на 102-й морской завод наркомата (министерства) Военно-Морского флота СССР в Порт-Артуре, где в соответствии с Ялтинским Соглашением трёх великих держав от 11 февраля 1945 года по договору августа 1945 года с гоминдановским правительством Чан Кайши СССР получил в аренду сроком на 30 лет военно-морскую базу с прилегающей территорией на Ляодунском полуострове, которая была утрачена Россией после неудачной войны с Японией 1904–1905 годов. Там он проработал почти четыре года на должностях инженерно-технических работников.

После окончания войны отец 65 лет проработал в судоремонтной промышленности военно-морского флота СССР в должностях ИТР от старшего мастера до начальника цеха, в том числе на 178-м судоремонтном заводе во Владивостоке (с 1949 года), и вышел на пенсию в 2010 году после уничтожения просуществовавшего более 70 лет завода 178, на котором проработал 60 лет, на 95-м году жизни, имея трудовой стаж 79 лет в календарном исчислении. Оборудование завода, включая и самое новое, было продано на металлолом, а территория завода, находившегося на берегу уникальной глубоководной бухты Золотой Рог, превращена в «набережную цесаревича» и в автомобильную стоянку. Здания многих цехов были уничтожены, а в уцелевших зданиях собираются устроить развлекательные игровые зоны. Видимо, новой, «демократической» России в отличие от России царской и советской не нужны военные судоремонтные заводы, впрочем, как и сам военно-морской флот. Наверное, предполагается, что в возможной будущей войне воевать за нас будут китайцы.

За послевоенный период отец был награждён более 25 различными трудовыми и юбилейными государственными и ведомственными наградами (не считая многочисленных почётных грамот) – медалями и нагрудными знаками, в том числе медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»», «Ветеран труда», «60 и 70 лет Вооруженных сил СССР», медалями в честь «Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», медалью Жукова, медалью «300 лет Российскому флоту» и другими, в числе которых государственная награда КНР – медаль «Советско-китайской дружбы», которой награждались лучшие советские специалисты, оказывавшие дружественную помощь народному Китаю в 1950-е годы. Приказом Министра обороны Российской Федерации Маршала Российской Федерации И. Сергеева № 185 от 21 апреля 2000 года «О награждении ветеранов Великой Отечественной войны» по Центральному комитету профсоюза рабочих и служащих ВМФ был награждён «за образцовое выполнение служебных обязанностей, трудолюбие, инициативу и в связи с пятьдесят пятой годовщиной Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» ценным подарком – наручными часами «Слава» с гравировкой «От Министра обороны России».


Путь отца представляется мне достойным примером добросовестного отношения к своим гражданским обязанностям.

Об отношении к войне прошлой и настоящей можно выразиться вполне определённо и однозначно: в войне нет ничего героического и привлекательного, война – страшное дело, поскольку на войне гибнут люди, главным образом, молодые мужчины. И ответственность за войну несут безмозглые и подлые политики, которые сами не воюют, а воевать посылают других. Это тем более справедливо в наши дни, когда изощрённым политикам удалось столкнуть лбами украинцев и русских – в сущности, один народ.

Борис ТКАЧЕНКО,
ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН,
кандидат экономических наук



пятница, 24 апреля 2015 г.

ДВФУ и ведущие научные организации региона объединились в консорциум

Интеграция


Дальневосточный федеральный университет и 15 ведущих научно-исследовательских организаций Дальнего Востока создали единый научно-образовательный кластер – консорциум. Объединиться и усилить кооперацию с целью подготовки высококвалифицированных специалистов и развития приоритетных исследовательских направлений договорились ДВФУ и естественнонаучные подразделения Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН), а также Дальневосточный региональный научно-исследовательский гидрометеорологический институт и Примгидромет. Председателем Совета консорциума на первом его собрании 17 апреля был избран ректор ДВФУ Сергей Владимирович Иванец.

