вторник, 31 мая 2011 г.

Кто очистит «фукусимские конюшни»?



На недавней пресс-конференции для средств массовой информации академик Валентин Иванович Сергиенко, Председатель ДВО РАН, директор Института химии ДВО РАН, рассказал о предложениях по утилизации жидких радиоактивных отходов, скопившихся на АЭС Фукусима-1 в результате произошедшей там катастрофы. Эти предложения были высказаны нашими учеными во время поездки в Токио на встречах в ТЕРСО, компании-операторе аварийной АЭС, во время консультаций с помощником премьер-министра Японии, парламентариями. 

Характер работ, имеющих отношение к атомной энергетике, долгое время не способствовал их информационной доступности. Например, не все наши читатели знают, что урановой тематикой в Институте химии ДВО РАН занимаются со дня его образования. О достижения наших химиков в обращении с радиоактивными отходами, которые могут оказаться полезными для наших соседей из страны восходящего солнца, мы беседуем с академиком Валентином Ивановичем СЕРГИЕНКО. 

 В.И. Сергиенко                     Альбом: Химики


– Валентин Иванович, как давно в Институте химии ДВО РАН занимаются созданием сорбционных и каталитических материалов и разработкой технологий обращения с радиоактивными отходами?

– Активная фаза работ по утилизации радиоактивных отходов началась в 1994 году после известного указа Президента России Бориса Николаевича Ельцина. До этого Тихоокеанский флот сливал жидкие радиоактивные отходы (ЖРО) в Японском море. Но делалось это не стихийно, Сливались слабоактивные отходы, «под винт», в определенных местах в соответствии с разработанными нормами на сброс, чтобы избежать ущерба рыбному промыслу. Проводился контроль накопления радионуклидов в морской биоте. Наши данные радиационного мониторинга показывали, что обстановка нормальная.

Кстати, так было не везде. Хуже дела обстояли на Баренцевом море. Но что интересно, почти 90% в балансе радиоактивного загрязнения Баренцевого моря дал транзитный перенос, а отнюдь не деятельность наших моряков. Для специалистов это не было тайной. В Великобритании на берегу Ирландского моря в Селлафилде стоял атомный комплекс из АЭС и завода по выделению оружейного плутония. За время деятельности этого комплекса в море было сброшено ЖРО активностью свыше одного миллиона кюри. Пятая часть этой активности пришла к берегам северо-запада России.

– В то время вы еще не были «в обойме»?

– Не совсем так, но работающие по этой тематике организации и учреждения действительно образуют своеобразный клуб, в который невозможно попасть «открыв ногой дверь». Как только был объявлен тендер на разработку технологии утилизации ЖРО для завода «Звезда», мы попытались принять в нем участие, но проиграли. Тем не менее, неудача укрепила в нас решимость работать по этой тематике. С благодарностью вспоминаю поддержку наших исследований военными моряками Тихоокеанского флота, которым командовал в то время Владимир Иванович Куроедов, впоследствии адмирал флота, Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Российской Федерации. Финансовая сторона этой поддержки была достаточно скромной, но вот в организационном плане нашим работам с ЖРО был обеспечен «зеленый свет». В Министерстве обороны нас курировал вице-адмирал Николай Никитович Юрасов, начальник Управления государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью Министерства обороны Российской Федерации. Без их помощи успех в наших исследованиях не был бы достигнут. Судите сами: мы работали в Приморье, на «Пинеге», на Камчатке. Нам был обеспечен доступ к объектам, а при необходимости срочной переброски персонала и оборудования мы получали борт командующего ТОФ. Разумеется, флотские дозиметристы, другие необходимые специалисты всегда были в нашем распоряжении. 

– «Пинега» – это что такое?

– Это судно атомного технологического обеспечения, технический транспорт, предназначенный для приема, хранения, переработки и выдачи жидких и твердых радиоактивных отходов. Для апробации разрабатываемой нами технологии мы воспользовались опытной установкой «Барьер», размещенной на «Пинеге». Через наши фильтры обеспечивалась прокачка ЖРО производительностью 300-400 литров в час. Использовали модифицированные цеолиты и волокно. Было найдено интересное решение: двухконтурные коаксиальные фильтры, включающие в центральной части углеродное волокно, которое собирало цезий (это – гамма-излучающий радионуклид), а стронций (это – бета-излучающий радионуклид) – концентрировался на модифицированном цеолите во внешней оболочке фильтров. Такая конфигурация до некоторой степени уменьшала дозовую нагрузку на обслуживающий персонал. На этой установке было обработано свыше двух тысяч тонн ЖРО. 

Разработанную нами технологию мы передали в Дальневосточный центр по обращению с радиоактивными отходами (ДальРАО), помогли производственникам создать участок синтеза сорбентов и до сих пор осуществляем его научно-технологическое сопровождение. Предприятием руководит Николай Иванович Лысенко, в прошлом – вице-адмирал, заместитель командующего ТОФ по эксплуатации и ремонту атомных подводных лодок, который активно сотрудничает с наукой, обеспечивает на предприятии флотский порядок и в обозримом времени, я надеюсь, окончательно «закроет» проблемы с ЖРО. 

Проблемы с утилизацией в значительной степени обусловлены тем, что сбор и хранение отходов осуществлялись с нарушением требований нормативов. В результате в составе ЖРО оказались нефтепродукты, элементы средств защиты, морская вода, продукты коррозии конструкционных материалов и прочие примеси. Тем не менее, именно в ДальРАО все проблемные отходы переработаны, ЖРО сложного физико-химического состава «разобраны», протекавшие емкости очищены, осушены и выведены из эксплуатации. 

– Получается, что наиболее интересным для ученых, с точки зрения поиска подходов и решений проблем ЖРО, был период до образования ДальРАО?

– Ровно наоборот. Именно с образованием ДальРАО работы в нашем институте по тематике ЖРО получили новый импульс. 

При переработке ЖРО особое внимание уделяют извлечению долгоживущих и высокотоксичных радионуклидов таких, как например цезий, стронций, кобальт, плутоний и другие. В извлечении радионуклидов цезия и стронция, находящихся в растворах, в основном, в ионном состоянии, очень хорошо показали себя сорбционные методы. Особенно перспективно использование неорганических сорбентов, в связи с их повышенной селективностью к ионам цезия и стронция, а также высокой химической, термической и радиационной стойкостью. Однако широкое применение сорбентов сдерживается отсутствием их промышленного выпуска в достаточном ассортименте, обеспечивающем выбор для очистки растворов сложного солевого состава. 

– Значит, наука должна разработать и предложить такие материалы и технологии промышленности?

– Разрабатываем, проводим испытания и предлагаем. Сравнительно недавно Институтом химии совместно с заинтересованными организациями и учреждениями был проведен Международный симпозиум по сорбции и экстракции. Мы стараемся консолидировать усилия ученых и производственников в поиске решений проблем утилизации радиоактивных отходов.

– Валентин Иванович, расскажите немного о новых идеях, сорбционных материалах, применяемых при очистке от радионуклидов.

– Вот такой пример. При проведении плановых операций по промывке парогенераторов АЭС используют этилендиаминтетрауксусную кислоту (ЭДТА) или ее натриевую соль – трилон Б. Этот выбор обоснован высокой степенью комплексообразования по отношению ко всем катионам питательной воды и значительным промышленным производством реагентов. Для утилизации промывных вод, традиционно использовали глубокое упаривание, цементирование и битумирование. Так можно перевести ЖРО в форму, пригодную для захоронения, но конечный радиоактивный продукт по-прежнему сохраняет значительный объем. Более перспективно применение технологии селективной сорбции, сдерживаемое присутствием в растворе комплексонов. Для кубовых остатков, например, это соединения радионуклидов кобальта, марганца. Основным приемом разрушения комплексонов является окислительная деструкция органических составляющих с помощью тех или иных методов. На Кольской АЭС, например, применяют окисление озоном, для производства которого выстроен отдельный корпус. Этот метод дорог, энергозатратен, да и производительность его оставляет желать лучшего. Мы предложили гетерогенный катализ, ускоряющий окислительную деструкцию нежелательных примесей. Окисление ЖРО происходит в сконструированном нами проточном реакторе при высоких давлениях и температурах. Радионуклид кобальта, который вообще никакими силами невозможно было «вырвать из крепких объятий» ЭДТА, переходит в раствор, а дальше его следует перевести в водонерастворимую, затем в устойчивую форму, обеспечивающую многолетнее и безопасное хранение радиоактивных отходов. Мы решили и эту задачу. Учитывая, что кобальт, железо и никель способны изоморфно замещаться, мы подобрали химическое соединение и необходимые условия, при которых кобальт встраивается в структуру этой шпинели и уже не покидает при длительном хранении свое новое «место жительства». 

Очищаемый раствор можно направлять для селективной сорбции цезия на ферроцианидных сорбентах, но ферроцианид «не любит» щелочную среду. Нашли и здесь решение: подобрали нужную углеродную матрицу и «пришили» ферроцианидные группы. Собрали компактную установку «в железе» и предложили метод очистки среднеактивных ЖРО непосредственно в местах их хранения с использованием разработанных нами сорбентов. Провели опытно-промышленные испытания. Сорбенты позволяют очищать среднеактивные ЖРО до содержания радионуклидов цезия, допустимого к сливу в окружающую среду при высокой, кстати, производительности установки! 

Нам приходилось работать с ЖРО от лодочных реакторов, ВВЭР, РБМК, спецканализации, при высоком содержании кислот или напротив – щелочей, при загрязнении нефтепродуктами, фосфатами и так далее. Поэтому могу сказать, что мы не видим «проблемных» отходов, которые нельзя было бы переработать. 

– И то, что скопилось в помещениях АЭС Фукусима-1?

– Вне всякого сомнения, мы знаем, как переработать те отходы. Нет одного простого решения, но комбинацией вариантов и подходов, реализованных нами за семнадцать лет, эта проблема решается. Без ложной скромности скажу, что мы умеем находить правильные решения в конкретных ситуациях.

– Как тут не вспомнить слова великого русского химика Дмитрия Ивановича Менделеева о том, что установка должна работать не в принципе, а в кожухе!

