четверг, 26 марта 2015 г.

Условие нашего выживания или Как остаться независимым государством

Актуальная тема


Матвей Тихонович РОМАНОВ, 
главный научный сотрудник ТИГ ДВО РАН, доктор географических наук

О демографическом потенциале России

Президент России В.В. Путин в ежегодном послании Федеральному собранию в декабре прошлого года отметил, что качество и масштаб российской экономики должны соответствовать её геополитической и исторической роли в мире. Действительно, без сильной экономики, сопоставимой с экономикой сверхдержав, сложно выполнять весомую геополитическую роль в современном мире. Однако Россия не сможет успешно выполнять свою геополитическую роль также и без должного развития другой важной и высоко коррелируемой с экономикой составляющей геополитического потенциала, – демографической.


При оценке геополитического потенциала России нами (П.Я. Бакланов, М.Т. Романов, 2009) было отмечено, что наиболее «сильными» его составляющими являются: 1) природно-ресурсный потенциал, включая и территорию как важнейший ресурс; 2) оборонный потенциал с его ракетно-ядерной составляющей; 3) научно-технический и образовательный потенциал. По сути, эти три составляющие геополитического потенциала России являются её основными «конкурентными» преимуществами, которые пока дают основание рассматривать нашу страну в числе «тройки» крупнейших держав мира, наряду с США и Китаем.

В то же время, наряду с этими выдающимися составляющими геополитического потенциала (ГПП) России, экономическая и демографическая его составляющие не отличаются столь же весомыми значениями. По размерам ВВП, например, Россия сегодня почти в пять раз отстаёт от США и Китая, по численности населения отставание также весьма существенное.

В одном ряду с США и Китаем, во многом, правомерно рассматривать и Европейский союз (Евросоюз, ЕС). Это экономическое и политическое объединение 28 европейских государств, с признаками международной организации (межгосударственности) и государства (надгосударственности), производит примерно такой же объём ВВП (17578 млрд. долл. в 2013 году – по данным Всемирного банка), как и США, и Китай. В его пределах проживает более 0,5 млрд. чел., что в 3,5 раза больше, чем в России.


В силу этого России, имеющей такого «активного» геополитического оппонента, как США и НАТО, не избавиться от перманентного давления на неё (в виде различного рода санкций, военных угроз и пр.) при сохранении нынешнего положения дел в этих сферах. Поэтому, наряду с экономикой, России следует ускоренно развивать и другую важную составляющую геополитического потенциала – демографическую.

Демографический потенциал России, в сравнении с другими основными составляющими ГПП, является наиболее «слабым его звеном». Сопоставление демографических потенциалов «десятки» стран мира с наибольшей военной мощью позволяет отметить, что по этому показателю она занимает лишь девятую позицию в мире, в то время как даже по экономике – шестую.

В мировом рейтинге стран по совокупности четырёх основных показателей (военный, экономический, демографический потенциалы и территория с ресурсами), в значительном отрыве от стран второго эшелона лидируют США и Китай. Они занимают территории более 9 млн. км2, производят валовой продукции более чем на 16 трлн. $. По военному и демографическому потенциалам они также в «тройке» несомненных лидеров. Тем не менее, эти сверхдержавы и сегодня реально продолжают быстро увеличивать свой демографический потенциал.

Китай, весьма динамично развивавшийся в течение последних 35 лет и ставший по оценкам Всемирного банка к концу 2014 года мировым лидером по экономическому потенциалу, за этот период масштабно увеличил и численность своего населения – на 388,9 млн. чел. (!), или в 1,4 раза, в то время как всё население России составляет лишь 146 млн. чел.). США за аналогичный период увеличили свой ВВП в 5,9 раз, а численность населения – на 90,6 млн. чел., или, как и Китай, в 1,4 раза.

В России же, которая всегда декларировала, что население – основная производительная сила, в этот период для её наращивания мало что предпринимали – за 35 лет демографический потенциал возрос всего в 1,06 раза, или на 5,8% (и то с учётом населения Крыма). Для страны, претендующей на особую геополитическую и историческую роль в мире, это недопустимо мало. В результате, если ещё в 1980 году разница в численности населения России и её основного геополитического оппонента – США составляла 90 млн. чел., то в 2014-м – уже 172,5 млн. чел. То есть, разрыв в демографических потенциалах современных сверхдержав и России только увеличивается, и масштабно. При таком положении нереально рассчитывать на эффективное выполнение Россией в мире весомой геополитической роли.

Россия сопоставима с США и Китаем, или даже несколько опережает их по военному и ресурсному потенциалам, но недопустимо отстаёт от них по не менее важным демографическому и экономическому потенциалам. По демографическому потенциалу Россия сегодня занимает лишь девятое место в мире, уступая не только этим странам-лидерам, но и таким странам, как Индонезия, Бразилия, Пакистан, Нигерия, Бангладеш. Очень близка к России по численности населения даже в 45 раз меньшая по занимаемой площади соседняя Япония.