Вошедшие в консорциум участники сконцентрируют свои усилия на крупных долгосрочных междисциплинарных проектах, проведении совместных исследований по прорывным направлениям, создании новых образовательных программ в ДВФУ. Планируется объединить не только интеллектуальные ресурсы, но и совместно использовать имеющуюся материально-техническую и лабораторно-аналитическую базу. Серьёзно будет увеличено число ведущих учёных академических институтов, вовлечённых в преподавательскую работу в ДВФУ. Присоединиться к консорциуму смогут и другие научно-исследовательские организации, а также производственные предприятия и компании.

Создание консорциума выводит на новый уровень многолетнее продуктивное сотрудничество Дальневосточного федерального университета с академическими институтами региона. Глубокая интеграция ДВФУ и ДВО РАН в сфере образования, науки и развития высоких технологий – один из приоритетов для университета на годы вперёд, нашедший отражение в его Программе развития и Программе повышения международной конкурентоспособности.

Такое взаимовыгодное сотрудничество по целому ряду направлений уже даёт свои результаты. Важным совместным достижением стала победа в 2014 году в конкурсе на получение крупного гранта Российского научного фонда в размере 750 млн. рублей на исследования в области биологии моря. Заявка на грант была подготовлена на основе работ, которые выполняются в тесном взаимодействии кафедр Школы естественных наук ДВФУ и ДВО РАН.

Участники консорциума:

·          Дальневосточный федеральный университет
·          Институт прикладной математики ДВО РАН
·          Институт автоматики и процессов управления ДВО РАН
·          Институт проблем морских технологий ДВО РАН
·          Институт химии ДВО РАН
·          Тихоокеанский институт биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН
·          Биолого-почвенный институт ДВО РАН
·          Ботанический сад-институт ДВО РАН
·          Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН
·          Дальневосточный геологический институт ДВО РАН
·          Тихоокеанский институт географии ДВО РАН
·          Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичева ДВО РАН
·          Медицинское объединение ДВО РАН
·          Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» ДВО РАН
·  Дальневосточный региональный научно-исследовательский гидрометеорологический институт
·          Приморское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

четверг, 23 апреля 2015 г.

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945: "Нам дороги эти позабыть нельзя…"



Приближается празднование 70-летия Великой Победы в Великой Отечественной войне, и так мало остается живых свидетелей и участников тех событий… В нашей семье воевали наш дед Иван Иванович Рассоха и его сыновья Николай и Володя. Иван Иванович Рассоха воевал в строительных войсках, Николай – в зенитных, Володя – в танковых. Участвовали в войне и отцы наших мужей. Куликов Петр Григорьевич прошёл две войны – Финскую и Великую Отечественную от начала и до конца, служа в войсках связи, дважды был ранен, имел награды. Иван Аврамович Луценко, красноармеец стрелкового полка, участвовал в боях на Сталинградском направлении, сражался за освобождение Будапешта, награждён орденами и медалями, получил два ранения.
Несмотря на разные военные судьбы, в которых были и окружение и плен и возвращение в строй, и тяжёлые ранения и контузии, – все вернулись с фронтов живыми! Дожил до 70-летнего юбилея Победы только наш папа, Николай Иванович РАССОХА, и этот рассказ о нём.

Николай Иванович РАССОХА, 1944 год, Одесса
Нам, своим дочерям, папа не рассказывал о событиях войны, только несколько лет назад удалось записать несколько его рассказов. Еще мама сохранила газету «Вымпел» Хабаровского судостроительного завода (1986), где папа однажды поделился своими воспоминаниями. В то же время жизненный опыт и судьбы людей военного поколения являются редким примером чувства долга, патриотизма, стойкости духа и жизнелюбия. И особенно теперь понимаешь, что война и её солдаты – это наша недавняя и все еще живая история, о которой нам надо помнить и сохранить для наших детей и внуков.

