среда, 31 декабря 2014 г.

Дорогие друзья!


Поздравляю Вас с Новым годом и Рождеством!


Пусть прекрасный Новый год

Лишь добро нам принесет

И исполнит все желания!

Счастья! Мира! Процветания!




воскресенье, 28 декабря 2014 г.

Итоги 2014 года в ДВФУ: Школа естественных наук

Интеграция

Яркие события, заслуженные победы и высочайшие достижения – всем этим уходящий 2014 год запомнится студентам, преподавателям и сотрудникам Дальневосточного федерального университета. Жизнь Школ и подразделений ДВФУ была наполнена интенсивной работой, которая привела к успехам и свершениям. Об итогах уходящего года и планах на 2015-й рассказал исполняющий обязанности директора Школы естественных наук (ШЕН), доктор биологических наук, академик Андрей АДРИАНОВ.


– Андрей Владимирович, чем запомнится 2014 год для вашей Школы?

– Важнейшим событием в году можно считать утверждение Программы развития Школы естественных наук, которая теперь является нашей «дорожной картой» на ближайшие несколько лет. В рамках её реализации предусмотрены долгосрочные проекты, способные привести к созданию в ДВФУ центров превосходства. Такими структурами в ближайшее время могут стать инновационно-технологический центр «Мировой океан» и междисциплинарный центр нанотехнологий. Кроме того, запланировано создание научно-образовательного кластера в виде консорциума ДВФУ и Дальневосточного отделения Российской академии наук, что позволит вывести на качественно новый уровень наши продуктивные интеграционные взаимоотношения с исследовательскими институтами региона.

В 2014 году Школа значительно улучшила основные показатели научной деятельности. Для нас это очень важно, поскольку мы уверены, что современное образование должно идти нога в ногу с научными исследованиями. Существенно увеличилось количество публикаций, индексированных в базах Web of Science и Scopus: если в 2013 году их было 270, то в 2014 опубликовано 340 статей. Ещё один важный показатель – количество публикаций на одну ставку профессорско-преподавательского состава: за год он существенно увеличился – с 0,47 до 0,71. Это очень хороший уровень публикационной активности – он даже несколько превышает средний уровень в академических институтах. Такая динамика внушает нам оптимизм в плане выполнения амбициозных показателей Программы повышения конкурентоспособности ДВФУ.

Самый важный контингент – конечно же, студенты. В Школе увеличился набор: с 700 человек в 2013 году до 778 первокурсников в 2014-ом. Это обусловлено популярностью программ ШЕН и появлением ряда новых. Растёт количество научных публикаций студентов, выполненных как самостоятельно, так и в соавторстве с преподавателями. Если в прошлом году таких публикаций было 169, то в этом году – уже более 200. Очень важный элемент для Школы естественных наук – развитие аспирантуры. В этом году число аспирантов впервые перешагнуло за сотню – среди них есть стипендиаты Президента РФ и Правительства РФ, крупных российских и зарубежных компаний.

Растёт в Школе и грантовая активность: в 2014 году мы выиграли 70 грантов (в 2013 – 53). В рамках Федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса на 2014-2020 годы» в ШЕН реализуются два больших проекта: по созданию новых функциональных материалов для сенсоров магнитного поля, а также по разработке методов для создания аналитических комплексов по оперативному определению и прогнозированию состояния окружающей среды. Три гранта Президента РФ получила наша молодёжь. Продолжается работа по крупным многолетним грантам с Министерством науки и технологий Китая и в рамках европейской программы TEMPUS.

Также хотел бы отметить выигранные проекты по конкурсу в рамках Постановления Правительства РФ №218, направленные на создание высокотехнологичных производств. С заводом «Звезда» реализуется проект по модернизации производства на основе технологий нанесения защитных покрытий для элементов морской техники, а с Центром судоремонта «Дальзавод» по внедрению лазерных технологий по восстановлению деталей морских судов. 

