среда, 27 июня 2012 г.

Человек команды


В прошлом году младший научный сотрудник лаборатории сорбционных процессов Института химии ДВО РАН Александр МИРОНЕНКО стал одним из победителей регионального конкурса У.М.Н.И.К., а в начале нынешнего – лауреатом премии имени академика П.П. Шорыгина, учрежденной Российским хитиновым обществом для молодых ученых за работы в области хитинологии. Премия вручена ему в конце июня в городе Мурманске во время работы XI Международной конференции «Современные перспективы в исследовании хитина и хитозана» и V Съезда Российского хитинового общества, где Александр выступил с устным докладом. 


По словам доктора химических наук Светланы Юрьевны Братской, заведующей лабораторией сорбционных процессов, научного руководителя, у Александра очень сильная мотивация к исследовательской деятельности. Он болеет за дело, ему не нужна мелочная опека руководителя и выдача «полетного задания», где указаны все ориентиры и перечислены все действия. Александр не из тех, кого побуждают к работе «пригрозив рублем», он много читает, не устает экспериментировать, очень грамотный технически и конструктивно мыслящий молодой человек. Нет сомнения в том, что он может реализовать себя во многих областях. Александра интересует не только предмет профессиональной деятельности. У него есть жизненная позиция, что характеризует его как цельную натуру, и это не просто звучная фраза. Среди сверстников Александра эти качества встречаются не слишком часто. Он уравновешенный, комфортный в общении человек, при этом очень естественный. 


Очень помогает Александру хорошее знание английского языка. Благодаря этому он не только читает большое количество научной литературы на английском и сам пишет статьи в зарубежные журналы, но и активно общается с иностранными коллегами на конференциях, что в полной мере пригодилось при организации и проведении совместного с ДВФУ симпозиума «Химия и химическое образование» осенью прошлого года. Важно, что приезжая с конференций, Александр всегда подробно рассказывает о новых знакомствах с коллегами, обсуждениях, в которых участвовал, интересных идеях, с которыми познакомился, что нового для себя открыл. 

Накануне поездки в Мурманск мы встретились с Александром и он ответил на ряд вопросов. Рассказывая о своих жизненных ценностях, увлечениях, музыкальных, художественных пристрастиях, Александр сказал следующее:

– Жизненные ценности у меня традиционные, выработанные русским народом за тысячелетнюю историю. Это здоровый образ жизни, привычные всем представления том, что правильно, а что нет, уважительные взаимоотношения между детьми и родителями, привязанность к родной земле, к ее истории.
Особенных пристрастий, увлечений отметить не могу, интересуюсь многим. К музыке, изобразительному искусству, театру и другим видам художественного творчества отношусь спокойно, не могу назвать себя их горячим поклонником. Читаю, как правило, книги документального жанра. С удовольствием смотрю кино: жанр для меня не имеет особенного значения, важно, чтобы он был качественно сделан.

– Можете вспомнить моменты, когда от принятого решения изменялся ход последующей жизни? Какие обстоятельства влияли на ваше решение? 

– Такие моменты может вспомнить большинства людей. Я никогда специально подолгу не размышлял, как поступить. Рассматривал внимательно ситуацию, анализировал и выбирал лучшее решение. 

– Как складывался ваш путь в академическую науку? 

Путь в академическую науку еще только начался, я даже не знаю, сложится ли он, поэтому рано его описывать. В Институте химии я потому, что здесь мне интересно. 

– И что здесь такого интересного и притягательного?

– Прежде всего – люди. Мне комфортно с ними работать и отдыхать. В лаборатории я, как говорят, чувствую себя «в своей тарелке».


– Вы выполняли дипломную работу в Институте химии?

– Нет, в ДВГУ у доктора химических наук профессора Николая Павловича Шапкина. После защиты диплома кандидат химических наук Александр Владимирович Аликовский порекомендовал меня своему бывшему однокурснику члену-корреспонденту РАН Валентину Александровичу Авраменко. Он побеседовал со мной и пригласил к себе в отдел сорбционных технологий. 

