пятница, 31 октября 2014 г.

Глобализация вузов – залог технологического обновления страны


К 2020 году пять российских университетов должны занять лидирующие позиции в глобальных международных рейтингах, – такие задачи ставит перед отечественным образованием Программа «5-100-2020». Уже год вузы реализуют этот проект, и самую активную позицию занимают флагманы образовательных инноваций – федеральные университеты. Благотворительный фонд В. Потанина инициировал обсуждение достижений и проблем глобализации университетов в кампусе Дальневосточного федерального университета во Владивостоке.


Престиж национального образования – дело чести всей страны, поэтому на вызов времени откликаются и негосударственные организации. Круглый стол «Поддержка талантов и академическая мобильность в глобальном университете» и пресс-ланч «Могут ли российские университеты стать глобальными?» были призваны сравнить видение реализации программы «Программы «5-100» со стороны профессионального, экспертного сообщества и глазами общественности в лице средств массовой информации. Выбор дискуссионной площадки обусловлен тем, что Дальневосточный федеральный университет уже работает по государственной программе повышения конкурентоспособности российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров «5-100» и сотрудничает с Благотворительным фондом В. Потанина.




В пресс-ланче и работе круглого стола приняли участие Оксана Орачева (исполнительный директор Благотворительного фонда В. Потанина), Елена Чернышкова (представитель проектного офиса «Программы 5-100»), Алексей Фалалеев (ЦСИ), Анна Данилина (директор филиала USRF, программа «Эврика»), а со стороны Дальневосточного федерального университета – проректор по стратегическому развитию ДВФУ Сергей Дубовицкий. Также присутствовали представители университетов, реализующих Программу «5-100», научных и образовательных учреждений, грантополучатели Благотворительного фонда В. Потанина.


На дискуссии, проходившей на пресс-ланче и круглом столе, обсуждались вопросы интеграции ведущих российских университетов в глобальный рынок образовательных услуг, основные параметры конкуренции на этом рынке, соответствие этим параметрам российских университетов с точки зрения преподавательского состава, материально-технической базы, академической репутации и репутации у работодателей. 


Участники обсуждения, включая редакторов СМИ и ведущих журналистов Владивостока, обменялись мнениями о существующих программах поддержки талантливых студентов и преподавателей, научных обменов и стажировок, программах поддержки сочетания частных и государственные ресурсов, рассмотрели текущее состояние реализации программы конкурентоспособности ДВФУ и перспективы крупнейшего регионального университета стать глобальным.


Наряду с государственными программами вузы активно используют возможности, предоставляемые частными фондами. Дальневосточный федеральный университет – участник государственной программы повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров «5-100» успешно сотрудничает с фондом В. Потанина на протяжении нескольких лет. Вуз стал одной из баз, где проводятся очные туры стипендиальной программы Фонда. Особенность программ Фонда – индивидуальная поддержка конкретного человека, а не финансирование вуза.


«Очень важно, чтобы университет выступал партнёром, разделял наш подход к поддержке талантов и стимулировал к участию в конкурсах, – отметила исполнительный директор Благотворительного фонда В. Потанина Оксана Орачева. – Преподаватели, работающие по нашим программам, разрабатывают новые магистерские курсы, меняют само отношение к обучению. И если университет разделяет наши взгляды, появляется надежда, что эти программы будут востребованы».


Многие российские вузы уже сделали серьёзные шаги на пути к глобализации. Однако необходимо и дальше развивать академическую мобильность и прилагать совместные усилия к росту оценки наших вузов в международных рейтингах. «Без глобализации университетов мы не сможем привлечь в страну новые технологии. Однако у нас есть несколько серьезных проблем. Одна из них – языковая. Вся мировая наука, как раньше на латыни, говорит на английском, – подчеркнула представитель проектного офиса «Программы 5-100» Елена Чернышкова. И современному университету предстоит частично перевести свои программы на английский язык. Создание таких программ финансируется Фондом В. Потанина».



Ещё одна серьёзная проблема – отсутствие в России государственных программ поддержки талантливой молодёжи и большой разрыв в знаниях между студентами вузов из различных регионов. По мнению участников дискуссии, поиском и поддержкой талантов государство и фонды должны заниматься сообща, поскольку у государства есть ресурсы, а у фондов наработаны технологии. Кроме того, студентам старших курсов и выпускникам вузов не хватает компетенций для успешной реализации коммуникаций, умения аргументировать и защищать свою точку зрения, знаний по оформлению и презентации научных работ. Участники круглого стола выразили уверенность, что преодоление этих проблем приведёт к росту числа публикаций в международных научных журналах и поможет отечественным вузам достичь высоких позиций в рейтингах.