2014 год был заключительным в финансировании мегагранта, который получил выдающийся российский учёный, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Владимир Малахов и создал в Школе естественных наук ДВФУ лабораторию морских беспозвоночных. Она очень успешно функционирует и с 2015 года переходит на обеспечение за счёт собственной грантовой активности. Стоит отметить, что в 2014 году только одна эта лаборатория обеспечила для университета 40 статей в Web of Science.

Самый свежий проект, который разрабатывался Школой естественных наук, но мы его считаем общеуниверситетским – это проект «Технологии мониторинга и рационального использования морских биологических ресурсов», который получил крупный грант Российского научного фонда. Он предусматривает финансирование в размере 750 млн рублей в течение пяти лет. Здесь мы постарались объединить усилия не только разных кластеров нашей Школы, но и привлекли к работе коллег из Школы биомедицины и Инженерной школы. В результате – рассчитываем создать целую цепочку современных технологий контроля состояния морской среды и морских биоресурсов, оценки степени загрязнения и антропогенного воздействия на морские экосистемы, мониторинга природных популяций особо ценных гидробионтов, а также современных технологий их воспроизводства, безотходной переработки морского биологического сырья и получения на этой основе новых продуктов функционального питания и новых лекарственных препаратов.

Очень важной частью нашей деятельности является взаимодействие с крупными компаниями и госкорпорациями. Здесь нужно отметить «Роснефть» и дочернее предприятие «ВНХК» – в сотрудничестве с ними в вузе уже разработано и запущено несколько новых образовательных программ бакалавриата и магистратуры. В 2014 году также началось сотрудничество с крупной компанией Honeywell, в рамках которого предполагается использование ресурсов Школы для создания нового программного продукта для автоматизации и управления разработкой нефтегазовых месторождений. Стартовало взаимодействие с концерном «Моринформсистема  –АГАТ»и сейчас обсуждается создание совместного научно-исследовательского центра «Морские информационные технологии». В сотрудничестве с «Росатомом» в 2014 году были запущены новые образовательные программы, а в ближайшее время также планируется открытие кафедры ядерной физики и технологий. Корпорация заинтересована в подготовке на нашей базе до 250 иностранных студентов для зарубежных объектов, которые «Росатом» строит в странах АТР.

– Расскажите о некоторых планах, уже намеченных на 2015 год.

– Конечно, сейчас основные планы Школы сконцентрированы на достижении амбициозных показателей и реализации проектов, которые заложены в нашу «дорожную карту». Также мы хотим запустить несколько новых программ на английском языке, в том числе по изучению биологического разнообразия. В рамках стратегии развития Школы планируем совместно с академическими институтами и предприятиями открыть при кафедрах больше 20 новых лабораторий. Это позволит ещё сильнее активизировать научную работу, привлечь студентов в реальные исследовательские коллективы, в том числе в действующие научные команды из академических институтов. Это, на наш взгляд, является очень важной частью их образования.


Среди интересных проектов Школы естественных наук – создание и развитие специальной академии для школьников «Путь к успеху». Университетом накоплен хороший опыт в работе со старшеклассниками: многие годы ДВФУ вместе с ДВО РАН курировал Малую академию по морской биологии, школу «Юный физик». Сейчас мы все это хотим структурировать и создать под эгидой Школы естественных наук единую академию, где будут работать такие школы юного химика, физика, биолога, океанолога. Этим проектом мы бы хотели объединить одарённых, мотивированных ребят и сориентировать их на ДВФУ, донеся те возможности, которые есть только здесь. Дальневосточный федеральный университет, действительно, во многом уникален – это единственный вуз, расположенный непосредственно на берегу океана, с огромным потенциалом взаимодействия с наукой и образованием во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Подготовила Анна Леонтьева,

четверг, 25 декабря 2014 г.

Итоги 2014 года в ДВФУ: Школа биомедицины

Интеграция

Яркие события, заслуженные победы и высочайшие достижения – всем этим уходящий 2014 год запомнится студентам, преподавателям и сотрудникам Дальневосточного федерального университета. Жизнь Школ и подразделений ДВФУ была наполнена интенсивной работой, которая привела к успехам и свершениям. Об итогах уходящего года для Школы биомедицины и планах на 2015-й рассказывает её директор, доктор биологических наук, профессор Юрий ХОТИМЧЕНКО.