– Вы получили предложение, от которого было невозможно отказаться?

– Конечно, Валентин Александрович – известный ученый и мощный человек. Я знаю, что многие хотели бы оказаться на моем месте.

– Опишите себя и свое окружение в будущем, лет через 25.

– Отдаленное будущее предсказать точно невозможно, а угадывать я не хочу.

– Расскажите о своих научных интересах, достижениях. Чего хотите от занятий наукой? 

– Говорить о научных достижениях пока рано. В данный момент я – младший научный сотрудник и аспирант третьего года обучения, поэтому большую часть своего времени посвящаю работе над кандидатской диссертацией. Это квалификационная работа, ее успешное завершение даст право считать себя ученым. После защиты, думаю, можно будет определить круг научных задач в сфере моих собственных научных интересов и работать над их решением. Потом можно будет говорить о достижениях, если они состоятся, конечно. 

От занятий наукой, как и от любой другой деятельности, хочу одного – реализовать себя. Мне интересны исследования, нравится решение комплексных задач. 

Практическая работа в лаборатории охватывает довольно широкий спектр тем. Я, например, занимаюсь созданием полимерных и полимер-неорганических гибридных пленок на основе хитозана и неорганических наночастиц различной природы. Мои коллеги в лаборатории занимаются разработкой новых катализаторов, сорбентов и другими интересными исследованиями. 

– На что вы готовы пойти ради занятий своим любимым делом? 

–Что касается жертв ради реализации в работе, неважно в какой, то я готов немного пожертвовать личным временем, Возможно, даже временем, которое мог бы провести в кругу семьи. Но на ограничения в зарплате, скорее всего, не соглашусь, поскольку считаю достижение материального достатка критерием качества выполняемой работы, признанием профессионального уровня. Не важно, занимаюсь ли я научной деятельностью или работой, не имеющей отношения к науке. 

Другими словами, низкая зарплата – признак твоего недостаточного профессионализма, либо отсутствие заинтересованности в тебе как специалисте со стороны руководства. В любом случае появляется смысл подумать о смене сферы деятельности, возможно, – места работы.

– Вам комфортнее работать индивидуально или в команде? Считаете, что коллеги существенно помогают продвижению вашей работы или вы даете им больше, чем получаете от них? 

– Работать в команде, безусловно, лучше, чем индивидуально, более того, считаю, что времена индивидуальной научной деятельности давно прошли, и работать в одиночку просто невозможно. В лаборатории, как и в любом человеческом коллективе, существует определенная иерархия, выстроенная с учетом занимаемой должности, опыта работы, знаний, таланта, возраста, в конце концов. Свое место в научном коллективе я осознаю, как полагаю, адекватно, поэтому могу утверждать, что сейчас получаю больше, чем отдаю.

– Кто сейчас приходит в науку? Каков усредненный портрет совсем молодого ученого?

– Усредненного «совсем молодого ученого» не существует. Все люди разные. В любой крупной организации всегда представлен «срез общества». Так обстоят дела и в нашем институте. 

– Какими видятся вам межличностные отношения ученых различных возрастных групп? Как предотвращаются или разрешаются конфликты поколений?

– Отношения между учеными различных возрастных групп исключительно такие же, как и отношения между учеными внутри одной возрастной группы. Общепринятые общественные нормы поведения действуют в среде научных сотрудников также, как и в других социальных группах. Они просты, их все знают с детства: уважай старших; будь вежлив; внимательно слушай, что говорят; говори сам, когда спросят. На мой взгляд, любой «конфликт поколений» является следствием плохого воспитания. Кроме того, помимо традиций, существуют такие понятия, как субординация, должностная инструкция, производственная дисциплина и разделение на руководителей и исполнителей, в конце концов. В общем, все как у обычных людей. В институты РАН с Марса никого не засылают. 

– Некоторые ученые отмечают падение престижа науки в сравнении с «советским» периодом. Разделяете ли вы это мнение? 