Какова роль в этих мероприятиях учёных академических институтов, решающих фундаментальные, прикладные задачи и в то же время преподающих в вузах, в частности, в ДВФУ?

Елена Чернышкова согласилась с тем, что таланты должны взращиваться достойными и авторитетными учителями: «Участие учёных – сотрудников академических институтов ‎совершенно необходимо в деле интернационализации и глобализации российских университетов. По факту, на примере Владивостока этот подход уже реализован».

И действительно, учёные Дальневосточного отделения Российской академии наук на протяжении многих лет плодотворно сотрудничали с Дальневосточным государственным университетом (ДВГУ), а в наше время продолжают успешно заниматься наукой и по совместительству работают в ДВФУ.

Такой пример. Институтом биологии моря ДВО РАН при Центре детского и юношеского творчества Управления образования администрации города Владивостока создана и более двадцати пяти лет успешно работает Малая академия морской биологии (МАМБ). Фактически, процесс подготовки слушателей Малой академии полностью обеспечивается Институтом биологии моря. МАМБ была создана по инициативе сотрудников Института биологии моря ДВО РАН и профессорско-преподавательского коллектива Академии экологии, морской биологии и биотехнологии Дальневосточного государственного университета. Большую роль в создании МАМБ сыграли академик А.В. Жирмунский и профессор В.А. Кудряшов.

Что это за организация? Объединение ребят, которые интересуются морской биологией, учеников средних и старших классов общеобразовательных школ не только Владивостока, но и Приморского края. МАМБ является первой ступенью в подготовке биолога-исследователя (затем следуют университет и научно-исследовательский институт). Подготовка увлечённых ребят по различным направлениям современной биологии, а также знакомство с азами будущей профессиональной деятельности, приобщение к исследовательской работе – основные задачи МАМБ.

Эффективность её работы иллюстрируют такие цифры. На сегодняшний день из 230 выпускников МАМБ, 55 работают в научно-исследовательских институтах в России и за рубежом, Высокая мотивация к научной деятельности – результат обучения в МАМБ. 22 выпускника – кандидаты биологических наук, один – доктор медицинских наук.

МАМБ занимается не только профессиональной подготовкой школьников старших классов в области биологических наук, но и активно участвует в экологических и социальных проектах. Ресурсосберегающий проект «Бумажный БУМ» и образовательная программа «Бытовые отходы и образ жизни», распространением которой занимается МАМБ, известны далеко за пределами Приморского края.

Или такой пример. Университет (ДВГУ, а затем – ДВФУ) вместе с ДВО РАН и другими организациями создали и развили целый ряд кафедр, научно-образовательных центров (НОЦ) в области физики, химии, биологии, наук о земле, медицины, социальных наук и других. Студенты из университетов проходят практику в стенах институтов ДВО РАН, работая в лабораториях, пишут курсовые и дипломные работы под руководством известных учёных. Таким образом, научные сотрудники ДВО РАН подбирают талантливую молодёжь, готовят себе смену.





«Для нас такое обсуждение и откровенный разговор – возможность получить обратную связь, понять, что волнует образовательное сообщество и пытаться вместе искать ответы. Сегодня мы говорим о глобальном университете, а это, в первую очередь, люди, которые в нём учатся и работают. Надеюсь, что этот разговор даст старт внутренним поискам и обсуждениям в университете, на кафедрах, со студентами. Только все вместе мы можем сделать наше образование лучше, сильнее и расширить те возможности, которые есть сегодня у высшей школы», – подвела итог О. Орачева.



Глобализация системы образования – мировая практика, развивающаяся во всех странах, планирующих активный экономический рост и технологические прорывы. В ежедневном совместном обучении студенты и преподаватели из разных стран отрабатывают навыки межкультурного общения и транснационального взаимодействия. Именно глобальный университет в будущем станет залогом лидерства страны. Это понимают сегодня все участники системы образования и объединяют свои усилия на пути глобализации российских вузов.



Наша справка
Программа «5-100-2020» реализуется в России в соответствии с прямым Указом Президента РФ В. Путина. В результате этой программы пять российских вузов до 2020 года должны войти в топ-100 лучших университетов мира согласно QS World University Rankings. В июле 2012 года Совет по повышению конкурентоспособности ведущих вузов России среди мировых образовательных центров выбрал 15 университетов, которые попали в программу «5-100»: МФТИ, МИСиС, НИУ «ВШЭ», МИФИ, ЛЭТИ, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, Дальневосточный федеральный университет, Казанский федеральный университет, Уральский федеральный университет, Нижегородский госуниверситет им. Лобачевского, Самарский государственный аэротехнический университет им. Королева, Новосибирский госуниверситет, Томский госуниверситет, Томский политехнический университет.