Папа родился 22 декабря 1922 года в с. Комышня, Миргородского района Полтавской области. Учился в сельской школе, помогал родителям по хозяйству, многое научился делать своими руками – мастерить, ремонтировать, строить. В юности, как и для многих молодых людей СССР, кумиром для него был Валерий Чкалов. Поэтому он готовился стать лётчиком, а для этого активно занимался физической подготовкой и сдавал нормы ГТО. После окончания школы сдал экзамены в Харьковское лётное училище, но мечте не суждено было осуществиться, он не был зачислен из-за дефекта зрения – небольшой аномалии цветоощущений. Осенью 1940 года семнадцатилетний Николай Рассоха был призван для прохождения срочной службы в Ленинград, в железнодорожные войска НКВД. Задачей части была охрана железной дороги от Ленинграда до Таллинна и, особенно, мостов и туннелей. В дни увольнений молодой солдат ездил в Ленинград и был очарован красотой этого города на всю жизнь.

С первых дней войны папе довелось принимать участие в боях против захватчиков. Часть, где он служил, вместе с погранотрядами с большими потерями сдерживала наступление мотомеханизированной немецкой дивизии и попала в окружение, отрезанные от штаба подразделения прорывались к своим. В бою 5 июля 1941 года папа получил тяжёлое ранение в плечо. Правая рука была перебита (спиральный перелом кости) и висела за спиной, как плеть. Папа заправил руку за пояс и отправился в сторону эвакогоспиталя, пришлось пройти несколько километров и потерять много крови.

Лечился три месяца в госпиталях Ленинграда и был отправлен в Башкирию в команде выздоравливающих. Снова готовился вернуться на фронт, но в это время вышел приказ И.В. Сталина – всех выздоравливающих с высшим и средним образованием направить в военные училища – зенитные, лётные, танковые. Папа попал в зенитное училище им. Г.К. Орджоникидзе в город, носящий имя кумира его юности – г. Чкалов (сейчас – Оренбург), прошёл там ускоренный курс, и в 1943-м был направлен в Москву в звании лейтенант-зенитчик. В г. Мытищи был назначен командиром огневого взвода 76 мм пушек на 204 отдельный бронепоезд ПВО.

На 2,5 долгих года 204 бронепоезд стал фронтом и домом для папы и его товарищей. На бронепоезде воевали более 100 человек, он прошёл не одну тысячу километров, вёл боевые действия в составе Степного, Воронежского, Юго-Западного и 2-го Украинского фронтов, прикрывая от вражеской авиации крупные железнодорожные узлы, где скапливались эшелоны с нашими войсками и техникой. Основной целью зенитной батареи были «мессершмитты», «хенкели», «юнкерсы». Папа рассказывал, что немецкая разведка работала хорошо, и очень часто, как только на станции начиналась выгрузка или погрузка, в воздухе появлялись немецкие штурмовики.

Зенитная артиллерия – коллективное оружие, и для того, чтобы результат стрельбы был успешным – работа каждого должна быть безупречной. Поэтому у зенитчиков должны быть очень крепкие нервы и сила воли, чтобы в условиях налёта выполнять свои обязанности. Много раз каждому из зенитчиков (а в составе расчётов были и девушки) казалось, что бомба, свистящая в этот момент в воздухе, упадет именно на него. В такие минуты человек инстинктивно съёживался, стараясь укрыть хотя бы голову. Папа рассказывал, что невозможно привыкнуть к оглушительно рвущимся бомбам и снарядам, гибнущим товарищам, разрушенным городам и станциям. Однажды бронепоезду пришлось прикрывать под бомбежкой погрузку конницы генерала И.А. Плиева, и это было похоже на кромешный ад. Пылали вагоны с сеном, в дыму и грохоте метались и ржали перепуганные лошади… И таких случаев было много, но зенитчикам, отражающим воздушные налеты, в первую очередь командирам, приходилось собирать всю свою волю и выполнять свой долг.