– Я, пожалуй, соглашусь с этим мнением. Надо понимать, что эта ситуация сложилась не сама по себе и не только по отношению к ученым. Данное положение вещей не является нормальным. Пожалуй, для описания состояния общества больше подходит слово «надлом». Глобальный социальный регресс, произошедший в 90-е годы, отразился не только на положении ученых, врачей, учителей, военнослужащих, но и на представителях многих других профессий. У людей в головах произошла очень значительная трансформация понятий «добро» и «зло», престижным стало обманывать и воровать, а любой честный вид деятельности приобрел негативный оттенок. Но насколько я могу судить, этот период нашей истории подходит к своему завершению. Нужно быть оптимистом, иначе нет смысла жить. 

– Считаете ли вы, что деятельность научных учреждений соответствует запросам общества?
– Для того чтобы характеризовать деятельность научных учреждений в отношении соответствия запросам общества, в первую очередь, необходимо определить эти запросы. Если считать запросом общества айфоны и прочие высокотехнологичные гаджеты, то, конечно же, нет. Но, по моему мнению, главный запрос общества по отношению к науке – это запрос на развитие. Я считаю, что поисками путей решения этой проблемы должны заниматься специально обученные люди в специальном ведомстве, с них и надо спрашивать.

– Интегрирована ли лаборатория в мировую науку? Есть ли совместные проекты с другими институтами РАН? 

– Да, конечно. У сотрудников лаборатории есть личные научные контакты со многими зарубежными учеными. Результаты исследований, выполненных в лаборатории, регулярно докладываются на российских и международных конференциях. Мои старшие коллеги работают по международным контрактам и программам. Более других известны работы, связанные с атомной энергетикой, очисткой и утилизацией радиоактивных отходов. 

Разумеется, лаборатория активно участвует в совместных, с другими институтами РАН, работах. По моей тематике, мы успешно сотрудничаем с лабораторией физических методов мониторинга природных и техногенных объектов Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, руководит которой доктор физико-математических наук Сергей Серафимович Вознесенский. У нас неплохие результаты в области разработки новых оптических сенсоров для детектирования токсичных газов. 

– Можете представить ситуацию, что в определенное время, в определенных обстоятельствах вы перестанете заниматься научными исследованиями?

– Не исключаю того, что жизненные обстоятельства могут измениться, и мне придется сменить место работы, место жительства, характер деятельности. Изменений я не боюсь, уверен, что смогу реализовать себя в разных областях.

Альбом: Школьники, студенты и молодые ученые



– Хотели бы вы попробовать себя в наукоемком предпринимательстве?

– Да, хотел бы.

– Считаете ли вы, что переход от этапа НИОКР к практическому воплощению в бизнес-проекте быстрее и легче идет за границей, чем в России? 

– Насколько мне известно, за границей, как на производстве, так и в науке жесткая дисциплина. Ученые и специалисты, занятые фундаментальными исследованиями, ни о каких бизнес-проектах не думают. С практическим прицелом работают совсем другие люди в специальных структурах. Это только у нас бегают «Кулибины», придумавшие вечный двигатель, и рассказывают, как их давят со всех сторон продавцы бензина. 

Двое моих товарищей работают в исследовательском центре компании «Самсунг» в Москве, занимаются исключительно прикладными исследованиями и разработками, никаких проблем с практическими применениями у них нет. Выступать с обобщениями о том, как в целом, «там и тут», на мой взгляд, глупое занятие. При детальном рассмотрении конкретных ситуаций, уверен, станет ясно, что иногда проще осуществить этот переход у нас, в других случаях – за границей.

– Какие изменения в Академии наук вы попытались бы провести, будь вы Президентом РАН?

– Прежде, чем вносить в сложную систему какие-либо изменения, следует очень хорошо разобраться в том, как она функционирует. Изменять РАН так, как это видится 25-летним молодым ученым – не самая лучшая идея, учитывая, что многим даже в 50 не понятно как устроен мир вокруг них. 