О Благотворительном фонде В.Потанина

Благотворительный фонд Владимира Потанина – один из первых частных фондов в современной России. Он был создан в 1999 году для реализации масштабных программ в сфере образования и культуры. Миссия Фонда – содействие развитию благотворительности в России, формирование общественной среды, где ценностями являются творчество, профессионализм и добровольческая активность. Фонд поддерживает одарённых и интеллектуальных людей, тех, кто способен меняться и готов помогать другим.

Фонд проводит долгосрочные стипендиальные и грантовые программы, адресованные талантливым студентам и преподавателям ведущих государственных и негосударственных вузов России, музейным специалистам, профессионалам спортивной отрасли, специалистам по созданию и развитию эндаументов.

Принципы работы Фонда: создание одинаковых условий для всех участников, использование конкурсных механизмов; стремление быть лидером в своём деле, умение экспериментировать и использовать новые технологии; творческое освоение российского и международного опыта благотворительности; взаимодействие с профессиональными партнёрами.

Деятельность фонда в сфере образования призвана содействовать изменению образовательной среды, ориентировать ее на поддержку ценностей знания, профессионализма, творчества и добровольчества, развивать и распространять новые учебные практики, повышать качество высшего образования. В рамках этого направления реализуются несколько программ и проектов.




Фотографии Леонида МАКОГИНА

воскресенье, 26 октября 2014 г.

Полковник. Дождь. Максимовка

Рассказ



Дождь шёл всю неделю.
– Хозяин петуха имеет право на двадцать процентов.
– Ты имел право и на выборную должность, когда во время выборов разбивал себе лоб, – возразила женщина. – Ты имел право и на пенсию ветерана, после того, как рисковал шкурой на гражданской войне. Но все устроились, а ты остался один и умираешь с голоду.
– Я не один, – сказал полковник.
– Что мы станем делать, если не сможем продать ничего? – не унималась женщина.
– Остается еще сорок пять дней, – сказал полковник. – Зачем думать об этом сейчас?
Женщина пришла в отчаяние.
– А что мы будем есть все это время? – Она схватила его за ворот рубашки и с силой встряхнула. – Скажи, что мы будем есть? Полковнику понадобилось прожить семьдесят пять лет – ровно семьдесят пять лет, минута в минуту, – чтобы дожить до этого мгновения. И он почувствовал себя непобедимым, когда чётко и ясно ответил:
– Дерьмо.
Г. Маркес. Полковнику никто не пишет



– Лёша, так кому я «падаю на хвост?»
– С водителем машины, в которой ты поедешь, ты знаком, но имя говорить не буду, запиши только номер сотового. Давно тому назад вы работали в одном институте, а теперь – это не научный сотрудник, а директор охранного агентства, полковник в отставке. Подсядешь на «Заре». Кроме вас в машине будет Димка и твой протеже Реф.
– Ладно, давай телефон Полковника.

***

Половина девятого утра, я стою на «Заре» около машин продавцов всевозможных червей и прочей наживки. Покупают мало, вот уже неделю владивостокские рыбаки на рыбалку не спешат. Звоню по указанному Банниковым телефону.
– Привет, это Куликов. Мы с тобой едем на сплав в твоей машине? Ты где?
– Сейчас заберу Димку и подъеду.

Подъезжает серый кроссровер и…

– Ничего себе, а я думаю, что за сюрприз мне Банников приготовил? Однако лет двадцать мы с тобой не виделись?
– С тех пор, как мне пришлось уйти из института служить в милицию, прошло немного больше, но тебя узнать несложно!
– Да и тебя тоже! Неплохая машина, видать, есть денежки в твоем охранном агентстве.
– Агентство не моё, я директор, но не учредитель. А на машину пришлось копить десяток лет еще с тех пор, когда платили «гробовые».
– Это как?
– В Чечне довелось работать.
– В первую или во вторую?
– И в первую, и во вторую.
– А что тебя туда «понесло»?
– Так сложилось. Семья развалилась, на работе «подставили», пришлось побывать под следствием. Обвинения сняли, но желания работать с теми людьми не осталось. Рапорт – начальству, и – я в Чечне.
– Страшно было?
– Было, особенно в первую командировку. Потом наработался собственный опыт, да и курсы перед командировками мы проходили серьёзные, так что стало легче.
– А чем приходилось заниматься?
– Перехватывать контрабандистов, расследовать дела по собственной безопасности... Садись в машину, по дороге поговорим.