– Действительно так. Очень хороший результат получается, если специалисты в команде не только понимают в совершенстве химические процессы, но также знают, как сделать этот самый «кожух Менделеева»! Могу привести пример творческого содружества моих коллег члена-корреспондента РАН, доктора химических наук Валентина Александровича Авраменко (он, кстати, эксперт МАГАТЭ по обращению с проблемными ЖРО) и доктора технических наук Виталия Георгиевича Добржанского. 

Они взялись за проверку идеи синтеза сорбционно реагентных материалов в ходе процесса. Сорбционно-реагентная схема имеет преимущество в том, что состав очищаемых растворов непрерывно корректируется в процессе очистки ЖРО для достижения максимальной эффективности извлечения долгоживущих радионуклидов. Известно, что сорбенты стареют, они не подлежат длительному хранению, а указанная схема позволяет использовать сорбенты максимальной емкости и, соответственно, максимальной интенсивности работы.

Их изобретения относятся к способам переработки ЖРО, предусматривающим иммобилизацию, то есть включение радионуклидов в кристаллическую решетку нерастворимых соединений, кристаллизующихся на поверхности частиц слоя в кристаллический материал, приемлемый с экологической точки зрения. В ходе осуществления процесса через слой частиц пропускают раствор ЖРО. При этом на поверхности слоя в гидротермальных условиях, то есть при повышенных температуре и давлении, синтезируются новые соединения в виде кристаллов, которые иммобилизуют радионуклиды. Скорость пропускания растворов ЖРО через слой частиц подбирается такой, чтобы образование кристаллов на поверхности слоя частиц иммобилизующих радионуклиды обеспечивало необходимую степень очистки от радионуклидов. 

– Такие отличные решения, наверное, легко находят дорогу к заинтересованным атомщикам?

– Находят, но не всегда это происходит легко, даже при наличии одобрения Росатома. Есть определенная процедура принятия решения, прохождение документов скорее медленное, чем быстрое, иногда происходят непредвиденные задержки, случается неправильное оформление документов, даже их утрата и так далее. 

Проект одобрен, должно начаться изготовление опытной установки и поставка ее на Нововоронежскую АЭС. Принципиальная договоренность с Росатомом достигнута, но финансирование до сих пор так и не открыто.

Внедрение научных разработок – тема для отдельного разговора: насколько избитая, настолько и нерешенная. Но мы все равно пробьемся, и не только на российском рынке! Недавно мы установили рабочие контакты с NUKEM Technologies GmbH. Это немецкая инжиниринговая компания, специализирующаяся на оказании услуг в области обращения с РАО и ОЯТ, а также вывода ядерных и радиационно-опасных объектов, таких как энергетические, исследовательские и промышленные реакторы, предприятия ядерного топливного цикла из эксплуатации. Компания располагает широким спектром референтных технологий в указанной области и опытом выполнения крупных проектов в Западной и Восточной Европе, Азии и России. Они заинтересовались нашими технологиями и готовы взяться за проработку европейского рынка.

– Валентин Иванович, получается, что заинтересованность в наших технологиях есть как на западном, так и на восточном направлениях?

– Разумеется, заинтересованность есть. Внимание зарубежных компаний к нашим достижениям не может не радовать. Но будет обидно, если наши технологии придут в Россию из Германии или из Японии. Очень хочется, чтобы технологии, созданные в России, в первую очередь с максимальной отдачей и эффективностью отработали в родных стенах, а уже потом отправились помогать заинтересованным странам.

В.И. Сергиенко и автор статьи  Альбом: Химики
 

 
Александр КУЛИКОВ

понедельник, 23 мая 2011 г.

Какая нынче молодежь?


В лабораториях Института автоматики и процессов управления ДВО РАН все чаще появляется молодежь, ставящая целью профессиональную научную деятельность. С каждым годом число молодых ученых в институте растет. Это очень хорошо. Стараниями ведущих ученых ИАПУ, его руководства, исследования, выполняемые в стенах института молодыми учеными, вышли на новый уровень. Результаты последнего конкурса на право получения грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых докторов и кандидатов наук подтверждают это: четверо сотрудников ИАПУ стали победителями конкурса. Об одном из них наш рассказ.

Константин Галкин 

Время бежит очень быстро, ветераны уходят, поэтому важно, чтобы не ослабевал приток в науку молодых, талантливых, инициативных исследователей. Молодость – недостаток, проходящий с годами, ее сменяют знание и опыт, а вместе с ними – обеспокоенность за будущее российской науки. Ученые старшего поколения тревожатся о преемственности поколений. Молодежь в науке сегодня очень разная, но к счастью в своем большинстве – замечательная.

Мой собеседник Константин Николаевич ГАЛКИН родился и вырос во Владивостоке. В свои 28 лет он – научный сотрудник, кандидат физико-математических наук. В детстве, как и у любого мальчишки, у Кости были различные игрушечные солдатики и машинки, но больше всего ему нравились конструкторы, потому что из них можно было создавать то, что рождалось в его воображении.

«Если наши отцы – молодежь 60-70 годов ХХ века мечтала стать космонавтами, то я в свои десять-двенадцать лет мечтал стать летчиком-истребителем», – рассказывает Константин. К сожалению, к седьмому классу Косте пришлось распрощаться со своей мечтой из-за полученной травмы, которая сделала невозможной будущую карьеру военного летчика. Перевод в физико-математический класс СШ №23 города Владивосток заставил его отвлечься от своих мечтаний о военных самолетах, найти другие интересы в жизни. «Мне повезло, – говорит Константин, – я учился в одном классе вместе с парнями, которые занимали десятку первых мест на городских и краевых олимпиадах по математике и физике, и поэтому атмосфера конкуренции была естественной для нас. Но это не была «гонка интеллектов», а скорее мотивация для совершенствования своих знаний. Пусть мы соревновались между собой на олимпиадах, но в первую очередь – мы отстаивали престиж своей школы».

Самым любимым их занятием было – озадачить своего преподавателя по физике, недавнюю выпускницу университета, вопросами, которые выходили за рамки обязательной программы. Отчасти это было для того, чтобы посмотреть на реакцию молодой преподавательницы, но в большей степени – ради развития своих познаний в данном предмете. Уже на выпускном вечере учитель физики Инна Анатольевна Юдина поблагодарила ребят за то, что они часто досаждали ей сложными вопросами. Теперь она была готова к любым вопросам на уроках от своих учеников.

Учась в школе, Костя не просил родителей помочь ему выполнить уроки. Его отец – профессор, доктор физико-математических наук, заместитель директора по научно-образовательной и инновационной деятельности ИАПУ ДВО РАН, научный руководитель лаборатории Оптики и электрофизики ИАПУ ДВО РАН Николай Геннадьевич Галкин, а мама – техник группы делопроизводства ИАПУ ДВО РАН Наталья Степановна Галкина могли помочь советом по любому предмету, но у них было свое понимание о содержании помощи. Однажды, в седьмом классе мальчик не смог справиться с задачей по физике и попросил отца подсказать решение. Но отец, напротив, попросил Костю сформулировать, что именно ему не понятно. После многократного прочтения нужного раздела учебника и обсуждения с отцом, мальчик в итоге смог четко сформулировать, что же он не понимает в этой задаче, и тут же сам решил ее.

Уже в десятом-одиннадцатом классах он начал всерьез задумываться о профессии, с которой хотел бы связать жизнь. Достаточно легко давались математика и физика. Отец, Николай Геннадьевич, преподавал на физико-техническом факультете Института физики и информационных технологий ДВГУ, но не настаивал, чтобы наш герой поступал именно на этот факультет. Сам предмет «физика» Косте нравился не за красивые теории, а за тонкие эксперименты, которые ставили знаменитые исследователи. Поэтому выбор будущей специальности решился сам собой. Мама, конечно, обрадовалась, когда сын решил пойти по стопам своего отца.

Константин Галкин с отцом и сестрой 

Константин, Анна (сестра), Наталья Степановна (мама) и Николай Геннадьевич (отец) в Снежном городе, Харбин 

Николай Геннадьевич всегда помогал сыну советами, но никогда не помогал ему в учебе, не просил других преподавателей относиться к этому студенту более снисходительно, чем к другим. Однокашники шутили, что для Кости легче сдать предметы незнакомым преподавателям, чем те, которые читал его отец. И они были правы: отец гонял сына в два раза больше чем остальных студентов.

А чем сейчас занимаются друзья юности?

– Большинство моих одноклассников выбрали математические и физические специальности, но некоторые учились на гуманитарных, – отвечает Константин. – Сейчас часть одноклассников живет и работает в центральной части России, некоторые перебрались за рубеж, но большинство осталось в дальневосточном регионе. Я стараюсь поддерживать связь с ними, но в наш стремительно бегущий век трудно согласовать место и время, чтобы встретиться – у всех свои планы, дела и заботы. Со студенческими друзьями, одногрупниками мы чаще встречаемся. Многие из них уже работают не по специальности. Только Евгений Чусовитин и Артем Димитриев, как и я, поступили в аспирантуру ИАПУ ДВО РАН, и мы сейчас работаем вместе в отделе Физики поверхности ИАПУ ДВО РАН. С Евгением мы работаем в одной лаборатории.

– Не могу удержаться от вопроса: как складывался ваш путь в академическую науку? Кто помогал советом и действием?

– Свою научную карьеру я начал сразу после окончания школы, когда меня приняли лаборантом в лабораторию моего отца. Меня сразу допустили до экспериментов на научном оборудовании, но в первые два года я «нажимал на кнопки» и «делал что скажут».

Примерно с третьего курса я начал принимать участие в обсуждении полученных результатов, и подготовке планов экспериментов, выступал с докладами
.
На пятом курсе я встал перед выбором: поступать в очную аспирантуру или уехать работать инженером за рубеж по моей специальности. Я выбрал занятия научной деятельностью. На это решение повлиял член-корреспондент РАН Виктор Григорьевич Лифшиц, который помог мне получить грант на четырехмесячную стажировку в National Physical Laboratory в Нью-Дели, Индия. В школе и в университете мне с большим трудом давался английский язык, поэтому стажировка помогла не только с развитием профессиональных навыков, но и побороть страх говорить на английском языке.

Учась в аспирантуре, я совмещал научную и общественную деятельность – был одним из организаторов Владивостокского студенческого отделения международного оптического общества SPIE. Организаторский опыт, полученный в то время, помогает мне сейчас справляться с общественной деятельностью: я – секретарь Совета молодых ученых ИАПУ ДВО РАН.

