понедельник, 31 мая 2010 г.

Встреча с руководителями американских венчурных фондов

Материал взят с сайта Президента России
25 мая 2010 года, 18:00, Московская область, Горки

Встреча с руководителями американских венчурных фондов.
Встреча с руководителями американских венчурных фондов.

Дмитрий Медведев обсудил с руководителями американских венчурных фондов вопросы инвестиционного климата в России, а также развитие её инновационного потенциала.

Особое внимание было уделено привлечению инвестиций в высокотехнологичные проекты, а также перспективам российского научно-технологического комплекса по разработке и коммерциализации новых технологий в Сколково.

Во встрече приняли участие 22 руководителя американских венчурных фондов, специальный помощник Президента США по вопросам национальной безопасности Майкл Макфол, с российской стороны – Первый заместитель Руководителя Администрации Президента Владислав Сурков, Министр экономического развития Эльвира Набиуллина, начальник Экспертного управления Президента Илья Ломакин-Румянцев.

* * *
На встрече с руководителями американских венчурных фондов.
Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, уважаемые коллеги!

Я хотел бы всех приветствовать в Москве – руководителей венчурных фондов, представителей венчурного капитала. Собственно, мы даже и не в Москве, скорее, у меня дома, что предопределяет необходимость открытого обсуждения самых сложных вопросов.

Я пригласил вас для того, чтобы поговорить немножко о той теме, которой занимаюсь последнее время активно, а именно о развитии инновационного потенциала нашей страны, а также поговорить об инвестициях в высокотехнологичный бизнес. Я не буду говорить общих слов. Очевидно, что мы в таких инвестициях весьма и весьма заинтересованы.

Хотел бы также поблагодарить представителей американской ассоциации [русскоязычных] профессионалов (AmBAR), которые участвовали в организации этого визита, этой встречи.

Несколько слов о ситуации на рынке. Она вам хорошо известна, в том числе и на рынке венчурного капитала в России. Очевидно, что этот рынок развит очень слабо. Притом что очевидна тенденция увеличения расходов отечественных капиталов на исследования, на научные разработки, но венчурного капитала, рискового капитала в нашей стране не хватает. В стране действует около 20 фондов с объёмом капитала около 2 миллиардов долларов. Если сопоставлять это с американскими возможностями, да и не только американскими, это почти ничего. И, конечно, мы хотели бы всячески способствовать развитию такого рода бизнеса.

Сегодня безусловными лидерами по привлечению капитала являются отрасли потребительского рынка, финансовых услуг, информационно-коммуникационных технологий. Это идёт более или менее неплохо, но для нас крайне важно расширить спектр такого рода возможностей, развивать совместные проекты в сферах биомедицинских технологий, прикладного программного обеспечения, так называемых чистых технологий.

Ещё одна тема, которая для России исключительно важна, – это энергоэффективность, потому что мы, к сожалению, пока не способны сделать нашу экономику в полной мере энергоэффективной. Это задача крайне важная. Ну и, конечно, космическая и ядерная отрасли. Все эти направления являются приоритетными в рамках той президентской комиссии, которую я решил возглавить, для того чтобы придать этой работе особое звучание. Вы знаете, в России многие процессы только тогда имеют перспективы, когда ими занимается первое лицо. Так у нас устроено общество ещё с патриархальных времен. Это не очень хорошо, но пока это так. Поэтому, может быть, в условиях Америки кажется странным, что Президент возглавляет такую комиссию, хотя ваш Президент сейчас всем занимается: и медицину реформирует, и финансовый рынок только что отреформировал. Но это вы мне расскажете, не мне вам об этом рассказывать.