***

– Слушай, а что в Чечне контрабандисты таскали?
– Много чего. Например, золото, наркотики, оружие.
– Караванами, как в старые времена?
– Ну да, экономика ведь рулит войной.
– Перехватывать было опасно, караваны хорошо охранялись?
– Конечно, кроме того, у них ещё и разведка неплохо работала. Так что можно было впустую в засаде просидеть, а то и самим в засаду попасть.
– А тебе кем там приходилось служить?
– Командиром отряда.
– Трудно было?
– Трудно. Нужно ребят сберечь, нужно в людях разбираться: как с подчинёнными, так и с начальством.
– Что-нибудь особенное расскажи.
– Ну, например, очень важно хорошо знать подчинённых. Здорово, если среди них удаётся найти «чувствительных». Эти люди чувствуют опасность, зачастую, не отдавая себе отчёта в этом. Например, сидим в засаде, ждём «гостей». Подходит такой боец и просит: «Командир, дай выпить, что-то не по себе»… Тут же «мухой – ноги в руки» и сваливаем в соседнюю долину, а через полчаса по месту нашего базирования влупили как следует…
– Да, как тут в Бога не поверить, ведь не зря говорят, что в окопах атеистов нет.
– Почему? Разные люди есть в окопах.
– А ты к православию как относишься?
– Никак не отношусь. Религия «потерпевших» как-то не очень привлекает.
– Мусульмане ближе?
– Да нет. «Алмазный путь» ближе, но Аллаха уважаю.
– Ясно. В Химии бываешь?
– Нет, бываю в Автоматике.
– А там что?
– Единоборствами занимаюсь. Вот и с Димкой там познакомились.
– А ведёт кто?
– Бывший спецназовец, классный мастер по рукопашке и боевым искусствам.
– Вроде это увлечение для молодых…
– Почему? Мне сорок семь, я бегаю пятнадцатикилометровые кроссы, дерусь и чувствую, что моё тело в нормальной кондиции.
– А просто командовать в охранном агентстве скучно?
– Никто не звал меня просто командовать. Два года тому назад, после выхода на пенсию, мне пришлось начинать работу на гражданке простым охранником. Сейчас я руковожу агентством и неплохо справляюсь.

   Бежала под колеса дорога, мы вели неспешный разговор. Локи, любимый пес Полковника, оттаптывал мне колени, а разговор перескакивал с одной темы на другую.



В Тернейском районе на обочине дороги увидели пяток кубов распиленных кедровых стволов.

– Вот ведь сволочи, – вступил в разговор Реф. – Кедр запрещён к вывозу, но его рубят, тащат за границу и никого это не волнует. А если найдётся честный таможенник, так ему заткнут рот. А если он не заткнётся, то вывезут в тайгу и зароют. Никто его там не найдёт. Все продажные и ничего с этим не поделаешь!

– Ерунда, – зазвенел металлом голос Полковника. – Никто этого таможенника убивать не будет, разве что на повышение пошлют.
– С какого перепуга?
– С такого, что на ключевое место поставят только проверенного человека. Ну, а если ошибутся в кандидате, то безопаснее его отправить на повышение, чем ликвидировав ставить под удар всю цепочку.
– Ерунда!
– Ерунда – это то, что несёшь ты! Мне по роду работы не раз приходилось расследовать подозрительные несчастные случаи и убийства. Как правило, сводят счёты с теми, кто обманывал подельников. А непричастных пытаются оклеветать и засудить. На меня, например, не раз писали, пытались «навесить» всякого разного, даже под следствием приходилось бывать. Но поскольку я чту закон и не беру, то ничего со мной сделать не смогли. Хотя угрожали «стереть в порошок». Те, кто пытались подставить, теперь сами в местах, «не столь отдалённых». Так что я точно знаю, что сила на самом деле в правде! Делай как должно и не стони, что система прогнила!

Так, за разговором, незаметно пролетали километры и к вечеру мы остановились у озера Круглого, что перед Духовскими.



Было ветрено, шумел прибой, сгущались тучи, и как-то не верилось в то, что завтра нас ожидает безмятежное утро.



Так и оказалось. В сумерках приполз туман, незаметно перешедший в морось, затем посыпался мелкий дождик, а наладилась погода только по возвращению во Владивосток. Правда, при приближении к Кеме дождь прекратился, а потому мы даже немного пофотографировали.



А потом – снова дорога...

***

Димка с Рефом дремали на своих сиденьях, Локи пытался заползти мне на колени всеми своими четырьмя лапами, а я отвлекал Полковника от дороги. В движении сближаешься с попутчиком физически и ментально. Зачастую поднимаешь темы, которые в обычной жизни избегаешь затрагивать.