– Есть ли в любой стране мира лаборатория, где вы хотели бы поработать несколько лет?

– Мне комфортно работается в нашей лаборатории. Здесь хорошее приборное оснащение, творческая, доброжелательная и деловая атмосфера, коллеги, у которых есть чему поучиться. Меня тут все устраивает, никуда уезжать я не собираюсь. Разве что ненадолго на конференцию в Мурманск.

Возможно, в будущем я познакомлюсь с учеными, с которыми мне захочется поработать вместе над решением интересных задач. Поживем – увидим!


воскресенье, 17 июня 2012 г.

Сергей КРЫЖАНОВСКИЙ: «Уверенности вам в завтрашнем дне!»


– Осенью этого года исполняется 40 лет со дня организации нашего лечебного учреждения. За эти годы небольшая организация, располагающаяся в нескольких кабинетах приспособленного помещения, трансформировалась в солидный медицинский комплекс, включающий поликлинику, стационар и ряд вспомогательных корпусов, в которых ведется лечебная, диагностическая, исследовательская, и образовательная деятельность. – Кратко – «вехами» вспоминаем историю Медицинского объединения ДВО РАН в беседе с Сергеем Петровичем КРЫЖАНОВСКИМ, главным врачом МО ДВО РАН, кандидатом медицинских наук, профессором.

С.П. Крыжановский
 
Если говорить о каких-то знаменательных событиях, то в первую очередь, естественно, следует указать 1972 год – время образования нашего учреждения, второе значительное событие произошло в 1985-86 годах и ознаменовало переезд в новый комплекс, в котором мы сейчас находимся и, пожалуй, февраль 2005 года. Решением Президиума ДВО РАН в нашем лечебном учреждении был создан научный совет, который возглавил член-корреспондент РАН Виктор Евгеньевич Васьковский, и с этого времени начался отчет нашего участия в научно-исследовательской деятельности. 

В отличие от знаменательных, были периоды испытаний. Я говорю о времени, когда Академия наук испытывала большие затруднения в связи с недостаточным бюджетным финансированием, да и само существование нашего лечебного учреждения в составе ДВО РАН было под сомнением. На правительственном уровне решался вопрос о передаче нас в ведение территориальных органов здравоохранения. Только благодаря позиции руководства ДВО РАН, Объединенного профсоюзного комитета, сотрудников институтов удалось сохранить наше учреждение в структуре ДВО РАН. Это нелегкое испытание побудило нас по-новому взглянуть на функции и задачи Медобъединения, а также наметило перспективы для дальнейшего развития.

С.П. Крыжановский проводит обход в терапевтическом отделении стационара

Наша работа напоминает непрерывный производственный процесс. У нас нет возможности остановиться, потому что всегда, даже в выходные и праздничные дни, круглосуточно с нами Пациент. Мы постоянно заняты улучшением качества оказания медицинской помощи, ее доступности, работаем над расширением спектра предоставляемых медицинских услуг. Совместно с руководством ДВО РАН добиваемся улучшения технической, приборной оснащенности нашего лечебного учреждения. Из наиболее значимых событий последних лет хочу остановиться на приобретении магнито-резонансного томографа, что привело к существенному росту наших диагностических возможностей. Спустя некоторое время, благодаря нашему сотрудничеству с Дальневосточным государственным университетом, мы получили рентгеновский компьютерный томограф. Сегодня наличие таких высокотехнологических комплексов позволяет на совершенно новом уровне решать проблемы диагностики. Мы получили возможность сократить время постановки диагноза, точнее определить тактику лечения и, соответственно, добиться качественного улучшения результата лечения. 

– Сергей Петрович, говоря о новинках, вы имеете в виду только приборное оснащение?