Я тоже стараюсь заниматься разными вещами. Именно поэтому я эту комиссию и возглавил. И считаю, что важно, чтобы мы сейчас сконцентрировались на этих темах. Причём речь идёт не только о поиске частных инвестиций, что, конечно, всегда главное, но и о софинансировании государством ряда расходов, о налоговых льготах, о субсидировании кредитных ставок и о других финансовых привилегиях, которые могут применяться. Таким образом, можно снизить те риски, которые реально существуют на нашем рынке. Мы это понимаем, и эти риски оцениваются как достаточно высокие, но их можно снивелировать и теми преференциями, которые мы готовы в этой ситуации использовать. Поэтому я хотел бы, чтобы присутствующие здесь коллеги по возможности ознакомились с теми проектами, которые существуют. И, конечно, я всех приглашаю к участию в них в режиме наибольшего благоприятствования.

Я не буду много говорить об определённых преимуществах, которыми сегодня обладает экономика России, у нас не сплошь недостатки – есть и свои преимущества, даже в условиях глобального финансового кризиса. Всё-таки можно сказать, что нам удалось сохранить макроэкономическую стабильность, создать достаточно открытую атмосферу для инвестиций. В стране работает уже почти восемь лет, на мой взгляд, сбалансированная налоговая система. Это не значит, что она идеальная, и мы её тоже всё время критикуем, но тем не менее она работает. И, на мой взгляд, это уж точно не худшая система в мире, особенно по ряду налогов, таких, например, как подоходный налог. Вы знаете, у нас практически самая низкая ставка, причём при наличии так называемой плоской шкалы, когда применяется только одна ставка независимо от объёма дохода.

Мы сейчас занимаемся другими вещами. Хотели бы, чтобы та либерализация валютной политики, которая была проведена пять лет назад, а также те ограничения по движению капитала, которые мы сняли, способствовали также превращению нашей страны в один из возможных финансовых центров. Поэтому ещё одной очень важной задачей является поддержание нормального уровня инвестиционного сотрудничества, работа с инвестиционным климатом, что создаёт определённые проблемы. Она, конечно, в значительной мере зависит и от эффективности судебной системы, от эффективности защиты права собственности и использования современных моделей страхования рисков.

По поводу нашего законодательства, как человек с юридическим мышлением, могу сказать, что, на мой взгляд, законодательство у нас вполне приличное. Это уже моя оценка не только как Президента, а как практикующего юриста в прошлом, как адвоката, который занимался коммерческими сделками. Другой вопрос, конечно, что это законодательство зачастую не вполне корректно соблюдается участниками экономических отношений и не вполне точно интерпретируется в ходе судебной защиты. Плюс есть, конечно, проблема, связанная с исполнением судебных решений. Эти проблемы реально существуют. И я о них также не могу не сказать в этом зале.

Ещё одна тема, по которой мне бы хотелось с вами посоветоваться. Мы создали (пока только на бумаге, но надеюсь, что это будет реальный проект) центр российских инноваций в Сколкове, который должен воплотить в жизнь уникальную для нашей страны систему апробирования инновационных решений, точнее, скажем так: отбора, апробирования, коммерциализации и последующей поддержки. На базе этого центра в Сколкове будет действовать особый правовой режим, который предполагает исключения в административных правилах, особый налоговый режим, особый таможенный режим. И сейчас такой законопроект у нас готовится. Надеюсь, что в самое ближайшее время мы с этим законопроектом уже выйдем в наш парламент.

Поэтому мы крайне заинтересованы в том, чтобы сотрудничать в этой сфере с иностранными коллегами, с иностранными инвесторами на базе Сколкова. Не только, конечно, там, у нас есть и другие технопарки, внедренческие зоны, свободные зоны. Но почему мы пошли на этот шаг? Не потому, что нас не устраивают предыдущие, а потому что мы хотим дать пример, как можно отрегулировать соответствующую сферу деятельности при наличии государственной воли и поддержки бизнеса, то есть опробовать Сколково как модель. Если у нас получится (у меня в этом сомнений нет, потому что мы этим занимаемся много, и занимаются этим разные структуры, и Президент занимается этим, и Правительство занимается), то тогда этот опыт мы могли бы тиражировать и в других местах.