– Юрий Степанович, какими событиями запомнится 2014 год для Школы биомедицины?

– Самое главное – мы создали Программу развития Школы, над которой работали в течение всего года. Её высоко оценили российские и зарубежные эксперты, и теперь у нас есть так называемая «настольная книга», которая является для коллектива Школы биомедицины главным руководством к действию.

Неожиданное, но очень приятное событие для нас – набор иностранных студентов. Мы только недавно открыли новые медицинские программы, поэтому рассчитывали начать приём иностранцев лишь с 2015-2016 учебного года. Но уже в этом году к нам поступило 48 человек из Китая, Монголии, Узбекистана, Казахстана, Сербии и Танзании. В прошлом году было всего двое иностранцев. Всё это действительно свидетельствует о том, что Школа биомедицины и Дальневосточный федеральный университет в целом уже признаются не только в России, но и за рубежом. Мы очень переживали за уровень базовой школьной подготовки этих ребят, но были приятно удивлены, что они очень мотивированы и крайне серьёзно готовятся к занятиям.

Научно-исследовательская работа в Школе биомедицины занимает особое место. Считаю, что наука и образование должны идти вместе, но локомотивом всё же должны быть научные исследования. По Программе развития мы в ближайшие годы будем открывать центры превосходства по геномной регенеративной медицине, разработке лекарственных веществ, суперкомпьютерному моделированию в биомедицине и пищевым биотехнологиям. В этом направлении уже создана база для новых научных лабораторий по иммунофармакологии, геномной медицине, молекулярной онкологии и синтетической биологии. Что ещё очень важно – у нас заработали две новые лаборатории мирового уровня, которые возглавили победители конкурса по привлечению выдающихся уёеных на работу в ДВФУ. Виталий Борняков из Москвы руководит лабораторией суперкомпьютерного моделирования сложных систем, а Сосале Чандрасекхар из Индии открыл лабораторию медицинской химии.


В уходящем году нам удалось выиграть несколько крупных грантов. Один из них – грант Российского научного фонда, посвящённый регенеративной медицине и изучению возможностей стволовых клеток в борьбе со злокачественными опухолями. Ещё одна победа завоёвана в рамках Федеральной целевой программы Минобрнауки РФ – грант направлен на создание клеточного препарата для лечения опухолей головного мозга. 

Также мы выиграли грант по программе «Фарма-2020», который выполняем вместе с исследовательским институтом химического разнообразия «ХИМРАР» – самой крупной фармацевтической фирмой в России. Благодаря этому нам удалось получить финансирование на проведения доклинических исследований нового препарата для лечения болезни Альцгеймера. Также мы стали соисполнителями супергранта, который выиграл Дальневосточный федеральный университет. Речь идет о разработке инновационных лекарственных препаратов и функциональных продуктов питания на основе морских биологических ресурсов.

Больших успехов добились и наши учёные-биотехнологи. По итогам международного биотехнологического форума-выставки РосБиоТех-2014 ДВФУ завоевал рекордное количество наград. Инновационные разработки продуктов питания – безглютеновое печенье, сосиски с ламинарией, печеночный паштет с кукумарией, майонезные соусы на основе морских добавок и другие – получили высочайшие оценки как от профессиональных технологов, так и от обычных потребителей.


В 2014 году продолжилось укрепление материальной базы Школы. Недавно состоялось открытие роботизированного комплекса для клеточных линий. Это знаковое событие, ведь теперь в инструментальном исследовании живых клеток мы действительно вышли на мировой уровень. Отмечу, что наш клеточный робот уникален – он стал первым подобным в России и имеет лишь два аналога в мире, которые работают в ведущих научных центрах США и Франции.

Школа биомедицины интенсивно укрепляет международные связи. Мы уже провели переговоры с Медицинским университетом Тоттори (Япония) и готовимся в ближайшее время подписать соглашение о сотрудничестве. Летом этого года первый десант студентов медицинских направлений побывал на стажировке в Харбинском медуниверситете. Ещё один аспирант на год отправляется в США – он будет проходить стажировку в лаборатории молекулярной фармакологии Национального института рака, где работает ведущий в мире коллектив по генной терапии.

