вторник, 28 января 2014 г.

Искусство быть счастливым




Дмитрий Матвеевич АТОПКИН – старший научный сотрудник лаборатории паразитологии Биолого-почвенного института ДВО РАН, кандидат биологических наук. Заведующий лабораторией кафедры клеточной биологии и генетики Школы естественных наук Дальневосточного федерального университета. 

Научные достижения Д.М. Атопкина: общее число публикаций – 26, из них 12 статей в российских и зарубежных рецензируемых журналах.

Руководитель грантов: Президента РФ, ДВО РАН, РФФИ, исполнитель гранта правительства РФ.

Какой он, Дмитрий Атопкин? Ему слово.

«Мне посчастливилось…»

– Начнем с того, что посчастливилось мне родиться 13 июля 1982 года во Владивостоке. Наша семья ничем не отличалась от многих других: двое детей, среднестатистический ежемесячный доход и вполне обычная двухкомнатная квартира на пр. Красного Знамени. Родители – отец, сменный механик в ЗАО «Гараж торгового порта», приехал во Владивосток в 1972 году из Сибири в поисках заработка и счастливой семейной жизни. Мама – научный сотрудник (ныне старший научный сотрудник) лаборатории органического синтеза в ТИБОХ ДВО РАН, кандидат химических наук, профессия по тем временам престижная с морально-этической и духовной точки зрения, поэтому основной материальный доход мы получали от отца. 

Школьные годы мне посчастливилось провести, как и многим моим ровесникам, в 90-е. Я много раз слышал от своих коллег, примерно моего возраста, что в 90-е было очень трудно, что это время легло негативным отпечатком в их памяти. О себе я такого сказать не могу. Не скажу, что жили на широкую ногу, но живот к позвоночнику не прилипал, за что я сердечно благодарен своим родителям. В 1999 году я окончил среднюю школу № 11 г. Владивостока с аттестатом на 4-5. Причем пятёрки у меня были только по алгебре, геометрии и музыке. Это обстоятельство отлично обыграл В.И. Голов в своей статье, посвящённой хору «Коллаж» ДВО РАН, вышедшей в одном из последних номеров «ДВ-учёного» (с.17, №23-24 от 27 декабря 2013 г.). Интерес к биологии, как видно, был на твёрдую четверку и появился он благодаря моей старшей сестре, которая в то время училась на биофаке в ДВГУ и приносила домой кучу учебников и альбомов с зарисовками изучаемых биологических объектов. Не знаю почему, но больше всего меня привлекал раздел анатомии человека, посвящённый костям. По-видимому, потому, что мне нравились худые девушки, а идеальный вес женщины, по крайней мере, во Франции, считается тот, который максимально приближен к весу ее скелета. Школьный интерес к биологии я не связывал с дальнейшей своей профессиональной деятельностью, а причислял к одному из способов «засветиться» в школе перед одноклассниками. Но удавалось это не часто. 


Коллектив лаборатории исследований геномов морских организмов (ЛИГМО) АЭМББТ ДВГУ, февраль, 2003 г. На фото слева направо: Юлия Татонова, Дмитрий Атопкин, Анастасия Акимова, Константин Рожкован, Мария Бондаренко (Атопкина)

Настоящий интерес к биологии появился на момент окончания школы, однако и он был преисполнен романтизма. Я это понял на втором курсе университета, когда впервые столкнулся с настоящей научной работой, которая, как, оказалось, выглядит, цветёт и пахнет совсем по-другому. Поэтому вхождение в науку проходило у меня не легкой трусцой и не бравурным маршем. 

В 2003 году, будучи на четвёртом курсе, я попал в лабораторию, где изучали геномы морских организмов (ЛИГМО) АЭМББТ ДВГУ, которую организовал доктор биологических наук Евгений Станиславович Балакирев, мой второй по счёту, но первый по значимости научный руководитель, опытнейший специалист в области молекулярной биологии и генетике. Работа в этой лаборатории принесла мне не только огромное количество знаний, опыта научной работы и синий диплом, но и сыграла ключевую роль в личной жизни – единственная штатная сотрудница лаборатории, в 2002 году окончившая химфак ДВГУ, Маша Бондаренко (ныне Атопкина), вскоре стала моей женой. Однако основной костяк лаборатории составляли мы – студенты АЭМББТ. Так уж сложилось, что мы (Костя Рожкован, Юля Татонова, Полина Шуменко, Дмитрий Атопкин), спустя несколько лет, опять работаем вместе в лаборатории паразитологии БПИ ДВО РАН. 