– Нет, не только. Мы стараемся изучать и адаптировать все новое, интересное и полезное, что появляется в медицине. В этой связи стоит упомянуть о 2003 годе, когда по согласованию с Президиумом ДВО РАН нами была создана комплексная программа охраны здоровья ученых ДВО РАН. Так складывались наиболее важные направления нашей работы. К ним мы отнесли кардиологию, вакцинопрофилактику, онкологию, офтальмалогию, а в дальнейшем – эндокринологию и охрану здоровья женщин. Недавно мы проанализировали очередной этап исполнения программы и с удовлетворением отметили, что в основном она выполняется успешно. 

Важным этапом стал 2006 год, когда мы приняли участие в Приоритетном национальном проекте «Здоровье». Мы легко включились в эту программу, поскольку некоторые ее элементы были успешно отработаны в рамках наших предыдущих программ.

Анализируя структуру заболеваемости и востребованности новых медицинских направлений, мы в 2011 году получили лицензии на нейрохирургию и проктологию, на амбулаторную и стационарную виды медицинской помощи. На данный момент уже прооперированы более 120 пациентов по этим направлениям.
 


Во время нейрохирургической операции




Сейчас много говорят о переходе на систему одноканального финансирования лечебных учреждений через систему обязательного медицинского страхования. Коснутся ли эти нововведения МО ДВО РАН?

– Переход должен завершиться в 2013-15 годах. Согласно новой системе, деньги будут поступать в Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС), а он – распределять их по лечебным учреждениям. Ведомственное финансирование претерпит значительные изменения, поэтому уже с прошлого года мы начали подготовку к работе с ФОМС в системе МС, а во второй половине 2012 года к нам придут первые застрахованные пациенты, не работающие в ДВО РАН. В упрощенном виде работу системы МС можно представить следующим образом. Застрахованные пациенты в случае заболевания, если оно входит в базовую программу обязательного медицинского страхования, поступают в лечебное учреждение и получают медицинские услуги. Лечебное учреждение, завершив лечение, выставляет счет медицинской страховой компании, которая его и оплачивает. Спорить о достоинствах и недостатках системы МС можно, а научиться с ней работать – необходимо. Что мы и делаем.

Говоря о новых организационных формах нашей работы необходимо упомянуть о скриннинговых технологиях. Читателям газеты, получавшим медицинскую помощь за рубежом, известно, как за пару дней в клинике проводится широкий спектр обследований, в результате которых пациент получает информацию о состоянии его здоровья и рекомендации по лечению его заболеваний. Нечто подобное, обозначаемое термином «диспансеризация», мы выполняем уже не первый год. Однако не в столь короткие сроки и не при такой высокой интенсивности выполняемых исследований. Эта форма работы прошла апробацию в диспансерном отделении и успешно применяется нами уже около двух лет.

– Сергей Петрович, расскажите о сотрудничестве Медобъединения с научно-исследовательскими институтами. 

– Несколько лет назад мы получили лицензию на проведение клинических исследований, что позволило нам участвовать во многих исследовательских проектах совместно с научно-исследовательскими институтами. 

В 2006 году, благодаря совместному участию с Институтом химии и Тихоокеанским институтом биоорганической химии ДВО РАН в гранте РФФИ «Исследование механизмов действия и связи их со структурой лекарственных препаратов и БАД, разработанных и разрабатываемых в подразделениях ДВО РАН в интересах научной и практической деятельности», мы приобрели первый опыт выполнения исследовательских работ. 

В 2007 году мы участвовали в комплексном проекте, выполняемом в рамках госконтракта, по договору с головным учреждением ТИБОХ ДВО РАН по теме «Изучение влияния разрабатываемых новых биологически активных субстанций, полученных из морских организмов или путем их синтеза, а также биологически активных добавок к пище и функциональных продуктов питания на оксидантную и иммунную системы, липидный и углеводный обмены». 

В 2009 году Президиумом ДВО РАН была утверждена программа «Фундаментальные и прикладные исследования в интересах практической медицины», где МО ДВО РАН совместно с научно-исследовательскими институтами участвовали в трех проектах. 