Даже по другой важнейшей и тоже недостаточно «благополучной» геополитической составляющей – ВВП – по данным Всемирного банка Россия занимает более высокую – шестую – позицию (при оценке по паритету покупательной способности национальных валют – ППС). Хотя следует отметить, что и шестое место в мире по такому важному показателю, как ВВП – не та позиция для государства, желающего проводить независимую политику. Это становится очевидным сегодня – по изменениям геополитических и экономических отношений между странами Западного мира и Россией.

То есть, наиболее «слабым звеном» ГПП России остаётся её демографическая составляющая – при всей её важности как основной производительной силы и наиболее эффективного инструмента контроля над собственной территорией, что подтверждается всей многовековой мировой историей.


Нами ранее неоднократно отмечалось, что длительное сохранение или усиление различий, контрастов в геополитических потенциалах стран-соседей и их регионов неизбежно приводит к появлению геополитических проблем, а нередко и к серьёзным конфликтным ситуациям. И, судя по настойчивому прессингу на Россию в последний период, Запад в лице стран НАТО не склонен дольше «терпеть» её двойственное положение и предпринимает усилия по снижению уровня её независимости в сфере экономики, по демонстрации своего геополитического превосходства. В этих целях настойчиво расширяется структура НАТО и усиливается его военное присутствие вблизи российских границ – в Восточной Европе, на Чёрном и Баренцевом морях. Здесь подогреваются военные конфликты, вводятся различные экономические санкции, делаются попытки экономической изоляции и прочее.

В этих условиях, если Россия не готова мириться с определённым Западом для неё местом в Новом мироустройстве, она должна устранить основные «слабые звенья» в своем геополитическом потенциале. Устранение «слабых звеньев» для России начала XXI века заключается в оперативном и методичном наращивании его демографической и экономической составляющих (наряду, конечно, с поддержанием на достаточном уровне и оборонного потенциала). Если выразить это количественно, то России в долгосрочной перспективе следует утроить свой демографический потенциал и в 4,5 раза увеличить ВВП, чтобы на равных войти в тройку сверхдержав. Это должно стать важнейшими элементами идеологической доктрины и стратегии долгосрочного развития России – в противном случае «спокойной» жизни ей не будет. При этом важно не только абсолютное увеличение экономического и демографического потенциалов России в целом, но и повышение их концентрации в стратегически наиболее важных на тот или иной период и перспективных регионах – в силу того, что сложно обеспечить ускоренное развитие экономически и демографически разреженных пространств.

Демографические проблемы для России не новы, они сверхактуальны для страны уже более сотни лет, особенно с учётом многомиллионных людских потерь в двух Мировых и Гражданской войнах. Однако в течение всего этого столетнего периода государство серьёзных усилий по их решению и не предпринимало – видимо считали, что демографическая проблема сама собой решится. Но само, как известно, ничто не решается. В итоге, Россия, имевшая в 1913 году 159-миллионное население, но растерявшая за эти годы и часть территорий, и населения, в 2014 году насчитывала лишь 146 млн. чел. (с учётом Крыма), в то время, как и США, и Китай, пришедшие к рубежу XX-XXI веков сверхдержавами, за 100-летний период увеличили своё население в 3,4 раза.

В новейшей истории России демографические проблемы также много лет обсуждались, и даже была разработана и утверждена в 2007 году Указом Президента «Демографическая политика Российской Федерации на период до 2025 года». Как отмечается в данном документе, демографическая политика Российской Федерации направлена на увеличение продолжительности жизни населения, сокращение уровня смертности, рост рождаемости, регулирование внутренней и внешней миграции, сохранение и укрепление здоровья населения, и улучшение, на этой основе, демографической ситуации в стране. А целями, количественными ориентирами этой демографической политики РФ, были объявлены: стабилизация численности населения к 2015 году на уровне 142-143 млн. человек и создание условий для ее роста к 2025 году до 145 млн. человек, а также повышение качества жизни и увеличение ожидаемой продолжительности жизни к 2015 году до 70 лет, к 2025 году – до 75 лет.


Следует признать, что в свете складывающейся геополитической ситуации количественные ориентиры, обозначенные в данной «Демографической политике… до 2025 года», представляются удивительно скромными, в этих цифрах нет нацеленности на серьёзное решение «кричащих» демографических проблем России, можно сказать, в них вообще нет нацеленности на развитие. Естественно, они не могут быть достаточными для страны с особой геополитической и исторической ролью в мире, вынужденной развиваться в условиях нарастающей геополитической напряженности вокруг неё. Для «спокойной жизни» Россия должна иметь демографический и экономический потенциалы, приближенные к показателям сверхдержав. То есть, значения основных показателей сегодняшних сверхдержав и должны стать количественными ориентирами для России на длительную перспективу – приближение к таким значениям, по сути, является условием её выживания как целостного и независимого государства.


Несомненно, для России и укрепление здоровья населения, и увеличение продолжительности жизни, и снижение смертности крайне важны, но сегодня в нашей стране в демографической политике должны быть другие приоритеты, а именно, – рост рождаемости (что «работает» и на «омоложение» нации) и миграционные перетоки в стратегически важные регионы, показавшие свою эффективность в предыдущие «критические» периоды и в России, и, например, в соседнем Китае.