– Расскажите о своих научных интересах, достижениях. С каким проектом стали победителем конкурса 2011 года на право получения грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых докторов и кандидатов наук?

– На многих производствах существует проблема уменьшения выброса тепловой энергии в атмосферу. Эти выбросы приводят к увеличению среднегодовой температуры вокруг данных предприятий, и соответственно, к ухудшению экологической обстановки. Решить проблему помогут термоэлектрические преобразователи энергии, которые не только поглотят выбрасываемую тепловую энергию, но и переведут ее в электрическую. Выбрасываемое в окружающую среду тепло характеризуется температурами 50-200 С, поэтому нужны термоэлектрические преобразователи, у которых максимальная эффективность лежит в этом диапазоне температур.

Константин Галкин 

В настоящее время существует ряд термоэлектрических преобразователей из бинарных и тройных соединений на основе висмута, теллура, сурьмы, но их производство дорогостояще. Альтернативой могут стать кремний-германиевые сплавы, эффективность термоэлектрического преобразования которых достаточно велика, а себестоимость мала, но данные сплавы имеют максимум эффективности при более высоких температурах, чем требуется для реализации в практике.

Другим возможным решением могут стать устройства на основе силицидов переходных и щелочноземельных металлов (хрома, магния, железа и других), максимум термоэлектрического преобразования которых лежит в необходимом диапазоне, но эффективность ниже, чем в случае двойных и тройных соединений на основе висмута, теллура, сурьмы. Поиск путей увеличения эффективности термоэлектрического преобразования материалов на основе силицидов хрома и магния и является темой гранта Президента, который я получил.

Тема гранта соответствует основному научному направлению лаборатории, в которой я работаю – создание новых материалов на основе кремния с уникальными свойствами, на базе которых будут разработаны новые приборы.

– Константин, что вас подвигло на занятия наукой? Собираетесь выполнить свое предназначение или решить мировую проблему?

– Мною всегда двигало «Любопытство»: в том смысле, что я хочу познать то, что на настоящий момент еще не познано. Занятие наукой дает такую возможность. Но нельзя однозначно утверждать, что я удовлетворяю свое любопытство за государственный счет. Да, практически все исследования делаются за счет средств налогоплательщиков, но для получения этих денег мы должны подготовить хорошие проекты и победить в различных конкурсах. Деньги на исследования не поступают «просто так».

– Ради занятий любимым делом вы способны терпеть ограничения в зарплате, свободном времени, подчинить интересы семьи – работе?

– Я бы не назвал себя «Альтруистом» и не готов работать «за еду» или за ничтожную зарплату. Как и любой молодой человек, я должен думать об обеспечении не только себя, но и своей будущей семьи. Моя работа связана с различными сложными экспериментами, мне приходится задерживаться допоздна в лаборатории, а иногда приходить в институт по выходным, поэтому подработка «на стороне» в моем случае не возможна.

– Можете представить ситуацию, что вас перестанут интересовать занятия наукой? Чем вы могли бы тогда заняться?

– Вряд ли мне когда-нибудь станет не интересна исследовательская деятельность. Наука – это всегда творчество, а я уже не могу без него. Но не всегда творчество – это наука. Поэтому я могу допустить, что когда-нибудь уйду из академической науки.

– Константин, кто сейчас приходит в науку?

– В науку приходят те, кто хочет заниматься творческой деятельностью, исследованиями. Это очевидно. Но неоправданно низкие стипендии не позволяют многим перспективным выпускникам вузов поступить в аспирантуру. Обычно аспирантами становятся те ребята, кого на время учебы могут обеспечить родители. Ведь стипендия аспиранта в несколько раз меньше прожиточного минимума…

 Горошко Дмитрий (слева) и Чусовитин Евгений устанавливают новый блок источников в сверхвысоковакуумную установку.

– Как вы видите отношение ученых различных возрастных групп? Как предотвращаются, либо разрешаются конфликты поколений?

– Как и в любом коллективе всегда существуют трудности в общении между нашим поколением и поколением наших отцов. Наше поколение не имеет того опыта, которым обладает старшее поколение, поэтому часто возникают споры и дискуссии. Но именно в дискуссиях рождаются правильные решения. Часто молодежь высказывает идеи, которые поначалу кажутся абсурдными, но иногда именно они позволяют найти решение поставленной задачи, неуловимое ранее. Мне повезло, что в отделе, в котором я работаю, возраст сотрудников описывается гладкой кривой, что обеспечивает преемственность поколений.
Общаясь со студентами, я стараюсь не противопоставлять свои знания их знаниям. Обычно наши занятия проходят в режиме дискуссии: я не просто рассказываю новый материал, а спрашиваю их мнение об этой теме и наводящими вопросами привожу их к тем выводам, которые я планирую дать им.

 
Сотрудники лаборатории Оптики и электрофизики ИАПУ ДВО РАН

 
Сотрудники отдела с членами своих семей 

– Какими вы видите отношения между учеником и учителем в науке?

– Я считаю неправильным, когда учитель подавляет инициативу ученика своим авторитетом, не давая ход его идеям. Ошибаются все люди, но настоящий учитель не только допускает возможность собственной ошибки, но и обнаружив, всегда признает ее. Полагаю, что ученик должен с уважением относиться к мнению своего учителя, и доказывать свою точку зрения, выслушивая аргументы учителя.

– Лаборатория оптики и электрофизики ИАПУ ДВО РАН интегрирована в мировую науку?

– В настоящее время невозможно проводить успешные исследования без достаточного знания состояния дел в своей области. Самые последние факты мы берем из научных статей как российских, так и иностранных. Поэтому у нас идет постоянное общение с различными научными группами, как очное – на конференциях, так и заочное – чтение статей, книг и других материалов.

– Есть ли совместные проекты с другими институтами РАН?

– В лаборатории ведутся работы по различным тематикам совместно с научными группами из дальневосточного, сибирского, уральского и центрального регионов России, а также с научными группами из различных стран мира.

– Существует ли лаборатория, где бы вы хотели поработать?

– Есть ряд научных центров, как в России, так и за границей, в которых я бы хотел поработать или пройти стажировку сроком до полугода, так как при большем времени отсутствия в институте за мной не сохраняется ставка. Кочевой образ жизни – постоянные смены научных центров раз в два года – не для меня…

Константин, Чусовитин Евгений и Галкин Николай Геннадьевич в традиционном японском номере в национальной одежде 

– Константин, как творческий человек, чем увлекаетесь помимо науки?

– Люблю наслаждаться красотой природы, ее изяществом, уникальностью, запечатлевать эту, иногда мимолетную, красоту на фотографиях. Из различных поездок я привожу сотни фотографий.

Мне нравится играть в футбол, люблю плавать, особенно исследовать с маской и трубкой подводный мир. Зимой я с удовольствием катаюсь на горных лыжах и коньках.
Сожалею, но бурное развитие телекоммуникационных технологий оставляет меньше времени на чтение художественных книг, а скорее на просмотр фильмов. Из того, что мне нравится, отмечу жанр научной фантастики и драмы. Изредка, если хочется отвлечься от жизненных проблем или невеселых мыслей, смотрю комедийные фильмы. Иногда пересматриваю хорошее советское кино: фильмы, которые создавались как произведения искусства, а не средство получения прибыли.

Музыку слушаю разную, в зависимости от настроения. Но в основном, это либо классика (Антонио Вивальди, Вольфганг Амадей Моцарт, Фредерик Шопен…), либо классика иностранного и российского рока, иногда – что-нибудь из джаза.

Плохие или хорошие сейчас молодые ребята и девушки? Из газет, телевидения, радио на нас обрушивается мутная волна информации о наркомании, проституции, воровстве, молодых потерянных поколениях. Но в коридорах институтов встречаешься с умными, воспитанными, интеллигентными, милыми девушками и парнями, студентами и аспирантами, увлеченными молодыми учеными, и душа не нарадуется! В последние годы молодые вовсе не стали хуже. Немалое в стране удручает, но молодежь к нам приходит прекрасная. Нравственность в России не утрачена и это вселяет оптимизм. Посмотрите на эти молодые лица!


День Физика (2000 год), посвящение в студенты.

2002 год. 23 февраля. Студенты 125 группы ИФИТ ДВГУ

19.08.02. Встреча одноклассников 

Перед банкетом на международной конференции APCOM-2004, г.

Защита дипломов.

Октябрь 2008. Tsukuba, Japan. К Галкин и Чусовитин Евгений

6 мая 2008. Одна из пещер хребта Лазовый 


К Дню славянской письменности и культуры


Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание Российского организационного комитета по подготовке и проведению празднования Дня славянской письменности и культуры 

   
 Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл перед заседанием Российского организационного комитета по подготовке и проведению празднования Дня славянской письменности и культуры


 
На заседании Российского организационного комитета по подготовке и проведению празднования Дня славянской письменности и культуры 

 Вступительное слово В.В.Путина:

Ваше Святейшество! Уважаемые коллеги, друзья!

Я рад приветствовать всех вас на заседании Российского организационного комитета по подготовке и проведению Дня славянской письменности и культуры. Обсудим, что уже сделано и что предстоит сделать в ближайшее время.

Великие просветители Кирилл и Мефодий оставили славянским, да и не только славянским, народам, всей цивилизации поистине бесценный дар – первую кириллическую азбуку. Созданная 11 веков назад, она стала основой целого ряда национальных языков, в значительной мере повлияла на формирование богатейших культур славянских, да и не только славянских, и других народов Евразии, на их тесную взаимосвязь и взаимное обогащение этих культур между собой.

Язык, духовное, культурное, историческое наследие – это то, что определяет национальную идентичность, скрепляет народ, общество, а значит, и всю страну. Да можно сказать и больше: во многом является основой государственного суверенитета. И потому считаю абсолютно правильным, что мы стремимся уделять этим вопросам так много внимания, использовать новые, дополнительные возможности, которые у нас появляются.

Вы знаете, что планируется принять государственную программу «Культура России», уже с начала 2012 года существенно увеличить финансирование музеев и библиотечного дела. Фактически нам предстоит запустить масштабный проект по развитию отечественной культуры.

Конечно же, один из приоритетов здесь – это поддержка русского языка: укрепление его позиций как языка межнационального общения, поощрение интереса к изучению русского языка, литературы, истории и среди народов Российской Федерации, и в других странах мира.