Неоднократно совместно с сотрудниками НИИ ДВО РАН мы были участниками комплексной программы Президиума РАН «Фундаментальные науки медицине». Совместно с НИИ эпидемиологии и микробиологии СО РАМН мы участвуем в программе МНТЦ «Клинико-иммунологическая эффективность нового симбиотического продукта категории функционального питания (бифидумбактерина кисломолочного, обогащенного полисахаридами из бурых водорослей)». С коллегами из ТИБОХ, ИБМ, ТОИ мы опубликовали ряд интересных научно-практических работ, получили патент «Способ лечения ИБС». Ежегодно на базе МО ДВО РАН проходят научно-практические конференции с участием сотрудников институтов ДВО РАН.

Уже восемь лет на нашей базе работает лаборатория экологической нейрокибернетики научно-исследовательского центра «Арктика», которую возглавляет доктор технических наук, профессор Александр Алексеевич Рыбченко. Совместно с лабораторией нами реализуется проект «Автоматизированный мониторинг индивидуального здоровья ученых и сотрудников институтов ДВО РАН». Полученные при мониторинге здоровья данные позволяют улучшить качество диагностических, профилактических и лечебных мероприятий. 

 
Слева-направо: академик РАН, доктор химических наук В.А. Стоник, директор Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН, председатель Межведомственного Совета ДВО РАН по проблемам медицины, академик РАМН, доктор медицинских наук, Н.Н. Беседнова, главный научный консультант НИИ эпидемиологии и микробиологии Сибирского отделения РАМН; член-корреспондент РАН, доктор биологических наук В.Е. Васьковский, председатель Научного совета МО ДВО РАН; Заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук С.П. Крыжановский, главный врач Медицинского объединения ДВО РАН.

Сегодня в ДВО РАН расширяется круг исследований по биомедицинской тематике, поэтому мы хотим, чтобы институты ДВО РАН видели в нашем лице надежного партнера при выполнении этих работ. Новые разработки наших коллег мы готовы апробировать, внедрять, использовать в своей деятельности. 

Сейчас мы выстраиваем отношения творческого содружества с Сибирским отделением РАМН. Не так давно я побывал в Новосибирске, познакомился с председателем СО РАМН академиком Любомиром Ивановичем Афтанасом и имел с ним беседу о путях укрепления сотрудничества с СО РАМН. С одним из учреждений СО РАМН, а именно с Научно-исследовательским институтом эпидемиологии и микробиологии СО РАМН нас связывает давнее, около тридцати лет сотрудничество. Этим институтом до недавнего времени руководила академик РАМН Наталья Николаевна Беседнова. Сейчас она работает консультантом в нашем Центре геронтологии и биорегуляции, который три года тому назад мы создали на базе терапевтического отделения стационара. Наталья Николаевна – надежный партнер, обладающий энциклопедическими знаниями ученый и просто хороший человек! 

– Как развивается сотрудничество Медобъединения с Владивостокским государственным медицинским университетом, Дальневосточным федеральным университетом? 

– Долгие годы успешного сотрудничества связывают нас с коллективом Владивостокского государственного медицинского университета. Мы являемся базой ВГМУ, а с приходом к руководству университетом доктора медицинских наук профессора Валентина Борисовича Шуматова наше сотрудничество крепнет год от года. В самом деле, объединение потенциала и возможностей академических институтов, медицинского университета и лечебного учреждения, являющегося клинической базой, может быть только успешным. 

Сейчас ряд вузов получили статус исследовательских, но было бы правильным допустить возможность обладания таким статусом медицинским учреждением, выполняющим научные исследования, как это делает МО ДВО РАН или подобные клиники в структуре РАН. Стремительный рост исследований биомедицинской тематики может поставить на повестку дня образование соответствующего института в структуре ДВО РАН. В этом случае наше лечебное учреждение могло бы стать клинической и исследовательской базой для этого сотрудничества. 