Достижение вышеуказанных масштабных целей демографического развития в России в принципе возможно – историческая судьба предоставила ей весьма значительные конкурентные преимущества перед всеми другими странами мира в виде огромных территорий и крупнейшего природно-ресурсного потенциала, позволяющие обеспечить ускоренное её развитие. Однако этими конкурентными преимуществами следует ещё эффективно распорядиться – как было обозначено в «Демографической политике…», – для создания устойчивой материальной базы, для успешного решения широкого круга масштабных задач экономического и демографического развития.


В складывающихся геополитических условиях недопустимо промедление с развитием адаптированного к рыночным условиям высокоэффективного производства в стратегически важных регионах, с созданием территорий опережающего развития, с созданием высокооплачиваемых рабочих мест, с массовым строительством доступного жилья для населения и другое – в целях его закрепления здесь и последующего расширенного воспроизводства. Следует помнить, что опережающее развитие экономического и демографического потенциалов России, по сути, является условием её выживания как целостного и независимого государства.

Поэтому ускоренное наращивание демографического потенциала должно стать одним из ключевых моментов идеологической доктрины, стратегии долгосрочного развития России.

Матвей РОМАНОВ,
главный научный сотрудник ТИГ ДВО РАН, 
доктор географических наук


четверг, 19 марта 2015 г.

Путешествие длиною в жизнь


Как когда-то сказала Агата Кристи, «жизнь во время путешествия – это мечта в чистом виде». Эти слова стали своеобразным девизом Юрия Яковлевича Латыпова. Доктор биологических наук, в недавнем прошлом заместитель директора по науке Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника ДВО РАН, Юрий Яковлевич более 55 лет путешествует по планете, изучая современные и ископаемые кораллы, существовавшие около 500 миллионов лет назад. Побывал с экспедициями от Аляски до Африки, от Заполярья до юга Австралии.


Юрий Яковлевич Латыпов окончил Новосибирский государственный университет и аспирантуру института геологии и геофизики СО АН СССР, кандидат геолого-минералогических, доктор биологических наук, академик Нью-йоркской академии наук и Российской экологической академии. В шестнадцать лет связал свою судьбу с геологией, работал в тематических и геолого-съёмочных экспедициях, параллельно изучая ископаемые кораллы. Проведя более 15 лет в геологических экспедициях, Юрий Яковлевич стал изучать современные кораллы и рифы, чем продолжает заниматься и в настоящее время. Он автор более 15 монографий, посвящённых как проблемам палеонтологии и стратиграфии, так и исследованию современных кораллов и рифов.
Анализируя свою жизнь и стараясь понять, что было в ней определяющим, зависящим или не зависящим от него, что связывает женщину и мужчину, он выразил свои мысли и взгляды в восьми художественно-публицистических и мемуарных книгах. В составе геологических и морских экспедиций, научных делегаций, по персональному приглашению, а также в качестве туриста объездил почти весь мир.

О двух книгах Ю.Я. Латыпова «Путь в науку: фатум и упорство» и «Любовь моя – Вьетнам» мы уже писали. Сегодня наш рассказ о трёх его последних изданиях.

Юрий Яковлевич говорит, что «делиться воспоминаниями, с одной стороны, интересно, а с другой – совсем не просто, потому что … особенно остро чувствуешь быстротечность времени. При взгляде на старые фотографии, на потускневшие записи в дневниках, сознание обязательно возвращает тебя в прошлое. Невольно думается о том, что многое из сделанного со временем переоценивается и воспринимается совсем по-иному. Такие мысли возникли у меня раньше, после чего появились размышления, что события прошлого объективно не существуют, а сохраняются только в записанных документах и в человеческих воспоминаниях.

Прошлое есть то, что согласуется с записями и воспоминаниями. Каждая прошлая секунда со всем тем, что в ней было, исчезает и остается только память. И теперь, надо признаться, ворошить своё геологическое прошлое не менее приятно, чем вспоминать о вьетнамских приключениях и экзотике. Это были моё взрослеющее детство, молодость и становление в профессии (призвание) в зрелом возрасте. Я намеренно не стал особенно выделять никакие моменты в своей «геологической» жизни из массы фактов, эпизодов, встреч и дел, кроме тех, которые, по моему мнению, стали судьбоносными».


Воспоминания геолога

По словам автора книги «А путь и далёк, и долог», ему «повезло необыкновенно: путешествовать практически всю жизнь – это стало интересом и смыслом жизни. Перефразируя известную песню, можно сказать: я по свету немало хаживал, жил в палатках, отелях, в зимовьях, тайге»…

В этой насыщенной остросюжетными событиями книге прослеживается судьба паренька, мечтавшего стать военным штурманом дальнего плавания, но попавшего случайно в геологическую экспедицию. Жизненный расклад, некоторые случайности и закономерности, а также встречи с неординарными людьми, превратили его сначала в опытного геолога-практика, и затем судьба, повернувшись, направила его в академическую научную среду, которая была предназначена стать его стихией и смыслом жизни. Автор полагает, что страницы книги позволят читателям пробудить у них лучшие воспоминания и душевные волнения в связи с их собственными удачными или курьёзными жизненными ситуациями. Книга выпущена в прошлом году в Издательском доме «Библио-Глобус» (г. Москва) и предназначена для широкого круга читателей, особенно любящих единение с природой.