Предстоящий праздник – это ещё один серьёзный повод задуматься над этим важным вопросом, объединить усилия общественности, научных, деловых кругов, представителей традиционных конфессий.

Отмечу, что подготовка ко Дню славянской письменности и культуры проходила в самом тесном диалоге с Русской православной церковью. По традиции центральные торжества возглавит Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

   
Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 



24 мая – это ещё и День Вашего тезоименитства, Ваше Святейшество. Я хочу от души Вас поздравить, пожелать успехов в подвижническом и созидательном служении, поблагодарить за плодотворную деятельность и искреннее радение о возрождении духовности в российском обществе, за реализацию совместных инициатив, в том числе и в рамках организационного комитета по проведению этого праздника.

Сегодня нам предстоит рассмотреть и утвердить план основных мероприятий, посвящённых празднованию Дня славянской письменности и культуры. Важно, чтобы задуманные выставки, конференции, встречи всесторонне отражали смысл и содержание, наполнение самого праздника и не носили разового характера, а сохраняли преемственность и были рассчитаны на продолжение работы.

На торжества по случаю Дня славянской письменности и культуры в Москву соберутся многочисленные гости не только из России, но и из-за рубежа, задействованы крупнейшие отечественные музеи, лучшие творческие коллективы. Разумеется, нужно обеспечить достойное освещение мероприятий в средствах массовой информации.

Для нас также крайне важно, чтобы праздник широко прошёл не только в столице, но и в регионах Российской Федерации, затронул как можно больше людей, и особенно (это особая наша забота) нужно, чтобы он в значительной своей степени был обращён к молодёжи.

Ещё раз подчеркну: это нужно нам всем, необходимо для утверждения в обществе истинных нравственных ценностей и ориентиров, уважения к родной стране и её культуре, уважение к памяти наших предков. Темы вечные и неизменно актуальные. Знаю, что они будут широко обсуждаться и в ходе XV Всемирного русского народного собора, который тоже запланирован на ближайшее время в Москве.

Не менее важное направление деятельности, которое считаю нужным сегодня обсудить, затронуть во всяком случае, – сбережение и обустройство объектов религиозного значения. Многие наши духовные центры, храмы представляют особую историческую и культурную, общенациональную и, без всякого преувеличения, мировую ценность. Для примера можно назвать Новодевичий монастырь. Это уникальный памятник, часть всемирного наследия ЮНЕСКО. К настоящему времени монастырский комплекс полностью передан в пользование Московской епархии Русской православной церкви, но в то же время мы прекрасно осознаём, что ответственность за его состояние, сохранение и просто за своевременные ремонты лежит на государстве не в меньшей степени, чем на Русской православной церкви.

При этом нужно предусмотреть всё, чтобы развивался и нормально вёл свою просветительскую работу Государственный исторический музей. Часть его объектов размещалась как раз на территории Новодевичьего монастыря, взамен этих площадей музею будут переданы здания царской усадьбы «Измайлово». Я прошу профильные ведомства проработать вопрос по целевому финансированию ремонтно-реставрационных работ как в Новодевичьем монастыре, так и в усадьбе «Измайлово» при формировании проекта бюджета на следующий год.

Уверен, мы и впредь будем так же конструктивно, к общей пользе решать все вопросы, связанные с сохранением нашего культурного и исторического, духовного наследия, с поддержкой той подвижнической, духовно-нравственной миссии, которую исполняют Русская православная церковь и другие наши традиционные конфессии.

Я предлагаю начать обсуждение и хочу предоставить слово Его Святейшеству Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Пожалуйста, Ваше Святейшество.
 
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Патриарх Кирилл: 
Благодарю Вас, Владимир Владимирович, всё Высокое собрание. День славянской письменности и культуры мы празднуем уже больше 20 лет, и он находится в календаре российских праздников. Не будем забывать о том, что в течение веков День памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия празднуется церковью.

Этот день – как церковный, так и светский – в большинстве случаев государственный праздник во многих странах Европы. Он широко отмечается в Болгарии, Сербии, Чехии, Словакии, Македонии и Польше. И в торжествах принимают участие руководство этих стран, парламентарии, общественные деятели, люди искусства.

Празднование Дня славянской письменности и культуры – это событие, это праздник, который принадлежит многим славянским народам на протяжении уже многих и многих десятилетий. Достаточно сказать, что даже в советское время, когда имена Кирилла и Мефодия в нашей стране не очень громко произносились, в Болгарии в этот день устраивались грандиозные манифестации, сравнимые с демонстрациями на 1 Мая. И множество студентов, интеллигенция, представители общественных организаций участвовали в этом праздновании. Другими словами, праздник имеет длинную традицию как в церковной среде, так и в светской среде, и замечательно, что он более 20 лет присутствует и в нашей общественной жизни.

Почему День славянской письменности и культуры имеет столь большое значение? Видимо, потому, что этот праздник говорит нам очень много о нашей истории. Но было бы большой ошибкой воспринимать его только как нечто, принадлежащее прошлому. Он объясняет нам, почему мы такие, какие есть, а значит, как наилучшим образом нам строить наше будущее. Вот именно об этом послании, мне кажется, и должны говорить все праздничные мероприятия.

Я благодарю Вас, Владимир Владимирович, что Вы подчеркнули, что праздник должен быть обращён, в том числе, и к молодёжи, я абсолютно с этим согласен. Программа праздника призвана стать неким эталоном, с которым школы, средства массовой информации, учреждения культуры могли бы сверять смысловую нагрузку своей деятельности.

Спектр мероприятий Дня славянской письменности и культуры считал бы полезным расширить. Необходимо подумать об увеличении числа образовательных акций, творческих и других смысловых мероприятий.

Большое место должны были бы занять конкурсы культурных и просветительских инициатив, краеведческие, музейные и издательские программы. Было бы полезно, чтобы мероприятия, ориентирующие людей на выбор жизненного пути, на осмысление профессии и образования, также присутствовали в контексте этого праздника.

Письменная культура – это прежде всего выражение внутреннего мира человека. Поэтому очевидно, с Днём славянской письменности нужно связать акции, направленные на восстановление чистоты русского языка и культуры общения. Хорошо известно, что эта проблема становится всё более и более острой в нашем обществе. Русский язык, к сожалению, теряет свою чистоту, а бытовой русский язык – это что-то такое, что уж очень отдалилось от классического стандарта русского языка. Известно, что на эту точку зрения существуют разные взгляды, но тем не менее сохранение чистоты языка – это, несомненно, общенациональная культурная задача.

Думаю, что к проведению праздников следовало бы шире привлекать школы, библиотеки, учреждения социально-воспитательной работы. Церковные приходы, конечно, должны также принимать соответствующее участие в этих празднованиях.

Организаторам программы стоит обращать своё внимание прежде всего на молодежь, как уже было сказано. И нужно сделать праздник доступным, интересным и значимым для молодых людей. В условиях избытка информации это непросто: очень перегружено сознание молодых людей информацией. И чем-то таким зацепить, чтобы молодёжь почувствовала, что это для неё имеет большое или важное значение, – не так просто. Но я думаю, что можно подумать о том, как это сделать. Иными словами, идею подвига Кирилла и Мефодия, воспоминание о том, что было ими сделано для созидания общеславянской культуры, нужно актуализировать применительно к сознанию, повестке дня современного человека. Вот тогда мы сможем использовать потенциал всей этой замечательной традиции для построения нашего общества, совершенствования нашего общества.

День славянской письменности и культуры нужно сделать одним из таких любимых народных праздников. Хорошо бы увеличить долю зрелищных, массовых событий на местах, а также проводить 24 мая несколько знаковых, праздничных мероприятий общенационального уровня. Я поддерживаю то, что Вы только что сейчас сказали, Владимир Владимирович, о том, что нужно, чтобы этот праздник проходил, конечно, не только в Москве, как сейчас он проходит не только в Москве, но чтобы и субъекты Российской Федерации были активно вовлечены. Тогда мы будем достигать сознания и души не только столичных жителей, но и всего нашего народа, что, собственно говоря, и важно, организовывая такой праздник.

Необходима и концепция участия в празднике средств массовой информации. Мы знаем, что сейчас люди способны формулировать любые комментарии на любые события, и нередко это делается бессознательно, а иногда и сознательно. И не всегда даже самые светлые и радостные события в жизни нашего народа сопровождаются достаточно положительными комментариями. Мне кажется, что вот для того, чтобы всё-таки люди поняли смысл праздника, почувствовали важность, востребованность, здесь необходима очень большая работа средств массовой информации, особенно электронных.

Региональный компонент праздника не должен, конечно, ограничиваться таким набором, который сейчас имеет место: концерт, шествие, какое-то образовательное чтение. Сегодня электронные технологии позволяют проводить дистанционные конкурсы художественного творчества, межрегиональные образовательные семинары, тематические круглые столы и студенческие конференции.

Мне кажется, что праздник Дня славянской письменности и культуры должен обязательно включать в себя достаточно значительным образом межгосударственный и межцерковный аспект. Вот в прошлом году на торжествах присутствовал Патриарх Константинопольский Варфоломей, в этом году, по всей вероятности, будет делегация Константинопольской церкви, делегация Болгарской церкви. Но, может быть, имело бы смысл привлекать к этим празднованиям и представителей государственной власти того или иного государства. Может быть, каждый год это могло бы быть другое государство, могли бы быть какие-то важные государственные визиты, приуроченные к этому празднику. И по церковной линии можно было бы привлекать глав церквей, выдающихся церковных общественных деятелей, с тем чтобы мы могли как-то вместе с другими славянскими народами праздновать этот день.

Оргкомитету предстоит разработать концепцию празднования на 2012-й и последующие годы. Хотел бы заверить Вас, что церковь готова принять участие в этой работе, и дай Бог, чтобы эта концепция помогла нам действительно сделать этот праздник реально востребованным, приносящим духовную, интеллектуальную пользу нашему народу, в том числе и молодому поколению. Благодарю Вас за внимание.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Авдеев Александр Алексеевич – министр культуры Российской Федерации, пожалуйста.
  
Министр культуры Российской Федерации А.А.Авдеев  

А.А.Авдеев: 
Уважаемый Владимир Владимирович! Ваше Святейшество!