– Расскажите о планах и задачах на 2015 год.

– Мы планируем открыть ещё две-три новые лаборатории в рамках будущего центра регенеративной медицины – в частности, по 3D-биоинженерии имплантов и биологических материалов. Также нам хотелось бы открыть диссертационный совет по пищевым технологиям, аспирантуру по фармакологии, иммунологии, хирургии, внутренним болезням, педиатрии и травматологии. Кроме того, в 2015 году мы должны лицензировать ординатуру по клинической медицине.


В 2015 году собираемся запустить международную магистерскую программу по медицинской биотехнологии «Biomedical technology», которая будет охватывать клеточную биологию, токсикологию, фармакологию и иммунологию. Еще в ближайших планах – открыть дорогу для иностранных студентов на англоязычные медицинские программы. У Школы биомедицины уже есть классическая программа по подготовке врачей высшей квалификации «General Medicine», и на неё готовы приехать студенты, прежде всего, из стран АТР.

Подготовила Анна Леонтьева,

воскресенье, 21 декабря 2014 г.

Рассказы Виктора Квашина "Последний поход" и "Слово о коте Маркизе"


  

Последний поход

Я сижу у ночного костра. Руки привычно перебирают теплую шерсть.
– Хорошо мы сегодня поработали, Нордик, – говорю я псу.
Он сидит между моими коленями, прямо перед горящими дровами. Дремлет. Тоже устал. Иногда открывает глаза, и тогда живой огонь отражается в них.
Вскрываю тушенку.
– Поешь, Нордик, – протягиваю ему полную ложку мяса и снова глажу.



Наверно мои понятия о дружбе старомодны. Такие уж у меня установки: друг – это тот, который готов отдать за тебя свою жизнь. Среди людей у меня нет настоящих друзей.
Норд – таков. Он будет биться за меня насмерть. Ради нашего общего дела он готов терпеть любые лишения. Он прощает все мои ошибки, любую мою несправедливость. Он первым бросается зализывать нашу ссору, хотя, обычно неправ я.


Сколько сотен километров мы прошли с ним по тайге и сопкам! Какие препятствия он преодолевал! Мы ели из одной миски, пили из одной фляжки. Он согревал меня своим теплом в холодной палатке. Он выводил меня из таежных дебрей, когда случалось заплутать.


Двое суток я спасал экспедицию во время тайфуна. Я собрал в деревне все веревки и наладил переправу через бушующую реку. Я вывел вплавь всех. Не стал бы я этого делать, если бы там не было Норда, который верил в меня и ждал. Ни один из тех людей не стоил и его хвоста.
Мы сидим у ночного костра. Я почесываю ему за ухом.
– Мы сделаем этот маршрут, Нордик! – шепчу я, растирая кулаком неудержимые слезы. Он согласно виляет хвостом – Сделаем!

ЕГО НЕТ УЖЕ ПЯТЬ ДНЕЙ…



Мне сообщили по телефону, что он ушёл. Ушёл по-собачьи достойно, не попрощавшись, среди бела дня. Хотя последние месяцы не мог выходить дальше калитки. Ему было почти семнадцать лет.
Поиски результатов не дали. Да и не могли дать. Ведь уходил не для того, чтобы нашли. Он ушел в свой последний поход – на Гору Предков к Великой Псице.



Я верю шаманам, которые утверждают, будто все мы после смерти соединяемся с теми, кого любим. Пройдет немного лет, и мы с Нордом снова увидимся.


Он бросится ко мне, виляя хвостом и заливаясь звонким лаем. Молодой и веселый, он опишет вокруг меня пару кругов бешеной скачки восторга, а потом истопчет меня мокрыми лапами и лизнет в лицо.


Мы снова будем вместе бродить по сопкам и сидеть ночами у костра. И там, наконец, мы сможем поговорить на одном языке, хотя и на Земле прекрасно понимали друг друга.