Юрий Яковлевич «всю жизнь занимался только любимым делом, которое дало возможность объездить добрую часть Земли. Исходил не одну тысячу километров в геологических экспедициях от самого края Чукотки, через Колыму, Якутию и Сибирь до Западной Украины и от Прибалтики до Кавказа. Прошёл по морям от Аляски до юга Австралии и Маврикия, на кораблях обогнув Землю от Чукотского до Северного моря. На машине исколесил Алтай, Аляску, Камчатку, Сибирь до и вокруг Байкала и родное Приморье. На машине же и на поезде проехал всю страну от Владивостока до Дербента. Исследовал кораллы и рифы от Австралии до Африки.

В общем-то, добился успехов в науке, получив не только все регалии и чины, но и известность, в том числе за рубежом, опубликовав более полутора десятков научных, научно-популярных книг (четыре из них изданы на английском и вьетнамском), атласов и фотоальбомов, посвящённых исследованию рифов и проблемам, которые необходимо решить для их сохранения, а также популяризации значимости рифовых экосистем для населения планеты».


Да, жизнь Юрия Яковлевича сложилась, а кто её определил именно такой – судьба или он сам, его труд и призвание вместе с характером и здоровьем? Этот вопрос задаёт автор и отвечает: «есть, может быть, не всегда очевидные, но существенные связи, позволяющие самому определять свой жизненный вектор. Если обратиться к собственной истории и вспомнить поворотные события личностного выбора на своём жизненном пути, то их окажется не так уж мало». Несмотря на многочисленные и как бы случайные события в жизни автора, выбор всегда оставался за ним, потому что «мы хотим пройти свою жизнь лучшим образом, следуя внутреннему зову, как бы ни были притягательны мечты добиться богатства или громкого успеха или получить всё и сразу. Мы должны стараться быть самими собой, действовать так, как подсказывает наше сердце, чтобы не удалиться от самих себя и не оставить свой путь».

Да, – соглашается читатель с автором, – безусловно, есть предопределённость, судьба, и даже фатальность «не только в нашем появлении на этом свете, но и в некоторых других жизненных ситуациях, но в значительной мере судьба определяется и зависит от наших действий, а порой сильнее от бездействия» … И берёт себе на заметку: «надо обязательно трудиться и стремиться делать свою жизнь!»


Романтика моря

«Наверное, на свете нет человека, который не любил бы путешествовать. Кто-то предпочитает путешествовать дикарем, а кто-то ценит комфорт отелей и интересные экскурсии. Но почему же нам не сидится дома? Какая мечта заставляет нас собирать рюкзаки и чемоданы и отправляться путешествовать в те места, о которых мы читали в книгах? Мечта посмотреть мир, узнать, как живут люди, прикоснуться к тайнам забытых цивилизаций, познакомиться с культурой и традициями других стран. Но иногда к путешествию вместе с ветром странствий нас подталкивает ещё желание выбраться из привычного мира и просто побывать и даже отдохнуть в незнакомом удивительном месте, сбежать от проблем и обыденности, туда, где все по-другому, необычно и ново», – это строки из книги Ю.Я. Латыпова под названием «А море останется морем», которая вышла в этом году в «Дальиздат».

Так как автор родом из Приморского края, детство его проходило под не умолкающим шумом моря и криками чаек на берегах Тихого океана: в посёлке Пластун, бухте Ольга, в Находке, Посьете. Немного повзрослев, жил и учился во Владивостоке, известном порту Ванино, Совгавани и Магадане. Ему не давало покоя море, корабли, морские путешествия в дальние страны… Романтика! И он, конечно же, хотел быть похожим на подтянутых красавцев – военных моряков... А потом решил, что ему нужно быть штурманом дальнего плавания…

«Штурманом я не стал, но вторая половина жизни очень плотно связалась с морем. Настоялся на капитанском мостике, накачался на палубе и прожил в каютах в общей сложности более трёх лет. За последние 35 лет избороздил три океана, более 20 морей, обогнул Землю от Клайпеды через Средиземное и Красное моря до Анадыря, побывав не менее чем в 20 портах более полутора десятков стран. Организовал и участвовал более чем в десяти крупных морских экспедициях. Посетил и исследовал рифы от восточной Австралии до Сокотры, Сейшел и Маврикия, проведя под водой не одну тысячу часов» …

Мятежная душа у Юрия Яковлевича! Так уж устроен человек, что все неизведанное манит к себе. Так же манят иные страны, и кажется, что там другой мир. Дома мы мечтаем о путешествиях, а, получив изрядную долю впечатлений, тянет обратно…

«Тоскливо подчас, особенно в тропиках – хочется в осенний лес, в зимние горы, почувствовать скрип снега под ногами. Самые экзотические тропики недолго нравятся, быстро приедаются и набивают оскомину, очень скоро русская тоска по Родине начинает пробирать. Каждый раз приезжая домой, поставив рюкзак и чемодан в коридоре, чувствую себя необыкновенно счастливым». А потом, отдохнув, вновь хочется… вспоминать море и думать о следующем рейсе.


«Ни пера, ни чешуйки!»