Сотрудничество МО с Дальневосточным федеральным университетом (в то время – ДВГУ) началось в 2006 году, когда было подписано соглашение между ДВО РАН и ДВГУ о создании научно-образовательного центра «Медицинская физика» для подготовки специалистов по медицинской физике. Замечу, что в прошлом году произошел первый выпуск этих компетентных молодых специалистов, двое из которых сейчас работают в нашем коллективе. С самого начала их обучения мы предполагали такую возможность. Эти молодые люди получили хорошую подготовку не только по физике, математике, информационным технологиям, но также по биологии, медицине. Наличие в медицинском учреждении таких специалистов, создание специализированных команд позволит полностью реализовать высочайшие возможности самого современного оборудования, которое начало поступать в практическое здравоохранение. 

При реорганизации ДВГУ в ДВФУ наше сотрудничество продолжает укрепляться. Хорошо известно, насколько активно участвует ДВО РАН в формировании ДВФУ. Академик В.И. Сергиенко, ведущие ученые институтов ДВО РАН прилагают большие усилия к созданию настоящего форпоста образования и науки, каким может стать Федеральный университет. Школа биомедицины ДВФУ возглавляется известным ученым, доктором биологических наук Юрием Степановичем Хотимченко. Мне предложили возглавить Совет по приоритетным направлениям развития биомедицины ДВФУ. Недавно совместным решением председателя ДВО РАН и ректора ДВФУ было принято решение о придании МО ДВО РАН статуса клинической базы школы биомедицины ДВФУ. Таким образом, крепнущие связи с вузами, учреждениями РАН и РАМН позволяют нам с уверенностью смотреть в будущее и надеяться, что поставленные перед нами задачи будут выполнены.

– Сергей Петрович, все ли вам легко дается, не встречаются ли в работе МО ДВО РАН проблемы?

– Главное, что сдерживает наше развитие – это недостаточное финансирование. Медицина сейчас настолько бурно развивается, что задержка даже на год-два влечет за собой серьезнейшее отставание в развитии. В последние годы нам удавалось приобрести не только уникальное, но и рядовое оборудование, однако финансовых ресурсов нам не хватает. Поэтому часть внебюджетных, заработанных средств мы вкладываем в программу обновления оборудования. Проблема эта не нова и не специфична, она отмечается также и научным сообществом ДВО РАН. 

Перспективы развития лечебного учреждения определяются и другими параметрами, в том числе и кадровым потенциалом. Мы прилагаем все усилия, чтобы улучшать кадровый состав МО, повысить его квалификацию, компетентность, заинтересованность в результате труда. Но если говорить откровенно, то уровень оплаты труда медицинского работника неоправданно низок даже по российским меркам, не говоря уже о сравнении с зарубежьем. Эта проблема вызывает «кадровый голод», который нелегко преодолевать.

– Каким вы хотели бы видеть МО ДВО РАН через 10 лет?

– Прежде всего, я хотел бы его видеть в структуре ДВО РАН. Напомню читателям о том, что мы остались в составе ДВО РАН благодаря неоднократно высказанной позиции сотрудников Отделения. Возможно, мои слова прозвучат пафосно, но мы, врачи, действительно понимаем, что должны оправдать доверие наших коллег-ученых и на деле доказать, что их борьба за нас была оправдана. 

Во-вторых, я надеюсь, что МО получит новый импульс, вектор развития в направлении расширения и укрепления связей с наукой. Эффективность нашей лечебной работы возрастет, статус нашего учреждения окрепнет в случае большей интеграции с академическим учреждением биомедицинского профиля. 

Мне хотелось бы видеть увеличение количества сотрудников МО, занимающихся наукой. Разумеется, лечебная работа врача остается приоритетной, а исследовательская работа идет наряду с ней. Это непросто, но многим моим коллегам удается успешно совмещать врачебную и научную работу. Среди них Евгений Юрьевич Добряков, защитивший кандидатскую диссертацию, возглавляющий амбулаторное отделение эндоскопии; кандидат медицинских наук Елена Юрьевна Ришко, заведующая отделением восстановительного лечения и ученый секретарь нашего научного совета; кандидат медицинских наук, врач-терапевт Мария Александровна Яцкова; кандидат медицинских наук, врач-рентгенолог Людмила Александровна Кулик. А доктор биологических наук Лариса Николаевна Богданович вообще уникальный специалист и отличный человек! 