А потом настанет время, и Великая Мать снова отпустит нас на Землю. Только я попрошу, чтобы мы поменялись ролями. Пусть Норд теперь будет человеком – он этого более чем достоин. А я хочу быть его верным псом. Ведь за эту жизнь я так и не выучился быть настоящим другом.
4 октября 2010 года
Гора Лысая Сопка, Партизанский хребет

На этой фотографии и на всех предыдущих – "самый лучший из людей" – пёс НОРД


Слово о коте Маркизе



Маркиз на самом деле тоже легендарная личность не меньше нашего героического пса Норда. Но мы кошек не любим, потому и внимания, а тем более почёта ему меньше.

Достался нам Маркиз от прежнего хозяина дома. Мы приехали на постоянное жительство в это глухое место, в промороженный дом в опустевшей деревне 7 января. Здесь никто не жил, но была привязана собака, и кот спал вместе с ней в будке. Хозяин иногда, один-два раза в неделю приезжал кормить собаку, ну и коту перепадало.

Поскольку мы приехали со своим членом семьи спаниелем Нордом, попросили забрать животных. Хозяин собаку забрал без разговоров, а про кота сказал, что это бесполезно. Наш Норд просто не переносил кошек и мы стали настаивать, тогда хозяин рассказал историю.

Сам он живёт в посёлке в восьми километрах отсюда. Во время перестройки появилась возможность построить домик. Он и построил. Мечтал выйти на пенсию и жить здесь, поближе к тайге, так как он охотник заядлый. Но жизнь внесла коррективы, пришлось жить в посёлке.

Чтобы дом не пустовал, привезли из города пожилых родителей. Они завели пчёл, скотину и котёночка Маркиза. Маркиз был любимцем, ему позволялось всё. Это до сих пор заметно – на всех деревянных частях квартиры следы заточки когтей.

Жили старики тут недолго, пару лет, радовались природе, но недуги заставили вернуться в город. Забрали и котика. Но любимец взбунтовался, жить в невозможных для вольного кота городских условиях наотрез отказался. Другой на его месте просто сбежал бы. Маркиз настаивал! Он стал вести себя, мягко говоря, неприлично. Люди не поняли, подумали, что виноваты гормоны и кастрировали взрослого молодого кота. Конечно, Маркиз всё понял и не простил. Он стал всячески пакостить в квартире и довёл любящих хозяев до того, что они упросили сына забрать котика в посёлок.

Среди зимы привёз он Маркиза в свой поселковый коттедж. Но тот не задержался, ушёл не попрощавшись. Несколько дней добирался тайгой до родного дома. Отморозил ухо так, что оно отвалилось, но прибыл. А дом закрыт. И он два года жил с собакой, промышляя подножным кормом.



Мы нашли в сарае большую заледеневшую тыкву, наполовину сгрызенную Маркизом. Как только зашли в квартиру и выложили вещи, кот вскочил на стол, разорвал лапами буханку хлеба и почти всю её съел на наших глазах. Видя его безумное поведение, мы не решились оставлять такого зверя в комнате. Я соорудил ему утеплённую будочку под верандой. И получился у нас деревенский парадокс: собака жила в доме, а кот на улице.

Надо сказать об отношениях кота и собаки. С первых минут Норд набросился на кота и лаял, не умолкая, часами. Как позже выяснилось, Маркиз был не робким котом и запросто мог обратить в бегство любую крупную собаку. Но тут он проявил необыкновенную выдержку – отвернулся мордой в угол и терпел все яростные наскоки Норда. Он сразу дипломатично признал Норда главным в доме, тем самым получив статус домашнего животного, хоть и дискриминационного «второго сорта», но с регулярным питанием.

Весной Маркиз удивил нас тем, что ловил и ел буквально всё, что шевелится: лягушек, змей, в том числе щитомордников, мышей, жуков, бабочек, птичек, летом истреблял с хрустом кузнечиков, конечно, поедал зелень начиная от травы, заканчивая огурцами. Огурцы крошил целыми грядками и никакие наказания не помогали. Если его ругали, он пожирал их ночами. А осенью и зимой лучшим лакомством для кота была тыква. Он сходил с ума, когда слышал запах разрезаемой тыквы – воспоминания голодной молодости.