«Очень часто человеку, чтобы наладить микроклимат в семье, в коллективе, набраться сил, упорядочить свои мысли, нужно просто поменять обстановку и отправиться на отдых. Потом гораздо легче справляться с бытовыми житейскими проблемами и принимать решения. И даже отношения в семье начинают новый виток, становятся крепче. Точно так же всё происходит и на работе». Трудно не согласиться с Юрием Яковлевичем, а потому перейдём к «Повести об охоте и рыбалке», опубликованной издательством «Эдитус» г. Москва.

В книге описываются приключения автора на необъятных просторах нашей страны в тайге, горах, на реках и в море в поисках рыбацкой или охотничьей удачи. Приводятся описания животных и некоторые приёмы их добычи, а также способы и рецепты приготовления блюд.

«Еда, которую обычно готовят на природе (уха на рыбалке и шурпа на охоте), несомненно, очень здоровая и полезная. Уха благотворно влияет на наше пищеварение. Рецепт прост: свежая рыба, картофелина, луковица и зелень, обычно ещё свежий зелёный лук вприкуску, ко всему – водочка (но обязательно в меру). В шурпе, как правило, кроме мяса, картофеля и лука тоже ничего не бывает. Но что может быть лучше? Чистый воздух, вода рек и озер, лесная тишь у костра, само созерцание водной глади или бесконечного звёздного неба – все это благотворно действует на нашу душу, да и на здоровье.

Рыбалка и охота позволяют человеку в полной мере реализовать один из важнейших атрибутов человеческого бытия – стремление к свободе. Многие философы и психологи считают, что потребность в свободе является для человека первичной, врожденной. Почти все мировые религии соглашаются с тем, что уникальное отличие человека от других божьих тварей – именно свободная воля».

Один известнейший актер и заядлый рыболов в ответ на вопрос Юрия Яковлевича о том, помогает ли рыбалка обдумыванию творческих планов и рождению новых профессиональных идей, изрёк что-то вроде: «Какие там творческие планы! Забываешь обо всем! Сидишь и пялишься на этот поплавок, и ни о чём больше не можешь думать!» В этом ответе подмечена очень важная психотерапевтическая особенность рыбалки. Рыбалка сродни медитации, она целиком и полностью поглощает сознание человека, позволяя ему отвлечься от любых страхов и забот, не связанных с процессом рыбалки. «Житейские заботы и проблемы остаются где-то там, далеко, их словно ветром уносит или течением смывает. Во время такого отключения мы дышим воздухом подлинной свободы, запасаемся новыми душевными силами, заряжаемся положительной энергией, что поможет нам впоследствии легче справиться со многими проблемами.

Мы удим или затаились с ружьем, а это значит, мы растворились, сравнялись с вечной природой, произошло то самое слияние с рекой, с кустами и травой, с небом, с ветром и птицами, когда забываешь самого себя. Наверное, в этом и есть главная тайная прелесть ужения и охоты».


Книги Юрия Яковлевича повествуют о заметных и малозаметных событиях, которые в своей взаимосвязи и составляют суть нашего бытия. Хочется надеяться, что они будут интересны и небесполезны широкому кругу читателей и помогут ответить на вопросы, которые, наверное, волнуют многих: всё ли предопределено в нашей судьбе, или человек достигает всего в жизни благодаря упорству и труду? Почему мы, бывает, отчаянно сопротивляемся превратностям судьбы, а, порой, – позволяем событиям развиваться без своего участия и идём на поводу у неё? И правда ли, что будущее будет таким, каким ты сам его создашь?

А ещё думается, что эти книги смогут пробудить у читателей лучшие воспоминания и душевные волнения об их собственных самых удачных или курьёзных жизненных ситуациях. :-)



Фотографии из архива Ю.Я. ЛАТЫПОВА

четверг, 12 марта 2015 г.

Назад в будущее глобального города

Экономика



Об агломерации «Большой Владивосток»

После саммита АТЭС родилось немало идей и проектов, часть из которых уже реализованы. Среди них: уровень вице-премьера правительства для Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе, создание Министерства развития Дальнего Востока, объявление Президентом Российской Федерации развития Дальнего Востока в качестве национального приоритета на ХХI век. Обсуждается создание территорий опережающего социально-экономического развития, формирование Владивостокской агломерации, на высшем уровне озвучена мысль о придании Владивостоку статуса свободного порта.
Эти и многие другие решения вроде бы масштабны и ориентированы на привлечение сюда инвестиций и населения. Но экспертное сообщество сдержано в оценках, – не хватает целостного понимания региона и стратегии его развития. Сохраняется ощущение хаотичного набора мероприятий.


Об агломерации «Большой Владивосток», а проще – о настоящем и будущем нашего города рассказывает Юрий Алексеевич АВДЕЕВ, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, член Общественного Совета по стратегическому развитию Владивостока, кандидат экономических наук.

– Юрий Алексеевич, что такое – агломерация?

– По одному из определений городская агломерация – это компактная и относительно развитая совокупность дополняющих друг друга городских и сельских поселений, группирующихся вокруг одного или нескольких мощных городов-ядер и объединённых многообразными и интенсивными связями в сложное и динамическое единство; это тот ареал, то пространство потенциальных и реальных взаимодействий, в которое вписывается недельный жизненный цикл большинства жителей современного крупного города и его спутниковой зоны. На территории Дальнего Востока Владивостокская агломерация – единственная, отвечающая данному определению.