– Слушай, разве на войне есть место женщинам?
– А почему – нет? Чеченцы, например, воспитывают мальчиков и девочек почти одинаково. Женщина тоже может стать воином. У них даже есть такая пословица: «Женщина может сварить обед и уйти в круг мужчин».
– Это как понять?
– Это значит, что если она решит «бросить кухню» и воевать наравне с мужчинами, то они примут её в свой круг и будут относиться к ней как к боевому товарищу и другу со всем уважением. Вот только обратный путь в круг женщин ей будет заказан. Семью она тоже вряд ли создаст.
– А ты смогла бы так?
– А я и сейчас могу. Иногда даже думаю о том, что неплохо было бы повоевать в одном строю вместе с чеченцами. Они хорошие воины.
Среди русских парней тоже хватает классных бойцов. Я думаю, что если бы был соответствующий приказ, за несколько часов наш спецназ положил бы «укровласть» лицом в пол. Вот только что потом с Украиной делать? Оккупировать? Нет, не годится. Но помогать русским на Украине нужно и людьми, и оружием. А наши власти сидят тихонько за кремлевской стеной, будто в штаны наложили, и мычат что-то невразумительное.
– Откуда у тебя такой боевой задор?
– А я с детства не любила играть в куклы, а играла с пацанами в войну.
– Я понимаю: Чечня, героизм и все такое. Но ведь как женщина ты тоже должна реализоваться?
– А кто тебе сказал, что как женщина я не реализовалась? У меня двое внуков. Я родила и вырастила сына. Сын моего мужа остался со мной, когда его отец ушел от меня. Вырастила и его.
Соседская девочка потеряла сначала отца – пьяницу и забулдыгу, а потом мать – такую же конченую...
Нашлись доброхоты, которые отремонтировали квартиру и пытались спровадить девчушку куда подальше, чтобы потом «отмести» квартиру. А вот фиг им! Девчонку воспитала и квартиру ей сохранила!
– Ну, так занялась бы внуками!
– Нет, не хочу. Пусть их воспитывают собственные родители.
– А ты что будешь делать?
– Знаешь, я двадцать с лишним лет отдала службе. Это тебе не в НИИ бумажки перекладывать. Ну и что, даже на пенсии я не могу пожить так, как я хочу? Я отдала службе немало сил, здоровья, да и семья отчасти из-за службы развалилась. Так что пусть внуки немного подождут...
Слушай, что ты пристал с расспросами? Бери-ка руль в свои руки, да порули, как следует, а то везу второй день трёх мужиков да еще кобеля впридачу!
Да, оскудела Земля Русская настоящими мужиками! Ну как почувствовать себя рядом с вами слабой женщиной?



***

Вот, собственно, и всё, что я хотел рассказать. А про ежедневный дождь, мокрую одежду и обувь, вспученную реку, ремонт плота – в следующий раз!
Говорят, что у мужа – подполковника, жена ведет себя как полковник. Ну, а если женщина – настоящий полковник, то каким должен быть её муж?

Александр КУЛИКОВ











июнь, 2014 год

     

вторник, 21 октября 2014 г.

Хранители морских артефактов

Юбилей музея ИБМ ДВО РАН

О двадцати годах созидания и сотрудничества

В октябре этого года нашему музею исполняется 20 лет. По сравнению с другими музеями подобного профиля – музеем Зоологического института РАН, зоологическим музеем Московского государственного университета и даже зоологическим музеем ДВФУ, мы еще очень молоды – стоим в самом начале пути. Но вместе с тем, подводя итого прошедших двадцати лет, мы можем сказать, что успели сделать довольно много, несмотря на сложные условия, в которых наш музей появился и развивался все эти годы. И хотя наш музей относится к категории «малых» – по размеру экспозиции, штату, количеству посетителей, вот уже двадцать лет он делает большую работу, сохраняя научное знание в виде коллекций и передавая знания в области морской биологии через экспозицию и образовательные мероприятия.



Известно, что музеи создаются энтузиастами своего дела, и наш музей не исключение. Первый заведующий музеем – Константин Анатольевич Лутаенко (сегодня он заведующий лабораторией экологии бентоса и заведующий международным отделом института) вложил много сил в то, чтобы музей в нашем институте был создан и коллекции, собранные в многочисленных экспедициях института, не стояли в лабораторных кладовках без присмотра, а сохранились для последующих поколений исследователей (ведь каждая экспедиция уникальна!). Благодаря его энтузиазму и настойчивости, а также благодаря поддержке специалистов, понимающих необходимость и важность создания музея в ИБМ – Е.И. Шорникову, В.В. Гульбину, Д.Л. Питруку, В.И. Фадееву и многим другим, в 1994 году в Институте был издан приказ об организации музея Института биологии моря.