Через пару лет мы забрали окультурившегося Маркиза в дом на зиму, а потом это стало правилом. Весной он сам переселялся во двор и домой заходить отказывался.




Со временем Маркиз перестал пожирать змей и лягушек, почти не обращал внимания на мышей. Ловил только глупых птенцов-слётков. Я однажды наругал его и сказал Норду:

– А ты что смотришь? Следи, чтобы Маркиз птичек не ел!

И что вы думаете, с этого момента и до конца дней, стоило Маркизу лишь помыслить двинуться в сторону птички, как Норд яростно бросался его облаивать и тот тут же отворачивался и делал вид, что вовсе и не собирался нападать на каких-то пернатых.

Интересно, как животные всё понимают! Отвлекусь от Маркиза. В первые годы мы сажали кукурузу. Но урожай полностью собирали барсуки, фазаны и добивали вороны. С барсуками Норд воевал и всегда звал меня на подмогу. Ночами мы с ним устраивали целые бои с нежелающими уступать добычу барсуками, которые были размером как раз с Норда и щёлкали зубами не хуже собаки. Фазаны воровали початки очень ранним утром, когда и мы и собака спали. А вороны пиратствовали днём в открытую. Однажды жена гоняла их, гоняла, рассердилась, говорит:

– Норд, а ты что лежишь, гоняй ворон!

Всё, с этого дня, если ворона случайно пролетала вблизи нашего суверенного воздушного пространства, Норд поднимал невыносимый лай и преследовал её по земле. Ворона тоже не дура. Сядет на дерево и перья чистит, а собака часами на лай исходит. Приходилось иной раз камнями ворону прогонять, жалея исполнительного пса. А до того он просто не обращал на ворон внимания.

Кто бы мог тогда предвидеть, что сейчас, когда нет ни кота, ни собаки, мы подружились с теми самыми воронами и кормим их холодною зимою, чуть ни с руки. Я их даже называю «мои летучие собаки». Они всё понимают.

У Маркиза с Нордом были особые взаимоотношения. И если Норд всегда подчёркивал своё главенство над ним, то при опасности бросался защищать как «наше животное». Однажды появился в деревне молодой, а потому наглый агрессивный белый кот. И стал этот белый ходить к нашему Маркизу, с целью подраться. В один день напал белый на Маркиза как-то уж слишком врасплох, угнал его в лес и загнал на дерево. Жена говорит:

– Норд, иди Маркиза выручай.

Норд ринулся по следам, отыскал, белого кота прогнал далеко-далеко и вернулся с докладом – хвостом виляет, мол, выполнил.

– Молодец, Нордик! А где же Маркиз? Маркиз-то на дереве сидит, боится. Иди, приведи.


Друг НОРД

Ринулся Норд исполнять и через несколько минут явился с котом к хозяйским ногам.

С годами кот обленился, как впрочем, случается и с людьми в благополучных условиях. Охотился он изредка, ради спортивного интереса. Питался исключительно сырой навагой и никакой иной пищи не признавал. Я как-то подсчитал, что принёс из магазина за восемь километров на собственной спине в рюкзаке не менее пяти тонн свежемороженой наваги непосредственно ради «нелюбимого» кота Маркиза. Летом он по-прежнему крошил огурцы на грядках, а зимой любил полакомиться кусочком сырой тыквы.

Прожил Маркиз довольно долгую и, наверно, по-своему счастливую жизнь. Только с нами он жил 11 лет, а всего по нашим подсчётам около 15-16 лет. Между прочим, последние два года кот был освобождён от ига Норда, жизненный путь которого окончился раньше, и имел статус полноправного и единственного домашнего животного в нашем доме.


Легендарный кот МАРКИЗ


И теперь, по прошествии лет, когда режу зимой тыкву, вдохну запах жёлтой мякоти и вспоминаю кота Маркиза…

Виктор Георгиевич КВАШИН с НОРДОМ на перевале Небесном

Послесловие автора

«Мы сами эту жизнь выбрали, как, собственно, и наш Маркиз. Мы приехали сюда в январе 2002 года, когда ещё не было сотовой связи, а здесь вообще никакой не было. А приехали из большой трёхкомнатной квартиры во Владивостоке с телефоном и прочими удобствами. Конечно, свобода дороже.