История праздника восходит к церковным традициям X–XI веков. Церковный праздник официально празднуется с 1863 года, когда Священный синод принял решение о том, что это должно проводиться 11 мая (по новому стилю – 24 мая).

Должен сказать, что в советское время официальное наименование праздника было определено, и оно как раз то, которое существует сейчас. Но была лукаво скрыта, наверное, главная заслуга Кирилла и Мефодия: они перевели Евангелие на старославянский язык, и славянам от Балтики до Балкан или, не знаю, от Польши до Урала не надо было учить греческий язык, им надо было выучить те 33 буквы, которые появились как славянская азбука…

В.В.Путин: Не все выучили только.

А.А.Авдеев: …и на своём родном языке читать Евангелие. Фактически начиная с этого момента мы, языческая Россия, вошли в христианскую цивилизацию. Это цивилизационный рубеж, который мы отмечаем 23 мая. Это один главных праздников не только нашей истории, но и фактически нашей цивилизации.

Эта главная составляющая – Евангелие на старославянском языке в советское время – опускалась. Но мы с Митрополитом Ювеналием (заместитель сопредседателя организационного комитета), когда в последние годы праздновали региональные праздники, постоянно добавляли к названию «Праздник славянской письменности, культуры и христианского просвещения». Это главная тема. Мне кажется, и сегодня не надо этого стесняться.

Наша цивилизация появилась благодаря книге, и эта книга сделала культурный переворот и осветила всё дальнейшее развитие культуры, письменности и так далее. Благодаря этой книге на старославянском языке появился эталонный текст, ведь языки же различались. Но появился эталонный письменный текст в разных частях славянского мира, завязалась переписка, потому что этот эталонный текст дал возможность друг друга ясно понять. На основе этой переписки и других вещей всё-таки стала быстрее завязываться русская государственность. Поэтому у истоков и государственности, и языка, и культуры, и цивилизации стоит этот выдающийся вклад Кирилла и Мефодия. Поэтому я предлагаю, может быть, официально не менять названия, но не забывать каждый раз употреблять, что это праздник культуры, письменности и христианского просвещения.

В 2010 году празднование было предложено по новой формуле: не объявлять столицей праздников те или иные центры регионов, а постоянной столицей затвердить Москву, здесь проводить главные празднования. Но тем не менее в каждом федеральном округе, в каждом регионе должны состояться свои крупные совместные празднования – и православных епархий, и государственных праздников. Смысл праздника ещё в и том, что он открыт для других религий, он им не мешает, потому что другие традиционные религии в России встроились в нашу цивилизацию благодаря открытости нашей культуры и, таким образом, смогли самореализоваться в условиях, в том числе и когда главной религией, основной религией, определяющей наше развитие, является христианское православие.

Остановлюсь на главных мероприятиях этого года. 23 и 24 мая в Москве в Российской академии наук состоится представительная международная научно-практическая конференция «Славянский мир: общность и многообразие», в которой наряду с российскими учёными примут участие ведущие зарубежные учёные-слависты.

24 мая в Успенском Патриаршем соборе Московского Кремля пройдёт Божественная литургия. По окончании литургии и крестного хода (а он пройдёт через Спасские ворота Кремля на Васильевский спуск) там начнутся официальная церемония открытия Дня славянской письменности и культуры и небольшой торжественный концерт. Благодаря пожеланиям Его Святейшества мы приглашаем на Васильевский спуск в основном молодёжь – там будет очень много молодёжи, молодёжных организаций.

В рамках празднования в Третьяковской галерее состоится открытие уникальной выставки «Святая Русь». Она беспрецедентна по масштабу и ценности представленных экспонатов. Это та самая выставка, которую мы возили в Париж в прошлом году на Год российской культуры во Франции. Собираются лучшие экспонаты из 27 российских музеев. В едином выставочном пространстве объединятся 450 самых почитаемых памятников культуры и искусства из музеев, библиотек и архивов. Вечером в этот же день в Государственном Кремлевском дворце состоится интереснейшая концертная программа. Наряду с ведущими российскими коллективами в ней примут участие коллективы из Украины, Болгарии, Белоруссии, Греции и Сербии. Важно, что праздничные мероприятия будут проходить не только на федеральном уровне, но и в областях и республиках при поддержке администрации субъектов Российской Федерации и епархий Русской православной церкви. Поэтому показательно, что в сегодняшнем нашем обсуждении принимают участие губернаторы и Новосибирской области, и Саратовской области, и Чувашии.

Представляется важным, начиная с 2012 года усилить научно-образовательную составляющую праздника – как светскую, так и церковную – и привлечь к участию в нём как можно большее число российских граждан.

Предлагается, сохранив формат ежегодной научно-практической конференции «Славянские миры: общность и многообразие», предусмотреть проведение раз в три года силами Российской академии наук, ведущих университетов, музеев и архивов, научных центров Русской православной церкви двухдневной крупной многосекционной конференции с участием ведущих отечественных и зарубежных учёных. Это раз в три года. Обычную конференцию – каждый год, раз в три года – крупную конференцию, и первую такую конференцию провести в 2013 году, когда славянский мир будет отмечать 1150-летие возникновения славянской письменности.

Второе. Силами музейных и архивных учреждений представляется важным организовать тематические выставки, посвящённые истории взаимоотношений славянских народов и их культур. Эти выставки могли бы после показа в Москве и Санкт-Петербурге быть далее представлены по всем регионам страны.

Третье. В юбилейном, 2013 году представляется важным начать издание фундаментальной 12-томной славянской энциклопедии, проект которой детально разработан Институтом славяноведения Академии наук и научным издательством «Большая российская энциклопедия».

Думается, что с 2012 года необходимо проводить празднования не только в столице, но и во всех семи федеральных округах (мы только что об этом говорили) и автоматически во всех епархиях и регионах.

Необходимо – и на это, Ваше Святейшество, Вы указывали – усилить информационную составляющую праздника, предусмотрев более широкое освещение в СМИ, прежде всего в новостных и специальных программах телевидения, всех событий как в Москве, так и в регионах. Организовать в Москве с 2012 года на ВВЦ и в регионах тематические праздничные выставки-ярмарки с выступлениями народных коллективов, продажей изделий народных промыслов и блюд традиционной славянской кухни.

Четвёртое. Организовать проведение тематических книжных ярмарок с участием отечественных и зарубежных издательств – как светских, так и духовных – с особым вниманием к традиционной детской литературе.

И последнее. Сейчас мощно идёт процесс глобализации культуры, причём процесс сложно управляемый, практически не управляемый. Победу в нём потихонечку одерживает культура общества потребления. И из многих стран мира сейчас раздаются тревожные голоса о необходимости сохранить самоидентичность, собственную культуру, сохранить свою национальную культуру, остаться такими, какие мы есть. Интересно, что первый призыв был сформулирован французами – ещё президентом Шираком (Жак Рене Ширак – Президент Франции с 1995 по 2007 год). Глобализация не должна подмять под себя национальную культуру, мы хотим и должны остаться такими, какие мы есть, и войти в эту глобальную цивилизацию со всем нашим культурным, национальным богатством.

Я думаю, что особое внимание руководства страны к этому празднику как раз и позволит нам войти в эту мировую глобальную культуру такими, какие мы есть, со всем нашим огромным, уникальным цивилизационным багажом, и это поможет нам и дальше развивать процесс глобализации, включая его православную, славянскую культурную составляющую. Спасибо!

воскресенье, 22 мая 2011 г.

Возможен ли в России переход к глобальной экономике инноваций?

Статья любезно предоставлена автором, Олегом Львовичем Фиговским


О.Л. Фиговский    Альбом: Инновации и инноваторы

  Большинство, как в России, так и на Западе относится к вопросу перехода России к глобальной экономике инноваций скептически. «У нас наука всегда была на высоком уровне, – отметил Леонид Гозман (РОСНАНО), выступая в Вашингтоне на “круглом столе”, посвященном вкладу русскоязычной диаспоры в модернизацию России. – У нас были блестящие имена с 19-го века по 21-й. Когда есть Павлов, Мечников, Сахаров – это уже совсем неплохо. Но у нас никогда не было умения коммерциализировать научные разработки».

  Но так ли хорошо состояние науки в России? По данным ВЦИОМ 35% россиян считают состояние науки в своём регионе плохим и 34% – удовлетворительным, и это притом, что 22% россиян признались, что им ничего не известно о состоянии науки в их регионе. Ещё хуже состояние с инженерной наукой. Интернет принес совершенно депрессивную весть, что Москва, в которой сосредоточено около 80% российского научного потенциала и кадров, согласно исследованиям немецких и голландских специалистов, заняла последнее место среди городов мира, которые можно рассматривать как научные центры. Лутц Борнманн из научного общества Макса Планка в Мюнхене и Лоэт Лейдесдорф из Амстердамского университета составили карту научных городов, определяемых по успешности проводимых в них научных исследований. Москва в этом рейтинге оказалась худшей сразу по нескольким показателям. Эксперты брали общее количество работ, опубликованных в том или ином городе, а также число публикаций, попавших в 10% самых цитируемых по данной тематике. Если в этот 10-процентный топ попадало более 10% от опубликованных в городе работ, то город на карте обозначали зеленым кругом, в противном случае круг – красный. По этой методике были исследованы научные статьи по физике, химии и психологии. Москва оказалась худшим городом из исследованных по физике и химии – ключевым областям знаний, в которых наука в Советском Союзе была традиционно сильна!

  Результаты этого исследования совпадают с другими. Так, агентство Thomson Reuters установило, что российская наука находится в упадке. Тогда ученые анализировали количество российских публикаций, выходящих в иностранных рецензируемых журналах.