В положении о музее были определены главные его цели – сохранение коллекций морских организмов, популяризация морской биологии, образовательная и просветительская деятельность. Сегодня музей успешно работает во всех этих направлениях.

На мой взгляд, самая важная часть деятельности нашего музея – это сохранение коллекций, их обработка и увеличение доступности для исследователей. Это сложная и кропотливая работа, совершенно незаметная и зачастую непонятная для посторонних людей. Процесс регистрации материала, его музейной обработки (расшифровка сопроводительной информации, этикетирование, упаковка) требует от хранителей (так романтично-сказочно называют сотрудников, работающих с коллекциями) точности, внимания и усидчивости. Кроме того, работа хранителей вредна для здоровья (ежедневное вдыхание паров спиртов и формалина) и малооплачиваема.

Сегодня коллекции музея ИБМ, в которых насчитывается более 100 тысяч единиц хранения, обрабатывают четыре сотрудника, двое из которых работают на 0,75 ставки. Это, конечно, маленький штат для такого собрания.

Несмотря на сложную и вредную для здоровья работу, большинство хранителей трудятся в музее уже много лет. Например, Инна Александровна Дьяченко уже более 15 лет обрабатывает обширную коллекцию моллюсков, коллекции типового материала и некоторых групп беспозвоночных. Инна Александровна – очень аккуратный, внимательный и тщательный работник – обладает всеми качествами, необходимыми для хранителя. Благодаря ей коллекции находятся в прекрасном состоянии, и среди десятков тысяч образцов любую пробу можно найти за несколько минут.

 И.А. Дьяченко за работой с коллекциями
Наш музей – научно-вспомогательное подразделение института. Все его сотрудники – инженеры, биологи с высшим образованием. За каждой коллекцией, кроме хранителей, закреплен нештатный научный куратор, специалист по соответствующей группе, кандидат или доктор биологических наук. Главный куратор, главный хранитель коллекций музея на общественных началах – доктор биологических наук, профессор Алексей Викторович Чернышев – учёный, обладающий энциклопедическими зоологическими знаниями. Он отвечает на все вопросы музейных сотрудников, связанные с определением систематической принадлежности образцов, хранением проб. Без его помощи и консультаций работа в музее немыслима.

Кураторы, заинтересованные в сохранении «своей» группы в музее, понимающие важность музейных собраний активно помогают музейным сотрудникам в деле сохранения коллекций. Некоторые кураторы положили начало коллекциям, хранящимся в музее, и продолжают пополнение этих коллекций. Например, Е.И. Шорников – известный зоолог, величайший специалист в своей области, организовал уникальную коллекцию мейобентоса (донных микроорганизмов), которые поступали и поступают практически со всех континентов и морей нашей планеты. Кроме того, Евгений Иванович собрал крупнейшую в нашей стране и одну из шести крупнейших в мире коллекций остракод, в которой 208 видов являются новыми для науки!

    За год до юбилея в музее произошло важное событие – была достроена вторая очередь Института и почти весь последний этаж новой вставки – это хранилища музея. Заведующий музеем (с 2001 по 2013 годы, сегодня – временно исполняющий обязанности директора Океанариума ДВО РАН) Дмитрий Леонидович Питрук приложил огромные усилия (планирование помещений будущего музея, курирование строительства, оборудование новых помещений музея необходимой мебелью) к тому, чтобы новые хранилища стали реальностью. Весь прошлый год мы занимались переездом. Говорят, что переезд равен пожару, но для музейных коллекций это недопустимо.


В течение нескольких месяцев сотрудники музея аккуратно переносили банки и коробки в новые помещения, попутно проводя ревизию всего материала. Все пробы были перемещены на новые места, материал рассортирован по хранилищам, расставлен по видам и местам сбора. Вместо четырех старых тесных помещений общей площадью 100 кв. м наша коллекция сейчас занимает 11 хранилищ и в четыре раза большую площадь– 404 кв. м. Все хранилища оснащены современными системами хранения (рельсовыми шкафами), кондиционерами для поддержания постоянной температуры и жалюзи для защиты от губительного света.

Новые хранилища музея
Дирекция института выделила средства на приобретение стеклянной и пластиковой упаковочной тары для хранения влажных и сухих образцов. Постепенно сотрудники музея меняют старую негерметичную упаковку (нестандартные текущие банки, коробки из-под «Доширака», конфет и др.) на современные, более надёжные, для хранения коллекций.