Норд ушёл, в прямом смысле ушёл, будучи совершенно больным и немощным, среди бела дня в сентябре 2010 года. Ушёл так, что не нашли ни мы, ни даже вороны – без следа. Наверно, целиком перебрался в верхний мир на Поля Счастливой Охоты... А Маркиз отправился следом в декабре 2012.

Эти ребята многому нас научили, они изменили наше мировоззрение кардинально. Благодаря Норду я занялся этнографией и её малоизученным аспектом – отношением людей с окружающим миром в древности. Об этом и роман написал. Оттуда всё...»



2014

суббота, 20 декабря 2014 г.

Рассказ Виктора Квашина "Предатель"




Георгий валялся на диване, опустив руку на загривок собаки. Думать не хотелось.
Почти полгода, как его сократили из института, несмотря на успешную работу. Попробовал себя в «сетевом маркетинге», но только потерял деньги и время. Другой работы не было. Подходил срок платить за учёбу дочери, пришло предупреждение об отключении электричества в случае неоплаты долга. Зарплаты жены хватало только на еду. А он не знал, что делать.
– Гоша, тебя к телефону, – крикнула из кухни жена, – Задонский.
«Ещё этого змея Задонского сейчас не хватало, – подумал Георгий. – Прошлый раз «кинул» на половину обещанной суммы – и хоть бы что!»
– Привет, Георгий, как поживаешь?
– Да как тебе сказать…
– Это хорошо, значит, не откажешься поработать. Не слышу восторгов! Да ты не сопи, кто прошлое помянет… У меня тогда проблемы были, самому деньги во как нужны были. Ну, что, поработаем?
– Что делать?
– Как обычно, шурфы бить. Но в этот раз оплату гарантирую. Работа срочная, людей мало. Если сделаешь свой участок, получишь… – Задонский назвал сумму, от которой у Георгия потемнело в глазах. Отказываться было нельзя.
– Ну-у, можно попробовать, – стараясь не выдать волнение, сказал Георгий. – А собаку взять можно?
– Да бери хоть любовницу, лишь бы работу сделал. Заброска вертолетом. Инструмент, палатку, питание я обеспечу. Вылет послезавтра в семь утра.

Георгий чуть не опоздал – не учёл пробки на дорогах. Задонский нервничал у входа в аэропорт.
– Ты что, пораньше встать не мог? Я на тебя ставку сделал, а ты чуть до инфаркта меня не довел. Давай скорее, вертушка под парами.
Двери сами растворились, они оказались у арки металлоискателя с двумя женщинами-милиционерами.
– Вещи на стол, проходите вот сюда. На собаку документы есть?
– Какие документы? – растерялся Георгий.
– Паспорт, санитарная книжка. И почему она без намордника?
– Это кобель.
– Документы давайте.
Георгий беспомощно посмотрел на Задонского.
– Вы знаете, мы в экспедицию, в «поля»…
– Без документов не положено!
Задонский недобро глянул на Георгия, пустил в ход своё красноречие, которое его редко подводило. Стражи порядка были неприступны:
– Вы, что, хотите, чтобы я работу потеряла?
Задонский кинулся к начальнику аэропорта.
– Закончилась посадка на рейс…
Задонский выскочил к Георгию с капельками на лбу.
– Всё, не соглашаются. Оставляй своего пса, и побежали. Вертушка знаешь, сколько стоит! А это, между прочим, наши с тобой деньги. Пошли!
– Ты что! Как я его оставлю?
– Гоша, ты с ума сошёл! Тебе нужны деньги? Тридцать секунд жду, и улетаю. Догоняй.
Георгий отвязал пса, усадил около входа.
– Сидеть, Черныш! Ждать! Жди, мой хороший, скоро мама приедет.
Он сунул руку в карман – телефона нет! Забыл! «Ладно, у Задонского возьму». И побежал на посадку.
Взлетели сразу, как только Георгий оказался на борту.
– Дай телефон, я свой забыл, – попросил Георгий.
– В полёте нельзя. Приедем, позвонишь.