Отправная точка для формирования научных интересов

– Первым учителем, направившим меня в сторону научной деятельности, я бы назвал свою школьную учительницу биологии Татьяну Васильевну Кутузову, которая взялась за нас в 9 классе на уроках по общей биологии. Заслуга Татьяны Васильевны состояла не только в очень доступном для восприятия преподнесении материала, но также и в попытке научить нас объективно и в то же время творчески мыслить, выводить одно из другого, интерпретировать факты. В конце концов, что такое микроскоп, и с какой стороны в него смотреть, а главное – зачем. Именно от неё я узнал, например, о законе материалистического дуализма в такой форме: «На любой минус в природе и в жизни всегда найдется свой плюс». Татьяна Васильевна прививала интерес к биологии не только на уроках, но и на внеурочных занятиях (факультативах), а также с помощью проведения различных конкурсов и организацией научной работы, включая настоящие лабораторные эксперименты. Поэтому первая фраза от первого университетского преподавателя на самой первой лекции по ботанике, прозвучавшая примерно так: «Забудьте всё, чему вас учили в школе», лично для меня показалась не совсем уместной.



Хороший опыт экспериментальных исследований я получил на втором и третьем курсах университета, работая в лаборатории фармакологии ИБМ ДВО РАН. Мы занимались изучением оксида азота, как нейротрансмиттера при болевых реакциях у крыс. Собственно в этот период я близко познакомился с проведением и планированием серьёзных научных экспериментов, а также интерпретацией и представлением результатов, что было для меня равносильно встрече в одиночном спарринге с Николаем Валуевым – шишек набил немало. Однако до нокаута не дошло. Именно в этот период из меня выветрился весь научный романтизм, и кардинально поменялось представление о научной работе, с которым я и пришёл в лабораторию Евгения Станиславовича Балакирева. Именно здесь я впервые познакомился с молекулярно-генетическими методами, применяемыми в биологии, основным среди которых является метод полимеразной цепной реакции (ПЦР). 

Между прочим, наши курсовые и дипломные были первыми работами, сделанными на базе университета с применением ПЦР. Тогда мы чувствовали себя наиболее продвинутыми и креативными в этой области. А главное – это доступность и промысловая ценность объектов исследования – морских организмов (двустворчатые моллюски, ракообразные, голотурии, иглокожие). Немаловажную роль конечно сыграла материальная обстановка в лаборатории – новенькие приборы с цифровым управлением (амплификаторы, центрифуги, микротермостаты, гель-документирующая система с крутой цифровой камерой Nikon), жутко дорогие реактивы и безлимитный интернет. К слову, уже тогда ощущалось, что университет финансируется намного лучше, чем Академия наук, особенно за счёт внебюджетных средств (финансирование лаборатории исследований геномов морских организмов осуществлял американский фонд CRDF, с которым тесно сотрудничал научно-образовательный центр ДВГУ «Морская биота»). Именно работа в лаборатории ЛИГМО послужила фундаментом для формирования моих научных интересов.

Приём качественного скачка

– «Иногда быстрый и качественный скачок вперёд есть результат хорошего пинка под зад», – так гласит один из известных афоризмов. Способность научного руководителя изредка применять этот метод для улучшения профессиональных качеств подчинённого имеет огромную ценность. Хотя лично для меня, как для научного руководителя, это пока не свойственно, но, думаю, со временем научусь. Не то чтобы ко мне часто применялся этот нехитрый прием, однако мой научный руководитель в период аспирантуры, доктор биологических наук, Галина Николаевна Челомина, обладает этой ценной особенностью и успешно её применяет, а главное – вовремя. Она – прекрасный специалист в области молекулярной биологии и генетики, целеустремленный человек с сильным характером. Как в личной беседе, так и во время научного доклада Галина Николаевна убедительна, спокойна и всегда одета строго, но со вкусом. Благодаря Галине Николаевне мои аспирантские годы прошли весьма успешно и продуктивно, со своевременным представлением кандидатской диссертации на тему: «Молекулярная эволюция и систематика мышей Sylvaemus uralensis Pallas, 1811 и Apodemus agrarius Pallas, 1771 :Rodentia, Muridae» и её последующей защитой в октябре 2007 года. 


В лаборатории за работой. Справа – аспирантка первого года Алина Никитенко

Несмотря на актуальность и перспективность этого научного направления, после защиты я расстался с ним в силу различных обстоятельств и перешел в лабораторию паразитологии, руководимую доктором биологических наук, Владимиром Владимировичем Беспрозванных, где занялся исследованиями соответствующими профилю этой лаборатории. Конечно, результат появился далеко не сразу. Тем не менее, применение молекулярно-генетических методов в паразитологических исследованиях вывело нашу лабораторию на качественно новый уровень, о чём свидетельствуют публикации в престижных зарубежных журналах за последние два-три года. 