Туманное настоящее

– Что представляет Владивостокская агломерация сегодня?

– Железнодорожная связь и автомагистрали, международный аэропорт в 50 км от города, индустриальное домостроение, единая электроэнергетика, водохранилище и 80-ти километровый водовод, склады и промышленная зона, сельское хозяйство и тепличные хозяйства, туристические базы, десятки тысяч земельных участков жителей Владивостока на территориях Надеждинского, Хасанского, Шкотовского районов, повседневные маятниковые трудовые миграции, массовая автомобилизация населения – всё это давно превратило территорию юга Приморья в единое агломерационное пространство. В начале 90-х годов группой депутатов Владивостокского городского Совета народных депутатов и учёных была разработана «Концепция экономического развития Южного Приморья «Большой Владивосток». Уже тогда границы агломерации рассматривались в пределах водосборного бассейна залива Петра Великого.

– Как управляется Владивостокская агломерация?

– Субъект федерации взял на себя полномочия по утверждению схем водоснабжения и водоотведения, подготовке генеральных планов, правил землепользования и застройки, а также «разрешений на установку и эксплуатацию рекламной конструкции». А муниципалитеты берут на себя обязательства по «организации и проведению публичных слушаний». Это перераспределение полномочий закрепилось подписанным в торжественной обстановке «Соглашением № 30: О создании Владивостокской агломерации» между губернатором и главами четырёх муниципалитетов.

Справедливости ради необходимо отметить, что в тексте Соглашения есть статья, в которой высокие договаривающиеся стороны собираются разработать концепцию социально-экономического развития Владивостокской агломерации. Выяснить, в каком направлении и как будет развиваться эта территория, ещё только предстоит, но полномочия по принципиальным позициям уже распределены. Координирующим органом будет межмуниципальный совет, состоящий из тех же фигурантов. Пока из документов следует только одно: стремление сконцентрировать в одних руках возможные федеральные вливания для осуществления крупных инфраструктурных проектов. Внешне – все правильно – такими проектами управлять нужно из единого центра, но много ли примеров эффективного, рачительного распоряжения финансовыми ресурсами! И дело не в том, что нечисты на руку подрядчики, а прежде всего в том, что в большинстве проектов декларируемые цели и задачи не совпадают с истинными намерениями ни заказчика, ни исполнителя. Говорим – агломерация, а подразумеваем – деньги, которых не хватит на всех…


Восточная столица России?

– Можно ли предложить иной сценарий развития событий?

– Даже в 90-е годы, Владивосток, не осознав ещё в полной мере положения открытого города, нуждался в подтверждении своей миссии центра международных коммуникаций России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Сегодня это уже куда как более очевидно: в каких ещё городах открыто два десятка дипломатических представительств других стран, какой из городов азиатской России притягивает к себе иностранцев больше, чем Владивосток? Но мы делаем далеко не всё, чтобы международные связи для города были приоритетом, и работали на нас. Доказательств тому много: чего стоит тезис о «полицентрической агломерации», понимаемой, что среди тяготеющих друг к другу городов нет явного лидера, который и является основным источником агломерационных связей. Уже второй губернатор не признает за Владивостоком права быть столицей Приморского края. А подписанное ныне Соглашение уравнивает Владивосток с другими муниципалитетами.

– А что продемонстрировал урбанистический форум, который прошёл во Владивостоке осенью прошлого года?

– То, что ни у города, ни у края, ни у приехавших издалека экспертов пока нет той концептуальной модели агломерации, которую можно было бы обсуждать, критиковать, понимать и реализовать. На всю Россию всего 12 городов с населением более миллиона жителей, немногим более двух десятков с числом свыше 500 тысяч. На Дальнем Востоке Владивосток и Хабаровск конкурируют между собой, в то время как у каждого из них есть своя миссия, свой набор функций, не пересекающихся и не дублирующих.

– Какие же?

– А вот какие. Хабаровск – это столица Дальневосточного федерального округа со всем набором управленческих структур, тогда как Владивосток – столица Тихоокеанской России, его задачей является организация политического, экономического, социокультурного взаимодействия со странами АТР, в рамках Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества.

Если в Хабаровске инфраструктурные проекты ориентированы на обеспечение территориальной связности пространства в шесть с лишним млн. кв. километров, то инфраструктурные проекты Владивостока должны быть ориентированы на обеспечение связности всей России, европейских стран со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. С этих позиций уровень муниципального образования для Владивостока явно недостаточен, он не позволяет городу в полной мере осуществлять свое предназначение. Кардинальный поворот России на восток ставит на повестку дня вопрос о Владивостоке как восточной столице России со статусом федерального города.