В 1943-1944 годах зенитной артиллерией 204 бронепоезда было сбито 12 (на бронеплатформах было нарисовано 12 звезд) и повреждено 9 немецких самолетов. Бронепоезд много раз привлекался для уничтожения полевых укреплений на линии фронта. Вместе с пехотными войсками участвовал в штурме и освобождении наших городов: Ростова-на-Дону, Воронежа, Миллерово, Купянска, Харькова, Кременчуга, Одессы и других.

Н.И. Рассоха (во втором ряду – четвёртый справа) с боевыми друзьями, 1944 год,
Юго-Западный фронт
После тяжёлых боев бронепоезд трижды отводился в тыл для ремонта состава и вооружения. Выбывали из строя люди, и четыре раза приходилось пополнять личный состав. В этот период папа получил второе ранение в грудь (осколок прошел навылет). Последней крупной операцией с участием бронепоезда был разгром Яссо-Кишиневской группировки немцев. Здесь пушкам бронепоезда пришлось больше вести огонь по наземным целям, поскольку советская авиация уже полностью господствовала в воздухе. За активные боевые действия, участвовавшим в этих боях войскам, в том числе и личному составу бронепоезда, была объявлена благодарность Верховного главнокомандующего И.В. Сталина.

В конце марта 1945 года бронепоезд находился на первой заставе Одессы и получил новый боевой приказ. Бронепоезд замаскировали под товарный состав, в апреле тронулись в путь. Информации не было никакой, и тут среди солдат и офицеров стали выдвигаться разные версии относительно того, куда идёт бронепоезд. По составу блуждали предположения: Польша, Венгрия, Германия. Никто ни разу не упомянул Дальний Восток. В пути встречались и другие бронепоезда, но все также были в неведении. Все предположения рассеялись, как только бронепоезд пересек Волгу, прибыл в Куйбышев и взял курс на Челябинск, а затем повернул в Сибирь. Во время движения на восток на бронепоезде шли занятия по боевой подготовке, обсуждались сводки Совинформбюро. Приказом Сталина 200 зенитных поездов были направлены через Волгу на Восток – Советский Союз стремился выполнить свой долг перед союзниками, обеспечить безопасность дальневосточных границ, выступить против империалистической Японии – последнего союзника Германии.

День Победы встретили в Новосибирске, услышали эту весть по радио, когда бронепоезд заправлялся углем и водой на станции Новосибирск-2. На привокзальной площади возник стихийный митинг, в нем приняли участие танкисты из соседнего эшелона, работники санитарного поезда, железнодорожники и местные жители. По радио транслировались марши, незнакомые люди обнимались, целовались, плакали, пели и танцевали. В честь такого великого праздника был произведён неофициальный артиллерийский салют, и вдогонку палили все, у кого было личное оружие. Бронепоезд дал такой мощный залп, что стекла вокзала не выдержали, и начальник вокзала постарался побыстрее отправить зенитчиков.
Бронепоезд пересек всю страну. В пути, в свободное от службы время фронтовики с большим интересом вглядывались в незнакомую местность, степи, горы, тайгу, нетронутые войной города и посёлки. Увидели Байкал, Амур. Впереди была дорога до Тихого океана, где ждала неизвестность.
В Маньчжурии бронепоезд дислоцировался в районе Харбина, но непосредственно в боевых действиях ему участвовать не пришлось. Папа рассказывал, что у Квантунской армии были огромные многокилометровые склады с вооружением, боеприпасами, палатками, продуктами, обмундированием и даже кимоно. Перед бронепоездом была поставлена задача – вывозить трофеи. Оружие оставляли Китайской народно-революционной армии. После провозглашения победы над Японией пушки бронепоезда также передали Китаю. Подвижной состав вернулся в Приморье, офицеров расформировали по частям ПВО. Так закончился боевой поход отдельного 204 бронепоезда.

23-летний лейтенант Николай Рассоха остался на Дальнем Востоке, решив стать профессиональным военным. Папа прослужил в Вооруженных силах 29 лет, пройдя путь от рядового до полковника – командира артиллерийского полка, самого молодого командира полка Дальневосточного военного округа.