  Сходную тенденцию констатирует и годовой отчет The Royal Society Великобритании. По числу научных публикаций Россия выбыла из первой десятки стран, в которой ее место заняла Индия. То есть не только по индексу цитирования (критерий, который в России критиковался по той причине, что мы, дескать, пишем на родном языке для своих, а о переводах не больно заботимся), но и по общему числу публикаций в научных журналах независимо от языка публикации – критерий, против которого апологетам российской науки возразить вообще нечего. В первой десятке по общему числу рецензируемых научных статей оказались США, Китай (отодвинувший Великобританию на третье место), Япония, Германия, Франция, Канада, Италия, Испания и Индия. А ведь Россия почти в 1,5 раза превосходит США по количеству инженеров-выпускников на 10 тысяч населения. В 555 вузах обучаются свыше двух миллионов будущих специалистов в области техники и технологий. Почему же в стране такое плачевное состояние в этих сферах? Как сообщил в своём докладе председатель аккредитационного совета Ассоциации инженерного образования России проф. Александр Чучалин, конкурентоспособность российских технических вузов на мировом рынке образовательных услуг ограничена отсутствием у них широкого спектра программ, аккредитованных по международным стандартам. В конце XIX – начале XX века российская система инженерного образования считалась одной из лучших в мире. В Советском Союзе её традиции удалось адаптировать к плановой экономике и добиться больших успехов в освоении космоса, создании атомной и оборонной промышленности. В середине 80-х годов доля инженеров в общем объёме выпускаемых вузами специалистов составляла более 40 процентов. Престиж инженерной профессии стал падать в 90-е из-за кризиса производства. Такое положение дел сохраняется до сих пор. И хотя в российских вузах по-прежнему обучается много инженеров, качество их образования оставляет желать лучшего. И как мы неоднократно писали ранее, практически не ведётся подготовка инновационных инженеров.

  Сегодня в России разрабатываются новые методы российских инноваций; как заявил директор правительственного департамента науки, высоких технологий и образования Александр Хлунов, разработан «Российский инновационный индекс» позволяющий не только узнать положение дел в сфере инноваций, но и наметить приоритеты, что даст возможность корректного сопоставления с другими странами. Было отмечено, что «есть класс предприятий, которые считают инновационную деятельность для себя обязательной, как инструмент достижения конкурентоспособности». Однако доля затрат на инновации в объеме продаж российской промышленности в 2–3 раза уступает европейским странам. Что касается государственной поддержки науки, то по абсолютным затратам Россия в 2009 году вышла на восьмое место в мире с 26,6 миллиардами долларов (первое место у США – 398,2 миллиарда долларов). В то же время, Россия серьезно отстает по соотношению внутренних затрат на науку к ВВП (29-е место с 1,24% в 2009 году), находясь, в частности, позади Ирландии и Эстонии. Лидеры в этом плане – Израиль (4,86%), Финляндия (4,01%), Швеция (3,75%).

  Тут, вероятно, уместно ещё раз подчеркнуть критическую важность срочного перехода к инновационной экономике. Так, американский экономист Анатолий Долгов пишет, что в России, США и ЕС сложилась критическая ситуация для просто выживания в виду отсутствия рабочих мест, которые не только большей частью находятся в Китае, но и потому что они же захватывают и рабочие места по сбыту своей же продукции в других странах. Он, в частности, считает, что с почти 100% вероятностью все проекты в Сколково не дадут России ничего, если предварительно не произойдёт полной переориентации страны на новый путь развития - в основном индустриальный, с максимальной автоматизацией производства. Эту основную задачу современности может разрешить симбиоз профессионалов - бизнесменов, производственников и ученых. Далее он пишет, что на пьедестале почета должен быть не олигарх, юрист и милиционер, коими только и забито всё ТВ, а ИЗОБРЕТАТЕЛЬ! Но пока судьба изобретателей в России плачевна, о чём мы уже писали ранее.

  Но ведь инновации без действующего класса изобретателей невозможны, а это требует смены социальной структуры общества. Об этом заявил замглавы Минэкономразвития России Андрей Клепач. Он поянил, что сейчас в РФ интеллектуальный класс не является средним классом. «Экономика не может быть инновационной, если интеллектуальный, класс по определению является бедным», - отметил Клепач, добавив, что, согласно долгосрочным прогнозам, интеллектуальный класс и будет оставаться бедным по консервативному варианту развития до 2020 года и, может быть, даже дольше; причём если модель экономического развития России останется стабильной, в которой основными секторами, где генерируются доходы, зарплата и прибыль, будут оставаться сырьевой, металлургический, то «мы будем иметь в лучшем случае рост около 3% в год в долгосрочной перспективе».

  На днях помощник президента Медведева Аркадий Дворкович дал интервью газете Financial Times, в котором он признался, что несмотря на все усилия, инвестиционный климат России не улучшился. Неуспех закономерен и предсказуем. Инвесторы прекрасно помнят политику госкапитализма после 2000-го года с громкими сопутствующими событиями – делом «ЮКОСа», государственным прессингом по отношению к иностранным компаниям, судебными разбирательствами между российскими и международными компаниями, где, как правило, победа была за российской стороной, «газовые войны» и прочее. Россия активно подрывала доверие иностранных и отечественных инвесторов к себе. И что же теперь удивляться и обижаться, когда Запад блокирует российские инвестиции, вступление в ВТО и отказывается от отмены поправки Джексона-Вэника, визового режима и т.д. Пока почти все инициативы президента – это отмена решений, которые и не стоило принимать изначально, ведь это неправильно, когда представители государства сидят в советах директоров компаний или когда происходит ползучая национализация. Неспособность и нежелание российских властей и компаний предвидеть последствия своей политики, действий и слов наносят стране и ее предприятиям колоссальный ущерб. В результате теряются деньги и влияние.

  Медведев правильно понимает, что предыдущая политика – тупик, понимает, что России нужны иностранные мозги, know-how, капитал. Он предпринимает попытки реформировать экономику, но так и не сформулировал политику, которая реально улучшила бы положение. В крайне сложном современном мире необходимо совмещать аналитику, стратегию, прогнозирование, управление рисками, коммуникации в едином долгосрочном плане. И надо делать это на высочайшем уровне: в политике – на уровне первого, второго лица, в бизнесе – на уровне правления. Кроме того, надо не только развивать правильные стратегии, а рассчитывать, как другие будут на них реагировать. А такому подходу сильно мешает линеарное, однобокое мышление. Показательно, что в России формирование стратегии в бизнесе остается слабым местом. Такие функции делегируются далеко вниз по иерархической лестнице каждой структуры, при этом обратная связь с верхами отсутствует, другие мнения – в том числе экспертные предупреждения о предстоящих проблемах, если вообще имеются, до власти не доходят. А даже если доходят, первые лица, скорее всего, продолжают делать все «по-своему».

  А в Китае есть своя серьезная и последовательная позиция не только в создании привлекательного инвестиционного климата, но и в науке. Выход Китая на второе место по числу публикаций после США на этой неделе констатировали эксперты британского Королевского научного общества. Хотя в научном мире авторитет большинства публикаций китайских ученых не слишком высок. Многие сравнивают китайские научные статьи с товарами, где присутствует логотип Made in China: их много, они везде, но их качество не ахти какое. Например, химики-синтетики говорят о том, что «китайские» методики не воспроизводятся. Иногда фиксируются случаи фальсификации и плагиата, работы часто являются простой констатацией ряда фактов и не включают серьезного анализа данных, качественных выводов. Все это дает хорошую возможность списать «численные» успехи китайской науки на численность населения и проигнорировать неприятную статистику, согласно которой Россия вообще вылетела из десятки самых продуктивных научных стран. Аналогичным образом можно дискредитировать успехи других развивающихся стран — Индии, Бразилии, Турции. Но это будет лишь «страусиной политикой», провозглашающей утверждение ложным из-за неверно оформленной аргументации. Факт остается фактом: Китай занял очень серьезную и последовательную позицию по созданию собственной науки. 

Китай занял очень последовательную позицию по возвращению своих ученых – и они возвращаются. Поэтому аспиранты и постдоки, которых мы воспитываем, – это вложение не в американскую науку, а в китайскую», – посетовал в интервью «Газете.Ru» профессор Университета штата Нью-Йорк кристаллограф Артем Оганов. Если китайцы успешно двигают вперед флагманскую науку США, то при создании соответствующей среды (а она постепенно создается) в родной стране они смогут успешно двигать свою, китайскую науку. При этом они не пытаются пройти своим независимым путем, изобретя сначала свой велосипед, а потом свой автомобиль. Они без стеснения используют США как кузницу своих кадров, школу (причем такое образование им достается совершенно бесплатно, в отличие от прямых приобретений технологий). Пройдя школу жесткой американской научной системы, китайский ученый сам становится частью ее интеллектуального багажа и увозит его домой, в Китай. Поэтому результат последовательной политики восстановления интеллектуального потенциала и развития собственной науки виден уже сейчас – хотя бы в количественных показателях научной деятельности. Не гнушаясь не совсем прозрачными методами заимствования «мозгов» и разработок, Китай гнет свою линию. 

Истоки этого явления лежат глубже вливания денег в науку и «возвращения» своих кадров. Чтобы попасть в США, китайские студенты получают достаточно сильную подготовку у себя на родине: их образование конкурентоспособно на уровне других поставщиков кадров, тех же стран СНГ. Общий уровень работ в Китае растет: многие международные химические компании, например, вывели первичные производства по синтезу веществ для скрининга лекарств в Китай. Еще 10 лет назад этот неблагодарный труд считался вотчиной стран СНГ: китайцы были дешевле, но не могли обеспечить нужный уровень работ. Сейчас могут. Эта история успеха диссонирует с действиями российских властей, на словах провозглашающих «возрождение» и «возвращение» науки. Вложение денег в «утекшие» мозги продолжает быть бессистемным, среда благоприятствования научной деятельности появится разве что в Сколково, а общий уровень образования снижается.

  Сегодня перед Россией стоят те же вопросы, что и 20 лет назад – примитивизация экономики, отсутствие общенациональных задач и механизмов их достижения. Необходимы кардинальные реформы отношений в сфере труда. У нас установилась вопиющая недооценка профессиональных качеств индивидуального труда, и поэтому резкое увеличение стоимости интеллектуального труда – абсолютный императив. Вредит модернизации безответственность собственников и менеджеров за нарушение трудового законодательства. В этом отношении в стране установился ужасный феодализм, замечает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. Основными рисками инновационной политики по его мнению являются:

  – Отсутствие целеполагания. Если есть цель — должен быть маршрут, и указание, что сделать и когда. Не сделано — нужно кого-то наказывать, что обычно и делается во всех странах, демократических или авторитарных, безразлично. 

  – Отсутствие сильного государства или желания реализовать уже имеющиеся силы государства. Премьер-министр часто говорит, что у нас уже сильное государство, а этого не скажешь в принципе по одной уже системе налогообложения. При слабом государстве еще уместна была плоская шкала налогообложения. А теперь, когда сильное? Если реально сильное государство не может решать осознанные им проблемы, тогда риск состоит в том, что сама власть не верит в собственные силы.