У руля проекта будущего

– Саммит АТЭС во Владивостоке стал подтверждением политики поворота на восток. Строительная пыль осела, гости разъехались, региональный и муниципальный бюджеты почувствовали на себе тяжесть произошедшего, а город и край по привычке погрузились в текучку. Обсуждают, кто, сколько своровал, чего не достроили, где деньги, и как ещё заполучить федеральные ресурсы для достройки развязок, гостиниц, очистных сооружений.
А удержать город на заданной федеральным центром траектории можно было только за счёт события, по масштабу соразмерному или превосходящему прошедший здесь саммит. Владивосток мог претендовать на проведение Всемирной выставки «Экспо-2020», но городу не хватило смелости вступить в конкурентную борьбу.

Разумеется, у города много текущих проблем, которые не позволяют расслабляться, и ответ приходится держать за выполнение тактических задач. А долгосрочные стратегические цели – они за пределами выборного срока, а значит, и отвечать за них не надо. Но из частных, повседневных задач желаемая перспектива может сложиться только случайным образом, и если текущая деятельность не отслеживается и не сверяется каждый раз со стратегической целью, будущее вряд ли будет ожидаемым. Только если рядом с теми, кто каждый день отвечает на запросы жителей города, есть впередсмотрящие, своеобразный интеллектуальный центр («Институт развития города»), удерживающий целостность проекта будущего, осуществляющий мониторинг, выявляющий неизбежные отклонения в текущей работе, сигнализирующий о необходимых коррективах, сохранится шанс оставаться на заданной траектории.


Что нам мешает?

– Насколько город открыт, насколько готов конкурировать за инвестиции, технологии, дополнительные рабочие руки, насколько способен переосмыслить своё предназначение и с какой точностью определиться с целеполаганием – настолько эффективно городское развитие. Целевые стратегические установки являются наиболее надёжным основанием для оценки текущей деятельности, и только в этом случае открывается перспектива, дающая ясно понять, что Россия отсюда «владеет Востоком».

– Может ли восстановление отраслей, которые составляли экономику Владивостока предыдущего периода, дать новый импульс его развития в нынешних экономических условиях?

– Резкое снижение объёма госзаказов для военно-промышленного комплекса привело к сокращению производства и числа работников, занятых в этой отрасли, в разы. Неполнота производственных циклов, отсутствие собственной проектно-конструкторской базы, слабая связь с наукой – всё это не позволяет рассчитывать на сколько-нибудь масштабное восстановление некогда ведущих отраслей. Более того, смена собственников с последующей перерегистрацией головных офисов за пределами края до недавнего времени профильных видов деятельности, таких как Дальневосточное морское пароходство, Владивостокский морской торговый порт, Дальневосточное отделение железной дороги, «Дальсвязь» и так далее, резко сократили налоговую базу города.

Определение целевых установок территориального развития стало компетенцией самих территорий, но предлагаемые стратегии редко становились инструментом управления территориальным развитием. Конфликт между намерениями и декларируемыми целями власти, с одной стороны, и отсутствие понимания целей долгосрочного развития бизнесом, – с другой, стали основным препятствием на пути привлечения инвестиций и развития бизнеса.

Кроме того, слабое взаимодействие с другими городами и территориями, отсутствие кооперации между ними, конкуренция между дальневосточными портами, рыбными компаниями, негативный опыт создания особой экономической зоны, совместных предприятий (Находка, корейский технопарк, корейская деревня под с. Михайловка, гостиничный бизнес – «Владмотор ИНН», «Хёндэ») и так далее – всё это стало дополнительным тормозом на пути территориального развития. Таким образом, прежний импульс экономического развития, который инициировался государством, угас, новый, исходящий извне, также не получил развития, и только частная инициатива (челночный бизнес, торговля подержанными автомобилями, рыбный и лесной бизнес), сдерживаемая и ограничиваемая государством, так или иначе позволяла выживать местному сообществу.


Что нужно для счастья?

– В чём же будущее нашего города?

– Будущее Владивостока не может рассматриваться иначе, нежели с позиций геополитического, геоэкономического и геокультурного положения города. Идея многостоличности России, в которой Владивостоку отводится роль президентской столицы, даёт принципиально важный сигнал мировому сообществу, как Европе, так и Азии, а ещё позволяет ответить на вопросы выхода России из нынешнего кризиса и заодно снять множество проблем с перегруженной Москвы.

– Пожалуйста, несколько слов о геоэкономическом аспекте…

– Он рассматривается с позиций делового города, где размещаются международные деловые и финансовые центры, офисы крупнейших компаний. Новая команда управленцев министерства по развитию Дальнего Востока решительно настроена на экспорт ресурсов, и их понять можно, ведь результат нужен ещё вчера. С точки зрения перспективы задача состоит в том, чтобы начинать формирование технологической базы, позволяющей использовать природные ресурсы суши и океана Дальнего Востока для развития здесь космической отрасли и морехозяйственной деятельности в широком смысле слова.


– В чём получает своё воплощение геокультурный аспект?

– В создании на острове Русский Дальневосточного федерального университета, хотя это название отражает старую парадигму. В новой же – оно могло бы звучать как «Азиатско-Тихоокеанский Русский Университет». Остров Русский должен стать площадкой международного взаимодействия, где могли бы быть представлены города экономик АТЭС и наиболее значимые города России.

– Приблизительно об этом вы говорили раньше, ещё до саммита.

– Совершенно верно. С этой точки зрения федеральная подпрограмма «Владивосток как центр международного взаимодействия» (2009 год) была преимущественно техническим документом с перечнем объектов для международного мероприятия.