В 1951 году в Хабаровске он познакомился с врачом-интерном Зоей и вскоре они поженились, родились две дочери. Из детства запомнилось, что родители много работали. Служба папы была связана с частыми выездами на учения, «на точки», как он говорил. В то время городского телефона у нас не было, дома стоял спецтелефон, по которому могли позвонить ночью и вызвать папу в часть по тревоге, на учения.

Мама работала в роддоме и часто оставалась дежурить. Пока мы были маленькими, после садика ждали родителей у няни. Когда подросли и стали школьницами по вечерам в дни маминых дежурств оставались дома одни и ждали папу, и какая же это была радость – услышать в тишине подъезда знакомое покашливание!

Мама рассказывала, что в 1962-1965 годах папа очень часто дежурил и отсутствовал дома потому, что это было напряжённое время: американские самолеты летали у самых границ нашей страны, и ракетные войска были в готовности номер один.

Запомнились тревожная весна 1966 года, когда стало известно, что папа уезжает в командировку куда-то очень далеко, нам не говорили куда. Но через некоторое время стали приходить письма с Кубы, где он прослужил военным советником два года. Потом была военная служба под Ленинградом, с которой он и ушёл в отставку.

В свои 48 лет наш неутомимый папа поступил во Всесоюзный заочный юридический институт, через пять лет получил специальность юриста. Преподавал в том же вузе, в Хабаровской школе милиции. Работал на Хабаровском судостроительном заводе, где десять лет возглавлял Первый отдел. Эта работа требовала особой ответственности и тщательности, так как была связана с подготовкой сопроводительной документации при судовых испытаниях. Папу всегда и во всем отличали собранность, аккуратность и ответственность. Не было такого дела и такой работы, которые бы он не сумел сделать. Все вещи, созданные папиными руками, вызывали и вызывают восхищение. Будь то новогодние костюмы или искусно переплетённый толстый альбом художественных репродукций «Огонька», или построенный им дачный домик. Выросший в садах Полтавщины, он терпеливо старался вырастить у нас на даче яблони и груши, абрикосы и виноград, невзирая на все сюрпризы приморского климата.

Папе сейчас 92 года, к сожалению, в последние годы здоровье его ухудшилось, но каждый раз на вопрос о самочувствии он стойко отвечает – «нормально» или «отлично». Его искренне обрадовали награды правительства, врученные недавно к 70-летию Великой Победы: памятный знак в честь 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, медаль Министерства обороны Российской Федерации «100 лет противовоздушной обороны» и медаль «70-лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945». Хотя, как мы помним, папа всегда предпочитал надевать на День Победы орденские планки, а не многочисленные ордена и медали.

Николай Иванович Рассоха, 1985 год
Для этого газетного материала мы оставили название, которое папа дал своей единственной статье о войне, напечатанной в заводской газете. Папа написал свою историю о военных годах и военных дорогах, которую мы в основных событиях сохранили здесь. Он назвал свои воспоминания: «Нам дороги эти позабыть нельзя…», строчкой из песни, которая теперь звучит как наказ потомкам.

Когда мы читаем о прошлом, мы сравниваем его с настоящим и задумывается о будущем. Но читая и думая о тяжелейшей войне и великой Победе, мы, прежде всего, надеемся, что в нашей семье наши дорогие фронтовики останутся единственными солдатами, которым пришлось пережить Войну, пройдя её от начала и до конца. Мы надеемся, что трое папиных внуков Николай, Иван и Артём и пятеро правнуков Саша, Сережа, Гриша, Андрюша и Верочка будут знать, что такое дороги войны только по фильмам, книгам и по воспоминаниям своего деда и прадеда, Николая Ивановича Рассоха, полковника ракетно-зенитных войск и артиллерии в отставке, ветерана Великой Отечественной войны.

Татьяна ЛУЦЕНКО, научный сотрудник ТИГ ДВО РАН, кандидат географических наук;
Марина РАССОХА, профессор ДВФУ, кандидат филологических наук
Апрель, 2015, 
Владивосток