  – Всевластие бюрократии. Есть только два способа, как его преодолевать. Либо Сталин, либо демократический контроль. К счастью, нет сталинских репрессий, к несчастью, нет демократического контроля. В этом вакууме бюрократия творит чудеса, делает все, что хочет, и никакой мотивации и заинтересованности у нее нет, чтобы проводить модернизацию.

  – Усталость, уныние, и социальная апатия верха и низа — это также риски. Был такой анекдот в советское время: «у армянского радио спрашивают, что такое морально-политическое единство советского народа? Ответ: это когда все вместе — «за», а по отдельности — «против».
  Пока Россия обретается на стадии ритуальных заклинаний по поводу модернизации. И хорошо, что эти заклинания уже начали звучать, значит, выход из создавшего положения мы уже начали искать.

  На мой взгляд, идеологически таким выходом является проект Сколково, хотя у этого проекта много противников. Недавно, выступая на совместном заседании попечительского совета фонда «Сколково» и президентской Комиссии по модернизации, Дмитрий Медведев посетовал, что проект «российской кремниевой долины» как-то пока не слишком популярен. Даже в России только 15% граждан твердо знают, зачем инноград «Сколково» вообще нужен и чем занимается. Да и та цифра, на мой взгляд, завышена. Просто часть опрошенных – люди деликатные и боятся обидеть президента единственно честным признанием: хрен его знает, Ваше превосходительство, зачем оно надо… «Такие цифры нельзя считать удовлетворительными, – заявил недовольный Медведев. – «Сколково» не кулуарный, а публичный проект. Наши граждане должны быть полностью в курсе, какие инициативы реализуются в рамках Центра, как они финансируются, что уже сделано, что предполагается делать дальше, вся информация и ее источники должны быть максимально достоверны и доступны». Важно раскрутить инноград «Сколково» так, чтобы он стал «стреляющим брендом», – постановил президент. 

Что ж – такой опыт у нас имеется. Достаточно вспомнить стреляющий бренд «автомат Калашникова», который раскрутился до такой степени, что попал на гербы четырех государств. Правда, автомат был особо привлекателен простотой в обращении и запоминающимся силуэтом. У «Сколкова» и с первым, и со вторым есть некоторые проблемы. Но все же президент прав и справедлив не в полном объеме. За полтора года условно-досрочного существования инноград сумел запомниться сразу несколькими яркими событиями/явлениями, сообщает политолог Станислав Белкович. Например, привлечением к сотрудничеству прославленной то ли разведчицы, то ли инвестбанкирши Анны Чапмен. Г-жа Чапмен стала первым из известных инноваторов, решивших окопаться в Сколкове, чтобы, по ее собственной версии, заниматься некими разработками в области технологий 3D.

  Он отмечает две проблемы. Проблема первая. В мире постиндустриального сознания, где господствует интернет, где сформирована совершенно новая, неведомая индустриальному обществу коммуникационная среда, локализация умов / талантов в одном конкретном физико-географическом месте просто не нужна. Это в индустриальное время человек был привязан к своему рабочему месту, своей фабрике, имеющей недвусмысленный почтовый адрес. Сегодня же соавторы того или иного стартапа могут жить на разных континентах и даже не быть знакомы друг с другом «в реале». Зачем им какое-то отдаленное «Сколково»? Инноград Медведева – Вексельберга – это попытка проводить инноватизацию первой половины XXI века по стандартам 60-х–70-х годов века минувшего. Проблема вторая. Чтобы в любой стране, в каком бы то ни было обществе, состоялся инновационный прорыв, нужен культ интеллекта и знаний.

Помните советскую инноватизацию? Всякие «Иду на грозу» и «что-то физики в почете, что-то лирики в загоне» появились далеко не случайно. В сегодняшней же России сложился режим монетократии – власти денег. Где однозначно умнее тот, кто богаче. А интеллект – такой же обезличенный товар, как, скажем, бутылка вина. Согласно принципам и правилам этой системы, интеллект не нужно культивировать, тем более – стоять перед ним на коленях, тьфу. Интеллект, как и знания, свободно приобретается на рынке. Есть нормальная цена – есть сделка. Нет – нет.

  Хорошо, что проблемы поставили, теперь их надо решать. Ведь решались в России не менее сложные задачи, такие, как атомный проект Курчатова и космический проект Королёва. «Сколково» как центр коммерциализации инноваций – проект не российский, а вселенский. Проекты Курчатова и Королева задумывались и заказывались как локальные, но последствия оказались глобальны. «Сколково» – проект изначально, по определению мировой, и реализован может быть только с этим пониманием. Мало того, что он открыто, публично рассчитан на приток знаний, ресурсов, институтов «оттуда». Важнее, что он предназначен для решения глобальных задач – угаданных, но не поставленных.

  Магические слова сказаны у колыбели «Сколково» Владиславом Сурковым: центральная проблема проекта – спрос на инновации; такой спрос могут предъявить только глобальные корпорации полного цикла. Тем не менее, по-прежнему в ходу наивные грезы о том, будто заказчиком (а не субподрядчиком) инноваций может стать малый и средний бизнес. Перед глобальной корпорацией проблема «внедрения» попросту не стоит, она для этого создана. Корпорации же неполного цикла, а тем более холдинги и т.п., не способны «внедрить» у себя инновации: это неизбежно потребует менять структуру своего спроса и предложения, рушить устоявшиеся сети отношений с другими корпорациями, убеждать, ломать… Либо у цепочки один хозяин типа Госплана/Газпрома, либо задача видимого решения не имеет.

  Золотые рыбки коммерциализации, за которыми инноваторы закинут удочки в сколковский пруд, оказались транснациональными кашалотами. Влезут ли они туда, а главное – зачем приплывут? Для чего проект «Сколково», эта исчезающе малая площадка в периферийной стране, может понадобиться глобальным корпорациям полного цикла? В сфере их интересов, во-первых, энергетические, сырьевые, пространственные ресурсы территорий; во-вторых, институциональные условия производства на этих территориях; в-третьих, население – либо платежеспособное, либо со спросом, спонсируемым из госбюджета. Поэтому глобальные корпорации не особо интересуются субъектами размером меньше, чем страна. Они предпочитают договариваться с национальными правительствами. Мелочевку типа мало-среднего бизнеса, местных медиа, НКО и т.п. при необходимости скупают на корню, а инноваторов импортируют, причем те в большинстве прибывают своим ходом, – пишут в журнале «Эксперт» Станислав Наумов и Сергей Чернышев.

  Цель проекта Сколково – ввести инновации, этот новый глобальный товар, в устоявшиеся отношения с транснациональными партнерами. Выставить наш спрос на конечные продукты против их спроса на инновации. Расплачиваться за импорт не минералами, а интеллектуальной собственностью! Благодаря этому, от полуколониального обмена пеньки и тюленьего жира на стеклянные бусы мы начнем переходить к обоюдному обмену компетенциями. Поначалу, возможно, придется принудить глобальные корпорации купить инновационный продукт, ясно дав понять, что иначе они и старого контракта не получат. Но для дальнейшего продвижения необходимо, чтобы наш новый продукт действительно удовлетворял реальный и конкретный спрос. В этом смысле перед проектом Сколково стоит задача глобальной инициации: побудить, научить, приучить, создать прецедент.

  Весьма важен вопрос о том, кому достанется контроль над «Сколково». В ближайшие годы основные стратегические решения для системообразующих российских корпораций – государственных, полугосударственных, приватизируемых или находящихся в стадии подготовки к приватизации – будут разрабываться на кампусах «Сколково». А где решения – там и масштабные заказы. Тот, кто получит неформальный рычаг влияния на «вербовку» заказчиков через инноград и под бренд «Сколково», сможет если не монополизировать российский рынок системной интеграции, то, во всяком случае, надолго захватить на нем лидирующие позиции. Инноград стал объектом ожесточенной лоббистской борьбы, обильно подкрепленной политическими технологиями и черным пиаром.

  Одним из реальных конкурентов «Сколково» может стать и создаваемое премьер-министром Владимиром Путиным Агентство стратегических инициатив (АСИ). В Волгограде он обозначил три направления работы АСИ: «новый бизнес» («административная» помощь новым проектам – снижение барьеров для выхода на рынок, повышение эффективности отраслевого регулирования и т. д.), «молодые профессионалы» (как пояснил Владимир Путин, в рамках этого направления предстоит «заняться созданием системы профессиональных квалификаций») и «отклонение от жестких бюрократических моделей ротации кадров в государственных и частных структурах».

  Архитектура Сколково может варьироваться, но структура процесса «коммерциализации инноваций» предопределена инстуционально. Такая детерминированность хотя и открывает простор для творческого профессионального совершенствования, но не оставляет места для менеджерского волюнтаризма и эмпирики. Поэтому успех «Сколково» может стать поворотным пунктом «коммерциализации инноваций» для всей многострадальной России.

Олег Фиговский, доктор технических наук, почетный профессор КТТУ им. Туполева и ВГАСУ, академик Европейской Академии наук, директор INRC Polymate (Израиль) и Nanotech Industries, Inc. (США).

суббота, 21 мая 2011 г.

Метан – вестник землетрясений


Сильнейшее землетрясение и последовавшее за ним цунами потрясло в прямом и переносном смысле не только Японию, но и весь мир. Серия толчков, самый мощный из которых – с магнитудой 9 баллов по шкале Рихтера, привела к колоссальным разрушениям. Значительная часть промышленной и транспортной инфраструктуры Северо-востока Японии – в руинах. Спустя месяц после катастрофы премьер-министр Японии Наото Кано сообщил, что погибли 13.000 человек,  более 14.000 человек числятся пропавшими без вести, и около 150.000 человек вынуждены покинуть места постоянного проживания. 

Возможность предсказания землетрясений и, соответственно, их последствий, в том числе волн цунами, изучается во многих странах учеными разных специальностей. Сегодня я беседую с доктором геолого-минералогических наук, профессором, заведующим лабораторией газогеохимии Тихоокеанского океанологического института имени В.И. Ильичева Анатолием Ивановичем ОБЖИРОВЫМ.

А.И. Обжиров 

– Анатолий Иванович, возможно ли предсказать дату землетрясения с точностью один-два дня?