В течение последних трех лет я посетила хранилища нескольких крупных музеев: Национального музея природы и науки в Японии (National Museum of Nature and Science), Морского музея в Германии (Meersmuseum), Королевского Музея Британской Колумбии в Канаде (Royal British Columbia Museum) и увидела, как бережно там относятся к материалу и в каких условиях хранят коллекции. Мы знаем, с какими трудностями сталкиваются хранители коллекций ЗИН, МГУ и других естественно-научных коллекций в нашей стране. Сегодня мы с гордостью можем говорить о том, что технические условия хранения в нашем музее приближены к уровню мировых биологических коллекций.


В основе коллекций нашего музея лежат экспедиционные сборы, сделанные во время экспедиций института на шельфе дальневосточных морей. Часть сборов из тропических и субтропических широт Мирового океана (в основном, из Вьетнама). В последние годы коллекция пополнилась интереснейшими глубоководными сборами (в том числе, новыми для науки видами) из германо-российских экспедиций SoJaBio и KuramBio. Также на хранение стали передавать ваучерные образцы рыб, которые задействованы в международной программе «ДНК-штрихкодирование живых организмов». Поток поступающего материала и интерес исследователей к коллекции возрастают с каждым годом. И если первые годы работы музея многие учёные воспринимали музей довольно скептически и с недоверием – сможем ли мы обеспечить сохранность и доступность материала так же, как ведущие российские музеи – сейчас это недоверие ушло. Практически все новые виды, которые описываются исследователями нашего института, имеют регистрационный номер нашего музея. Также к нам стали поступать типы (голотипы, паратипы) новых видов и запросы на изучение материала от сотрудников других учреждений, в том числе, и из других стран. Хранители музея делают все возможное, чтобы обеспечить сохранность, доступность коллекций и удобство работы с ними.

В начале октября прошла конференция «Моллюски восточной Азии и прилегающих морей», организованная Дальневосточным малакологическим обществом (которому, кстати, также исполнилось 20 лет в этом году). Нам было приятно, что во время конференции с коллекциями работали учёные из России, Португалии, Японии, они находили интересные для себя материалы и планировали дальнейшее обращение к нашим сборам.

Если работа хранителей незаметна для посторонних людей, то популяризаторская и экспозиционная деятельность музея постоянно на виду и широко известна в нашем городе. Но невозможно поверить, что все экспонаты, находящиеся в экспозиции музея, созданы руками всего лишь двух человек – Сергея Александровича Лёвина и Виктора Георгиевича Квашина. Все прошло через их золотые руки. Это они грузили огромные позвонки и череп синего кита, перевозя их с о. Попова в музейный зал, очищали скелет погибшего кита малого полосатика, чтобы сделать из него музейный экспонат, стеклили витрины, строили подиумы и зашивали электропроводку.


 С.А. Лёвин (справа) и В.Г. Квашин монтируют экспозицию «Морские млекопитающие»

Виктор Георгиевич создал в музее уникальный (единственный в России) макет раковинной кучи, который удивляет всех специалистов своей точностью, а неспециалистов масштабностью, макет кита малого полосатика (опять-таки единственный в России), разработав уникальную систему монтажа и соединения костей – скелет парит в воздухе и на нем практически не видно болтов, скрепляющих кости. Вместе с Сергеем Александровичем они построили экспозиции «Исследование океана», «Марикультура» и «Морские млекопитающие», работая плотниками, стекольщиками, малярами, дизайнерами и таксидермистами. Нашему музею крупно повезло, что такие люди работали (Виктор Георгиевич ушёл на пенсию) и работают у нас. Только усилиями преданных своему делу людей, практически из «ничего», с минимумом затрат, могут быть созданы такие экспонаты.


Каждый экспонат в музее имеет свою историю, и за двадцать лет таких историй накопилось немало. Например, скелет малого полосатика: А.С. Соколовский (сотрудник лаборатории ихтиологии, друг музея), узнав о гибели кита в районе заповедника, решил, что такой экспонат украсит любой музей. Он организовал очистку скелета от мяса (размеры кита около 8 м!) и перевозку костей из заповедника в институт. Затем музейщики долго искали способы очистки костей, ведь кости китообразных очень пористые, заполненные огромным количеством жира. Мыли их моющими средствами, вываривали с щелочами, топили в водах Амурского залива и даже возили на местную ТЭЦ, обрабатывая струей пара. Наконец, скелет был очищен, собран и стал визитной карточкой нашей экспозиции.

Макет скелета малого полосатика завершён!

Огромная красная морская звезда эвастерия сетчатая – экспонат раздела «Экскурс в историю морской биологии». В диаметре этот экземпляр достигает 96 см. Звезда была добыта в 1970 году В.И. Лукиным во время погружения в б. Броутона на о. Симушир (Курильские острова). Из-за своих огромных размеров она даже была зарегистрирована в Книге рекордов Гиннеса! Долгое время звезда находилась в кабинете директора и имела неприглядный, выцветший вид. В.Л. Касьянов подарил её музею, и сейчас этот экспонат привлекает внимание всех посетителей своими огромными размерами и ярким цветом.