Изучение роли организма-хозяина

– Есть прекрасный официальный сайт БПИ ДВО РАН (www.biosoil.ru), где очень хорошо представлены основные направления исследований института и лаборатории паразитологии, в частности. Поэтому, чтобы не повторяться, я предоставлю возможность читателям получить массу удовольствия от путешествия по нашему сайту и самостоятельно познакомиться с научными направлениями нашей лаборатории. 

Моя работа связана с изучением трематод (паразитических плоских червей), обитающих в кефалевых рыбах. Основные направления исследований – это молекулярная систематика и филогения этих трематод, а также изучение отношений паразита и хозяина в контексте эволюции, то есть изучение роли организма-хозяина в формировании генетической изменчивости и видового разнообразия паразитов. Поскольку любой живой организм на нашей планете подвержен генетической и фенотипической изменчивости под влиянием постоянно меняющихся условий окружающей среды, эти изменения не могут не отражаться на состоянии организмов-паразитов. Изучение характера и направления этих изменений являются одной из основных задач нашего исследования. 

На конференции «Проблемы популяционной и общей генетики» посвященной 75-летию Ю.П. Алтухова в Институте общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН, Москва, ноябрь 2011 г. Слева – Николай Вороной, аспирант кафедры биоразнообразия и морских биоресурсов ШЕН ДВФУ


Успешность студентов зависит …

– Очень радует наличие студентов в лаборатории. Они – разные: кто-то быстро схватывает навыки работы в ПЦР и начинает работать самостоятельно, кто-то хорошо разбирается в компьютерах или умеет быстро и грамотно писать научные тексты, а кто-то вкусно готовит. Успешность студентов и их желание продвигаться в научной работе напрямую зависит от руководителя, от его вклада в формирование молодого специалиста. Конечно, на это уходит много времени, однако потом отдача будет наверняка эквивалентна вложениям. Сейчас под моим руководством по темам лаборатории паразитологии работает одна аспирантка первого года обучения и двое студентов, второго и четвёртого курсов. 

Моя «alma mater»

– Связь с университетом поддерживаю с 2008 года и довольно активно. Причиной тому послужило в первую очередь обычное человеческое чувство – тоска по родной университетской лаборатории. Она для меня как родительский дом, в который всегда приятно возвращаться. Несколько лет в лаборатории был застой, никаких серьезных работ не проводилось, при этом лаборатория была нашпигована оборудованием, реактивами и расходными материалами. Тогда мне захотелось как-то поспособствовать оживлению работы в университетской лаборатории. 

Поэтому спустя год после защиты кандидатской диссертации я устроился совместителем в эту лабораторию. Изначально я планировал работать инженером и обслуживать генетический анализатор в университете. Однако руководитель лаборатории и, впоследствии кафедры генетики, доктор биологических наук, профессор Владимир Алексеевич Брыков посчитал, что я недооцениваю свои возможности, и мне досталась должность заведующего научной лабораторией. Отмечу, что должность завлаба в университете не столь престижна и влиятельна как в Академии наук, она скорее ближе к вспомогательному персоналу. По сути это – завхоз или матответ, а не руководитель. Поэтому под меня ввели должность заведующего научной лабораторией, что позволило мне заниматься исключительно научной работой. После реорганизации университета из названия исчезло слово «научная», но суть моей работы в лаборатории осталась прежней – организация и проведение научных исследований. 

В будущем – изучение функциональной перестройки генома

– Надеюсь продолжить исследования трематод кефалевых рыб, по крайней мере, на ближайшие два года. Если серьёзно, то хотелось бы в ближайшие несколько лет создать собственную группу для работы над интересующей меня фундаментальной проблемой. 

Кроме того, планирую освоить традиционные методы гельминтологии, как, например, сбор материала и определение видов по морфологическим признакам. Эти методы не так просты, как может показаться на первый взгляд. Некоторые трематоды на стадии мариты (половозрелого взрослого червя), например, имеют размер всего 1,5-2 мм, не говоря уже о личиночных стадиях. Найти такую мелочь в кишечнике сытой и счастливой рыбы, сделать качественный препарат и определить вид паразита не так просто. Это основа для проведения дальнейших морфо-анатомических и молекулярных исследований, которую необходимо осваивать уже сейчас. В настоящее время этим занимаются наши старшие коллеги, включая заведующего лабораторией, в то время как большинство молодых специалистов привлечены в группу «молекулярщиков». 