Высадились в четырехстах километрах, на речной косе. Оборудование лагеря заняло всё время до вечера. Георгий, наконец, выбрал время, попросил телефон, но связь отсутствовала напрочь.
– А как же мы вертолет вызовем? – спросил у Задонского.
– По радио. У Петровича спроси.
Завхоз экспедиции Петрович объяснил, что по радиостанции на телефонный номер выйти невозможно.

Три дня Георгий провёл, как в бреду. Работал автоматически, не замечая усталости. Ночами почти не спал. Тоскливый взгляд Черныша стоял перед глазами. Вспоминалось, как Черныш вывел его из глухоманной тайги, когда казалось, что заблудился окончательно, как, не раздумывая, пёс бросился на тигра, и гроза тайги ушёл, как еще несмышленым щенком самоотверженно отстаивал брошенный хозяином рюкзак от своры бродячих псов…
«Да я же предатель! Настоящий подлый предатель!»
Утром подошёл к Задонскому.
– Вызывай вертолёт. Я больше работать не могу. Ты представляешь, там Черныш один, ждет…
– У тебя крышу сорвало? Ты знаешь, сколько ходка вертушки стоит? И кто твою работу сделает? Не дури, иди работать. Быстрее сделаем – раньше уедем. Не зима, не умрет твой Черныш. Колбасы ему с получки купишь.
– Нет, не могу. Вызывай вертушку. Я отказываюсь от работы.
– Ну, уж тут тебе не детский сад! Никуда ты не поедешь, и работать будешь. А не будешь – денег не получишь. И вообще, вертушку я могу вызвать только в чрезвычайном случае. Бери инструмент и паши!
– В чрезвычайном случае? Тебе нужен чрезвычайный случай?! – взорвался Георгий. – Будет тебе такой случай!
Он схватил топор, положил руку на колоду. Палец отлетел в траву, из обрубка брызнула кровь. Георгий занес топор снова.
– Вызывай вертушку!
– Ты охренел, Гоша, твою мать! Стой! – закричал побледневший Задонский. – Петрович! Вызывай вертолет. Срочно! Травма у нас…


Мокрый грустный Черныш сидел на том же месте и смотрел на входящих и выходящих людей. В первый момент он даже не среагировал на Георгия, равнодушно оглядел его, потом слегка вильнул хвостом, и вдруг взвизгнул по-щенячьи, бросился к хозяину, обтоптал грязными лапами, лизнул в лицо и задал пару кругов бешеной скачки восторга.
Георгий скинул рюкзак, присел, обнял собаку. Пес прижался к коленям и неистово вылизывал перебинтованную руку.
– Дождался, Верный! Я ж тебе говорил, что вернется твой хозяин.
Георгий оглянулся. Мужик с бородой, одет вроде прилично, но явно с чужого плеча, на лице отпечаток вечного похмелья – бомж. Черныш на секунду отвлекся от хозяина, лизнул бомжа и снова прижался к Георгию, будто боялся опять потеряться.
– Добрый пёс у тебя. Мы его Верным прозвали. Я его тут без тебя подкармливал, – он потрепал Черныша за ухом.
Георгий вытащил две сторублевки, протянул незнакомцу. Тот, молча, взял и исчез.
Георгию никуда не хотелось идти, хотелось просто сидеть вот так в обнимку с собакой и ни о чем не вспоминать. Он отошел на ближайшую скамейку под деревом, где не так мочил противный дождик, обнял пса и шептал ему на ухо:
– Прости меня, Черныш, прости, я никогда больше тебя не брошу. Я предатель, Черныш, я – предатель! Прости…
– Он тебя не поймет – у собак нет понятия предательства.
Рядом опять был этот бомж. Он достал из пакета пирожок, протянул Чернышу.
– С праздником тебя, Верный!
Извлек из кармана бутылку и пару стаканов.
– Давай, брат, выпьем за верность. За настоящую – собачью верность, которую нам, людям, не понять и не достичь. Будь здоров…
2010