– А что нужно сейчас?

– Теперь нужен документ, в котором бы за Владивостоком в Азии закреплялась функция российского политического центра, в котором восточный вектор развития России в ХХI веке стал бы определяющим геополитическим вектором.

Итак, прежде всего, необходим политический документ, фиксирующий долгосрочную восточную политику России. За последние годы проделаны значительные шаги в этом направлении, но, как представляется, в Минвостокразвития должно появиться подразделение, главной функцией которого станет разработка стратегической перспективы региона.


– Юрий Алексеевич, на ваш взгляд, какими будут территориальные границы нового субъекта федерации?

– Территориальные границы ограничены водосборным бассейном залива Петра Великого. Особенностью данного территориального образования является включение в его состав прилегающей акватории части залива, что составляет органическую часть жизненного пространства города с единым управленческим центром.

Сложившееся и складывающееся в настоящее время разделение труда, видов производства, формирующихся селитебных зон, транспортных коммуникаций, – всё это требует формирования нового целостного подхода к данной территории, с возможным перераспределением некоторых функций между Владивостоком и входящими в состав агломерации поселениями.


– Каким должно быть стратегическое направление развития города?

– Оно должно быть ориентировано на развитие туристической отрасли, когда при минимальных вложениях и относительно быстрой отдаче может быть обеспечено максимальное наращивание социально-инфраструктурного потенциала. Это послужит хорошим стимулом для привлечения инвестиций, и в то же время будет способствовать притоку сюда новых рабочих рук, особенно, в сфере обслуживания.


Нужен последовательный вывод за пределы нынешнего городского центра жилья за счёт развития преимущественно малоэтажной жилой застройки. По мере снятия нагрузки с центральной части города появляется возможность осуществить его реконструкцию: сформировать деловую часть города, придавая ей современный уровень при максимально бережном отношении к исторической застройке.

Эта часть города должна стать привлекательной для размещения банков, офисов крупных компаний, музеев, театров, выставочных комплексов – сочетание деловой и туристической зон.


Город должен иметь долгосрочный план рекультивации всех водных акваторий, начиная с бухты Золотой Рог и заканчивая реками (Первой, Второй, Седанки и так далее). Для этого потребуется пересмотреть отношение к существующим производствам как вдоль морских бухт и заливов, так и по основным долинам рек. Часть из них может быть передана в Большой Камень, Славянку или Находку, часть может быть перепрофилирована или ликвидирована полностью. Особо тщательного экономического анализа потребуют порты Владивостока (морской торговый, рыбный, нефтеналивной и так далее) – насколько экономическая отдача, затраты на их расширение, реконструкцию будут сопоставимы, например, с превращением этих акваторий в рекреационную зону, что выигрывает или проигрывает при этом город.

– Наверное, особого подхода требует разработка концепции развития острова Русский?

– Да. Действительно, представленный взгляд на его перспективы московскими исполнителями при всей тщательности технической разработки проекта, тем не менее, вряд ли отвечает представлению о глобальном городе. Гораздо привлекательнее выглядит идея превращения острова Русский в площадку международных коммуникаций, предоставив возможность разместить здесь культурные центры, например, столиц стран АТЭС, и с другой стороны, предоставив такую возможность показать во всем многообразии такому же числу российских городов. По мере развития международного взаимодействия здесь могут быть обустроены и площадки международной электронной торговли, обмена информацией, технологиями, совместными разработками на базе ДВФУ и ДВО РАН.

Выход за пределы ограниченной территории полуострова Муравьева-Амурского помимо прочего позволяет решить многие проблемы жилищно-коммунального хозяйства, открывает возможности для развития малого бизнеса, и в какой-то мере может решить ещё и продовольственные проблемы.


Фантастика в наших руках

– Юрий Алексеевич, а нужен ли новый генплан? Может быть, проще переработать старые?

– Актуальность разработки нового генерального плана Владивостока совершенно очевидна, и его качество во многом зависит от концепции, которая будет положена в его основу. Ещё совсем недавно строительство моста через бухту Золотой Рог казалось безумной фантастикой, не говоря уже о том, что таким мостовым сооружением остров Русский будет соединен с материком. И ни в одном из подобных документов не содержалось указаний на то, куда и как получит развитие город. То, что происходило на наших глазах за последние шесть-семь лет из области мечтаний, сегодня стало реальностью, которой мы пока слабо воспользовались.

С этих позиций могут быть найдены ответы на многие вопросы. Например, о том, какая территория может рассчитывать на преференции? Что следует понимать под территорией опережающего социально-экономического развития? Для чего и где должен работать режим свободного порта? С кем и как мы конкурируем? Какие цели и задачи ставим перед собой как на ближайшую, так и на более отдаленную перспективу?

Поэтому задача, с одной стороны, в том, чтобы осознать ценность того, что нам уже досталось, а с другой – не останавливаясь на достигнутом, создавать проекты, которые нас приближают к статусу глобального города. Необходимо инициировать разработку принципиально новой концепции развития Владивостока как столицы Тихоокеанской России и предложить её для широкого обсуждения на разных уровнях.