Если говорить о научных направлениях, то очень хотелось бы не ограничиваться исследованиями в области молекулярной систематики и филогении паразитов. Намного больший интерес представляют исследования жизненных циклов трематод и изучение молекулярных механизмов взаимодействия трематоды с организмом хозяина. Дело в том, что жизненный цикл трематод очень сложен и включает два поколения: половое гермафродитное и партеногенетическое. В каждом из этих поколений трематода претерпевает несколько метаморфозов, в том числе и регрессивных, когда, например, осуществляется переход от полового поколения к партеногенетическому. Особый интерес представляет именно этот момент, когда, возможно, происходит функциональная перестройка генома, отражающаяся на дифференцировке клеток. Исследование молекулярных механизмов этого процесса – весьма сложная работа, требующая тщательного планирования эксперимента и соответствующего оснащения лаборатории, позволяющего провести этот эксперимент от искусственного воспроизведения жизненного цикла трематоды до оценки экспрессии ряда генов на разных стадиях онтогенеза паразита. В настоящее время в лаборатории нет возможности заниматься подобными исследованиями в полном объеме, однако некоторые задачи в рамках данной проблемы вполне решаемы, и мы будем к этому стремиться.

С коллегами из ДВФУ и Института Биологии моря ДВО РАН на конференции “Molecular Phylogenetics”, МГУ, Москва, 2012 г.

Перспективы российской науки весьма неплохие
 
– В настоящее время говорить о перспективах науки и образования в нашей стране довольно затруднительно. В биологических науках, например, последние 20-30 лет наша страна шла с заметным опозданием от западной науки. Так, например, метод ПЦР был разработан в 1985 году и начал активно использоваться в научных исследованиях на западе в 90-х. Секвенирование ДНК (определение нуклеотидной последовательности ДНК) методом терминирующего синтеза разработано Сэнгером в 1976 году, модификация метода то того состояния, в котором мы пользуемся им сейчас, осуществилось также в 90-х годах. 

В нашей стране активное использование этих методов для проведения научных исследований началось значительно позже, и за последние пять лет эта активность не снижалась. Тем не менее, метод секвенирования ДНК по Сэнгеру на Западе сейчас уходит на второй план с появлением методов секвенирования ДНК нового поколения, позволяющих получать огромный объём информации о последовательностях ДНК вплоть до полноразмерных геномов за относительно короткий промежуток времени. 

В нашей стране эти методы прижились не сразу. Однако мировые тенденции сейчас способствуют быстрому развитию научных направлений в нашей стране. За последние два-три года на всероссийских научных конференциях, посвящённых молекулярной систематике, филогении и эволюции разных групп организмов, представлено очень много работ, основанных на методах секвенирования ДНК нового поколения. Таким образом, временной промежуток от разработки нового метода до его активного применения в нашей стране сокращается, что не может не радовать. Но это лишь частный случай. А в целом хочу отметить, что перспективы Российской науки на ближайшее время весьма неплохие, если наши научные проекты до сих пор поддерживает президент.

Реформы и престиж науки

– На счёт падения престижа науки в глазах некоторых учёных могу сказать только одно. Академическая наука, фундаментальная наука всегда имела одну единственную цель – получение знаний об окружающем мире. Посудите сами, многие научные деятели, открывшие физические законы мироздания, основные закономерности в биологии и химии, и многих других научных дисциплинах, не имели должности научных сотрудников и не работали в научных учреждениях, и не получали за это зарплату. Научная работа была для них чем-то вроде хобби, удовлетворявшем их собственный неподдельный интерес к устройству и познанию окружающего мира. 

В настоящее время этот интерес нисколько не уменьшился, а даже наоборот. Разница лишь в том, что удовлетворение этих интересов осуществляется за государственный счёт и за счёт различных фондов. Поэтому ожидаемые реформы, о которых, кстати, мало кто имеет полное и ясное представление, не должны отражаться на работоспособности и успешности тех учёных, которые помнят об основной цели фундаментальной науки. 

О счастье, жизненных ценностях и хоре «Коллаж»

– Очень хорошая и приятная тема для разговора. Собственной семьей я обзавелся в 2004 году, став абсолютно женатым человеком. 28 декабря 2009 года родился сын, Пётр, чему он сам в настоящее время несказанно рад, так как количество подарков автоматически увеличивается вдвое ввиду небольшого временного промежутка между Днём рождения и Новым годом. 