Исследования в лаборатории проводят Л.Н. Богданович и Н.В. Сергеева

Ярко, по-творчески проявляют себя в работе такие высокопрофессиональные сотрудники Медицинского объединения, как заместитель главного врача по медицинской части Галина Григорьевна Павлова, заведующая терапевтическим отделением Валентина Дмитриевна Головачева, заведующая Диспансерным отделением поликлиники Татьяна Борисовна Иванова, а еще врач-кардиолог Анастасия Николаевна Рыбинская, офтальмолог Яна Феликсовна Пестрякова, гинеколог Ольга Сергеевна Степанова, невролог Марина Петровна Распевина и многие, многие другие. Да простят меня остальные коллеги, но вынужден остановиться из-за недостатка газетной площади.

– Сергей Петрович, а откуда берутся такие замечательные кадры?

– Политика нашего учреждения нацелена на содействие профессиональному росту сотрудников, развитию творческой инициативы, создание условий для самореализации и воплощения идей. Это не наше открытие, в Дальневосточном отделении, да и вообще в РАН принято бережно относиться к кадрам, стараться максимально использовать и развивать их потенциал. Мои многоопытные коллеги, десятки лет своей жизни отдавшие нелегкой профессии врача, продолжают трудиться, воспитывают молодежь, передают наши лучшие традиции. Раиса Михайловна Яковлева, долгие годы бывшая начмедом, продолжает активно работать на благо нашего учреждения. К Людмиле Ивановне Карлаш записываются пациенты со всех районов города. Валентина Григорьевна Станонис – не просто заведующая отделением, но стоматолог, которого пациенты не боятся, а любят. Почерк Владимира Ивановича Пирогова, до недавних пор заведующего рентгенологическим отделением, знают очень многие врачи нашего города. 

Список этот можно продолжить, но я хочу обратить внимание читателей на то, что мы стараемся «выращивать» руководителей структурных подразделений внутри нашего учреждения. Так, например, во многом стараниями Владимира Ивановича подготовлена заведующая рентгенологическим отделением Галина Юрьевна Плетнева, а заведующей клинической лабораторией стала Наталья Владимировна Сергеева. Ряд наших сотрудниц профессионально выросли до старших медицинских сестер. Татьяна Геннадьевна Нестеренко, Галина Петровна Ерофеева пришли работать к нам юными медицинскими сестрами, а теперь они руководят организацией сестринского процесса в отделениях. Подготовку кадров для нашего лечебного учреждения мы считаем важной задачей и уделяем ей должное внимание. Должен подчеркнуть, что мы не забываем о повышении квалификации специалистов, в 2011-2012 годах прошли повышение квалификации 17 врачей МО. Кроме того пять наших врачей побывали на съездах, конференциях, стажировках, прошли тренинги в Москве, Санкт-Петербурге и за рубежом.

 
Пациент здоров!

– Что бы вы пожелали вашим коллегам, себе лично ко Дню медицинского работника?

– Я хорошо знаю работу врача, медицинской сестры. Вижу, насколько это тяжелый, сложный, опустошающий эмоциональную сферу человека труд. Поэтому, прежде всего я хотел бы пожелать моим коллегам душевного покоя и физического здоровья. Это то, чего не хватает медицинским работникам, и в чем они очень нуждаются. Я хотел бы пожелать им удачи, – куда в жизни без удачи, а также – творческого роста, хорошей перспективы и уверенности в завтрашнем дне. Я приложу все свои силы, чтобы эти пожелания не остались только словами.

А себе? Наверное, немного – удачи, немного – здоровья и по чуть-чуть всего остального!