– К сожалению, с такой точностью предсказать землетрясение мы пока не можем. 

– А почему?

– Давайте для начала посмотрим, отчего возникают землетрясения. Основной причиной их возникновения является движение блоков земной коры в горизонтальном и вертикальном направлениях. Блоки сталкиваются, трутся друг о друга по зонам разломов в результате воздействия многих природных факторов – конвективных движений внутри ядра Земли, влияния гравитационных притяжений от соседних планет, Луны, изменения атмосферных явлений и других процессов. Когда блоки задевают друг за друга, накапливается энергия упругой деформации. Сначала происходит изгиб краевых частей блоков, а затем накопленная энергия скачкообразно высвобождается с резким передвижением их вверх, вниз или в сторону. При резком движении вверх в океане формируется волна, высота которой при приближении к берегу, на мелководье, увеличивается и формируется цунами. 

– И что, ученые не научились замечать предвестники этих скрытых процессов?

– У ученых есть хорошее свойство – учиться новому! Итак, продолжим. При взаимном трении блоков коры происходит сейсмо-тектоническая активизация. Раскрываются старые разломы и образуются новые трещины. Эти процессы фиксируются сейсмографами сейсмических станций, появлением аномальных выделений газов различного состава. Эти процессы влияют на поведение животных, рыб. Они чувствуют появление газа, микросейсмические волны, возможно даже инфразвуковые колебания, беспокоятся и ведут себя не адекватно, иногда даже погибают от токсичных газов, выделяющихся перед землетрясением. 

Интересное наблюдение было сообщено в период землетрясения на северо-востоке Сахалина в городе Нефтегорск в мае 1995 года. Землетрясение произошло в первом часу ночи, но неожиданно за несколько минут до землетрясения выскочили куры из курятника и начали бегать по огороду. За 15 минут до землетрясения хозяин выводил собаку на прогулку. Неожиданно собака заволновалась, вернулась и забрала с собой на улицу щенка. Таких случаев описано много и существуют биологические критерии, позволяющие прогнозировать землетрясения по поведению различных животных, например крыс и даже рыб в аквариуме.

Сейсмические, газогеохимические, биологические индикаторы используются для прогноза сейсмо-тектонической активизации. Делается попытка по ним сделать прогноз даты возможного эпизода землетрясения, и очень редко это удается. И вот почему. Взаимодействуя, блоки зацепляются друг за друга, но затем могут разойтись без землетрясения, хотя все критерии возможного землетрясения проявятся. Такие активизации могут сменяться стабилизаций многократно, но в какой-то момент произойдет скачкообразный срыв и произойдет землетрясение. 

А.И. Обжиров с "океанологинями"   Альбом: Океанологи, робототехники


– Анатолий Иванович, вы упомянули о выделении газов перед землетрясениями. Значит ли это, что по процессу газовыделения можно судить о вероятности землетрясения? 

– Взаимосвязь этих явлений есть, но она очень непроста для интерпретации. Лаборатория Газогеохимии ТОИ ДВО РАН начала изучение природных газов на суше и море с 1984 года. Интерес к газогеохимическим исследованиям в морях и океанах связан с тем, что в придонных слоях воды формируются аномальные поля газов, отражающие геологические условия недр. То есть, если в недрах (в осадочном чехле или породах фундамента) присутствуют залежи углеводородов или другие скопления природных газов, то они создают в придонной воде аномальные поля. Изучение этих полей на геотраверсах в Охотском море показало следующее.

– Над месторождениями нефти и газа в придонной воде формируются аномальные концентрации метана, превышающие фон в 10-100 раз. Иногда вместе с метаном присутствуют тяжелые углеводороды – этан, пропан и бутан с гомологами.

– Над полями газогидратов в зонах разломов в придонной воде формируются сверхвысокие концентрации метана, достигающие 0.2 мл/л, что превышает фон в 100000 раз. Причем, в этом случае метан из донных отложений поступает в виде пузырей, которые фиксируются на гидроакустических эхограммах как звукорассеивающие вертикальные тела.

– Над глубинными зонами разломов в придонной воде формируются аномальные поля углекислого газа, если они сейсмо-тектонически пассивны, а если они сейсмически активны – в газе появляются водород, метан, гелий. Эти критерии могут служить прогнозными оценками землетрясений и цунами.

– Изучение распределения природных газов в воде также служит оценке экологической обстановке. Во-первых, газы, чаще всего метан, поступают в воду и из воды в атмосферу. В воде нарушается баланс жизнедеятельности биоты, а в атмосфере накапливаются «тепличные» газы, ведущие к глобальным процессам потепления климата.

В донных осадках также изменяются содержания углеводородных и других газов в зависимости от геологических условий. Сверхвысокие концентрации метана (200-300 мл/л) обнаруживаются на полях газогидратов в верхних слоях донных осадков.

Таким образом, газогеохимические исследования воды и донных осадков в морях и океанах являются важным критерием прогноза залежей углеводородов, предсказания землетрясений и цунами, оценки глобальных и региональных экологических условий.

– Если я вас правильно поняла, о сейсмоактивности сигнализируют выделяющиеся природные газы?

– Еще немного терпения. За период исследований распределения метана и других природных газов в Охотском море с 1984 по 2010 год нами была обнаружена очень важная закономерность. До 1988 года в придонной воде на восточном шельфе и склоне Охотского моря фоновые концентрации метана, как правило, не превышали 20-30 нанолитров на литр. Над залежами нефти и газа концентрации метана в придонной воде возрастали в 10 и более раз. В зонах разломов они увеличивались еще в 10-100 и даже более раз.

В экспедиции 1988 года на Сахалинском северо-восточном склоне на глубине 700 метров был обнаружен первый поток пузырей метана из донных осадков в воду. Этот поток хорошо фиксировался в виде почти вертикального столба на эхограмме эхолота. В районе этого выхода метана в донных осадках были обнаружены слои газогидратов. С каждым годом количество потоков пузырей метана увеличивалось, и возрастала концентрация метана в водных колонках Охотского моря. Первый максимум количества потоков пузырей метана и его концентраций достиг к 1995 году. В мае этого года случилось катастрофическое Нефтегорское землетрясение на северо-востоке Сахалина. 

А.И. Обжиров во Вьетнаме во время работы конференции  Альбом: Океанологи, робототехники
 

Далее с некоторыми колебаниями с каждым годом продолжалось увеличение концентраций и количества потоков пузырей метана. К 2010 году потоков пузырей метана на Сахалинском северо-восточном шельфе и склоне обнаружено более 500, а концентрация метана в придонной воде увеличилась в 100 раз, до 10000-20000 нанолитров на литр. В этот же период увеличивалось количество землетрясений, как на Сахалине, так и на всем западном побережье Тихого океана. Отметим некоторые землетрясения с магнитудой более 6 баллов: Углегорское (Сахалин, 2001), Хоккайдское (Япония, 2003), Курильское (2004), Суматра с разрушительным цунами (2004), Невельское (Сахалин, 2007), Фукусима (Япония) с катастрофическим цунами и частичным разрушением АЭС (2011) и другие на западном побережье Тихого океана.

– Анатолий Иванович, а каким может быть механизм взаимосвязи потоков пузырей метана и землетрясений?

– Наши исследования распределения природных газов в Охотском море и информация о прошедших землетрясениях в западной части Тихого океана в период наших измерений потоков пузырей метана возможно объяснить так.

– Выходы пузырей метана из донных отложений в воду обнаружены в зонах разломов. В период сейсмо-тектонической активизации происходит открытие древних разломов и появление новых. По разломам метан и другие газы мигрируют из недр к поверхности, и пузыри метана проникают в воду, создавая гидроакустические аномалии в виде вертикальных тел, эхограммы которых хорошо фиксируются в результате рассеивания пузырями газа звуковых волн. Сейсмо-тектоническая активизация приводит к эпизодам землетрясений и волн цунами.

И главный вывод. Природные газы являются не только индикатором сейсмо-тектонической активизации, но и участвуют в переходе сейсмической энергии в эпизоды землетрясений и волн цунами. Сейсмо-тектоническая активность связана со многими причинами – движением тектонических плит, подвижками блоков земной коры под влиянием положения и движения планет в космосе, гравитационными и температурными аномалиями, которые влияют на перемещения масс внутри ядра Земли и другими явлениями. Но важным является тот факт, что при этом открываются разломы, и по ним начинают подниматься из недр газы. Продвигаясь к поверхности, газ расширяется в связи с уменьшением давления и увеличивает трещины в зонах разломов. Кроме того, газ становится своеобразной «смазкой», «подушкой» и способствует резкому перемещению блоков относительно друг друга по разлому. Это и приводит к землетрясению. Если разлом относительно пологий, то происходит сдвиг в большей степени в горизонтальном направлении. Если разлом вертикальный, то происходит вертикальное смещение блоков и перемещенный вверх блок толкает вверх водную массу, что формирует волны цунами. Поэтому необходимо изучать критерии сейсмо-тектонических активизаций и по ним принимать решения о возможных эпизодах землетрясений и волн цунами в регионе и, соответственно, планировать строительство объектов в сейсмически безопасном исполнении. 

За последние 15 лет на всех континентах случилось столько же землетрясений, сколько за предшествующие полтора столетия. Два года назад только в одном из них – на Гаити – погибло около 300 тысяч человек. О происходящей сегодня природной катастрофе в Японии говорят буквально в каждой семье. Прогностика будущего – это огромные усилия и затраты, которые не под силу отдельным научно-исследовательским лабораториям и институтам. Проще утверждать, что предсказания отдельных землетрясений с точностью, достаточной для того, чтобы можно было планировать программы эвакуации, нереальны. Но даже анализ статистических данных говорит сам за себя – Земля вступает в стадию активности – количество землетрясений нарастает. 

Сейчас активизируется так называемое огненное кольцо – места, где выделяется около 80% всей сейсмической энергии планеты. Сюда входят Индонезия, Япония, Камчатка, Сахалин, Алеутские острова и все западное побережье обеих Америк. Это самая молодая зона коры. Человечество не готово к будущим катастрофам ни психологически, ни технологически. Так, вулкан Эйяфьятлайокудль полностью парализовал воздушное сообщение в Европе на много дней. Мировой технологический лидер Япония до сих пор не может ликвидировать последствия катастрофического землетрясения. Что еще нужно, чтобы начать беспокоиться?