Жизненных ценностей сейчас накопилось масса, как материальных, так и духовных. На материальных ценностях останавливаться не буду, чтобы не искушать читателей одним из семи смертных грехов, а остановлюсь на духовных ценностях. Очень люблю петь и безумно обожаю музыку, как слушать, так и воспроизводить, играя на гитаре. Особое место в жизни, конечно, занимает хор «Коллаж» и небольшой творческий коллектив БПИ, который пока не имеет официального названия.

В хор «Коллаж» я попал в ноябре 2005 года по милости моих коллег, которые сдали меня с потрохами одному из опытнейших участников хора – Ольге Леонидовне Белозеровой, нашему главному специалисту по охране труда и истреблению безделья. Добрейшей души человек, обладающий гипнотическим воздействием во время приватных диалогов, привела меня «за шкирку» на репетицию, где меня прослушали, впервые обозвали тенором, дали нотные партии исполняемых произведений, в которых я понимал только русские слова и усадили во второй ряд справа, где я до сих пор периодически имею место быть. Если говорить серьёзно, то пение в хоре – одно из моих любимейших занятий, позволяющее на время отключиться от повседневных забот, освободиться от железных оков «бытовухи» и окунуться с головой в прекрасный мир высокого искусства. Это ощущение несравнимо ни с чем. Однако борьба высокого искусства и «бытовухи» никуда не исчезает и последняя сейчас пока одерживает верх. Надеюсь, ненадолго. 


Осень 2007 г. Справа – Л. Яковченко. Рядом с Институтом химии ДВО РАН

Конечно, первое время я чувствовал себя немножко не в своей тарелке, однако со временем влился в коллектив и мне даже стали позволять исполнять сольные партии в некоторых произведениях. Новую волну вдохновения, как для хора, так и для меня лично, привнесла наша солистка, ныне моя коллега по работе и очень близкий мне в духовном отношении человек – Лида Яковченко. Я думаю, благодаря страницам «ДВ учёного» и нашим концертам, читатели наслышаны как о хоре «Коллаж» и исполняемых произведениях, так и о нашем с Лидой дуэте. Впервые нас поставила вместе петь хормейстер, Елена Селиверстова, для исполнения основной мелодии в произведении «Соловушка». После этого нами всерьез занялась Валерия Абашина, наш художественный руководитель, разучивая с нами романсы («Не искушай меня без нужды…», «Ночи безумные»…) и песни военных лет (например, «Алёша»). Вскоре мы начали самостоятельно формировать программу, включающую довольно разнообразные песни, и исполнять их под фортепиано и гитару. Мы даже сколотили свой творческий коллектив в БПИ, куда вошли Владимир Иванович Голов, Петр Фисенко, Наталья Нарышкина, Анна Расщепкина, Алена Гапека, а также Татьяна Евстигнеева, которая занимается декорациями, презентациями и активно участвует в формировании репертуара. Петь, однако, стесняется, хотя у неё был бы очень красивый бархатный альт, чего нам сильно не хватает. 



Мы уже организовали несколько концертов в БПИ на День Победы в Великой Отечественной войне, который включал не только песни военных лет, но и воспоминания о сотрудниках нашего института – ветеранах войны. Эта часть концерта в полной мере является заслугой Татьяны Евстигнеевой, формирующей великолепные презентации и В.И. Голова, который не только собирает информацию о сотрудниках БПИ – ветеранах войны, но и делает блестящие доклады. Мы стараемся привлекать других коллег по институту для участия в концертах, исполнения танцевальных номеров или разных эпизодических сцен. Многие молодые и не очень юные, но с молодой душой люди охотно принимают в этом участие, за что им огромное спасибо. Кроме того, наш коллектив пользуется успехом у наших хороших друзей – сотрудников Института биологии моря имени А.В. Жирмунского, куда нас периодически приглашают для выступлений. 

Хочу себе пожелать

– Среди научных сотрудников бытует мнение, что наука – ревнивая женщина, не прощающая измен. Лично я не совсем разделяю это мнение, так как считаю, что с любой женщиной можно найти общий язык и добиться компромисса. Особенно в данном случае. Потому что есть и другая женщина – жизнь, о которой тоже нужно помнить и никогда не бросать. Когда человек полон жизни изнутри, у него получается все. И я своим личным примером пытаюсь это доказать, работая в научном учреждении и при этом отдавая себя музыкальному искусству. Жить в полную силу и быть самим собой – это всегда полезно и приятно, чего я желаю всем своим друзьям и коллегам.