Самая большая звезда в мире!
За каждой экспозицией стоит работа не только музейных сотрудников, но и учёных – специалистов в своей области. Нам помогают, приносят новые экспонаты, нас консультируют многие люди, которым интересен музей, которые хотят передать свои знания через музейные экспозиции. Каждое слово, написанное на стендах, каждый созданный в музее экспонат и экспозиция проверены соответствующими специалистами из нашего и других институтов ДВО РАН. Например, строительство скелета малого полосатика курировал Н.В. Дорошенко (сотрудник Дальрыбвтуза), который знает место каждой косточки у морских гигантов. Собирать скелет ларги помогал сотрудник Тихоокеанского института географии, специалист по ластоногим А.М. Трухин, разработать структуру раздела «Марикультура» – старший научный сотрудник лаборатории экологии шельфовых сообществ С.И. Масленников, создать раздел «Морская адаптация» – доктор биологических наук, сотрудник Института истории и археологии Ю.Е. Вострецов.


Консультация по изготовлению скелета малого полосатика с Н.В. Дорошенко

Самая яркая деятельность нашего музея – образовательная. Нам хочется делиться всем интересным, что изучают в нашем институте, не только посредством традиционных экскурсий и занятий для школьников. Организация Фестиваля науки в ДВО РАН, двухдневное погружение старшеклассников в работу морских биологов (Школа по морской биологии, посвящённая памяти академика В.Л. Касьянова), проекты, направленные на образование для устойчивого развития («Земля – планета морей», «Школы – острова будущего», «Окно в науку») – это нестандартные виды музейной работы. Ведущий инженер музея – Л.Г. Кондрашова – яркая личность, высококлассный специалист в области образования, организует эти мероприятия, привлекая огромное количество добровольных помощников – школьников, студентов, аспирантов, молодых и состоявшихся учёных. И, благодаря этим помощникам, музей, в штате которого образованием занимается только Лилия Геннадьевна, проводит масштабные мероприятия, в которых участвуют от 20 до 1000 человек.

Образовательные программы в музее



Лилия Кондрашова и юные посетители выставки «Картины из мира науки»

Проекты музея получают высокие оценки, как в России, так и за рубежом. «Город у моря» стал Национальным победителем в международном конкурсе Energy Globe Award – 2008 и Л.Г. Кондрашова участвовала в церемонии награждения в Европейском парламенте в Брюсселе. В 2010 году проект «Город у моря» получил Национальную экологическую премию в номинации «Экологические инициативы и детское экологическое образование». В сентябре этого года на 17 Дальневосточной книжной выставке-ярмарке «Печатный двор» Музей ИБМ получил золотую медаль в номинации «Детская книга» за сборник экологических сказок Виктора Квашина «Хозяин моря» с иллюстрациями Тамары Кузьминой.

Сборник экологических сказок Виктора Квашина «Хозяин моря» с иллюстрациями Тамары Кузьминой



Нас радует, что музей окружен атмосферой доброжелательности и поддержки. Музей поддерживают администрация института, ученые, которым интересны и важны коллекционная, образовательная и экспозиционная деятельности музея, посетители, которые хотят знать больше о морской биологии…



Нас связывают близкие партнерские отношения с зоологическим музеем ДВФУ, Музеем «Природа моря и ее охрана» и экоцентром ДВГМЗ, Океанариумом ДВО РАН, Фондом «Феникс», Библиотекой им. А.М.Горького, Приморским краевым институтом развития образования, музеями ДВО РАН. Мы благодарны им за удивительный опыт совместной работы как в области образовательной, так и экспозиционной, хранительской и других видах деятельности.

Нам ещё многое предстоит сделать. Для того чтобы коллекция была более организованной и доступной для всех учёных, желающих работать с образцами, необходимо создание базы данных, публикация видовых списков коллекций на сайте музея (мы работаем над этим). Чтобы сохранить имеющийся и поступающий материал, необходимы закупки пробирок, планшетов, специальных пакетов и коробок, постоянное поступление спиртов (этанола и изопрапонола). Экспозиционный зал нуждается в ремонте и реконструкции – будет ли в дальнейшем возможность у института закупать все эти материалы и выделять средства на развитие музея – мы не знаем и это нас тревожит. Но мы уверены, что будем продолжать свое дело, которое считаем важным и нужным для нашего института и для науки!

Наталья КАМЕНЕВА,
заведующая музеем ИБМ ДВО РАН