Мы надеемся, что свой вклад будут вносить и университеты. Я считаю, что это крайне важно, потому что у нас пока уровень коммерциализации университетской науки очень низкий. Я сам много лет провёл в университете в качестве преподавателя, параллельно с карьерой адвоката занимался преподавательством на юридическом факультете. Я знаю, насколько важно, чтобы такого рода проекты осуществлялись через университеты. Это ещё одна задача, которую нам необходимо решать.

О том, что мы сейчас занимаемся созданием международного финансового центра, я тоже сказал. Надеюсь, что кризис нам в этом поможет, а также та жёсткая политика, которую проводят правительства ряда государств в отношении собственных финансистов. Поэтому мы всех, кто страдает у себя дома, приглашаем в Российскую Федерацию.

Это лишь часть вопросов, которые, наверное, сегодня можно было бы затронуть. Я хотел бы искренне вас поблагодарить за то, что вы приехали в Россию, за то, что вы сегодня здесь.

* * *
Встреча с руководителями американских венчурных фондов.
По поводу настроения американских и вообще иностранных инвесторов, которые часто опираются на негативный опыт своих предшественников. Это, безусловно, проблема, и мы заинтересованы в том, чтобы её разрешить. Мы должны это делать сами, мы должны просто сами показывать лучшие примеры, создавать лучшие практики. Но кое-что зависит и от вашей позиции, потому что если Вы считаете, что как минимум ситуация изменилась, то Ваши слова, Ваш опыт, Ваши призывы, Ваше общение с коллегами – это, собственно, лучшее, что может быть. Потому что словам государства бизнес верит далеко не всегда, и не только в России, то же самое и в Америке. Бизнесмены – люди практичные, они ждут, что получится из государственных решений, что получится из декретов, законов. А словам своих партнёров или просто словам коллег, которые занимаются бизнесом, бизнесмены верят безоговорочно. И, в общем, я их понимаю, потому что если кто-то говорит о том, как тяжело, любой нормальный прагматичный человек, представитель бизнеса, это примеряет на себя. Поэтому от Вас здесь тоже кое-что зависит.

По поводу необходимости создания современной системы аудита – здесь у меня сомнений никаких нет. Единственное, что я хотел бы заметить, за последнее время мировая система аудита оказалась подорванной, и, к сожалению, это очень сильно отразилось вообще на общей атмосфере. Где те «большие пятёрки», «четвёрки»? Ничего этого нет! Есть тотальное разочарование и попытки правительств в индивидуальном порядке отрегулировать деятельность по аудиту. Я думаю, что это должно быть очень важной темой для «двадцатки» крупнейших экономик. Насколько я понимаю, и в Канаде, когда будет встреча «большой восьмёрки» и «большой двадцатки», тема аудита будет обсуждаться. Сейчас наши шерпы, наши помощники по экономике готовят эти предложения.

Но это, конечно, отдельная проблема для России. Если что-то и создавать, то создавать на основе новых практик, а не копируя то, что было в 90-е годы, и то, что, к сожалению, отвергнуто уже мировым сообществом.

И не могу не поддержать тему, связанную с комфортными условиями для работы. Здесь Вы абсолютно правы. И здесь нам ещё есть чем заниматься, это точно, потому что приехать в Россию достаточно сложно. Есть проблемы, связанные с организацией визита. Это не значит, что эти проблемы отсутствуют в других странах. Вообще, если говорить об упрощении визовых процедур, то они ведь, как правило, идут на взаимных началах. Невозможно себе представить ситуацию, когда развитое государство предпримет какие-то односторонние шаги в этом направлении. Но помимо взаимности по визам есть ещё и наша собственная бюрократия, которая точно мешает и по которой нам придётся разбираться.

Кстати сказать, хочу Вас проинформировать, буквально неделю назад я подписал закон, по которому высококвалифицированные специалисты, приезжающие из-за границы, должны приниматься в упрощённом порядке. Он сейчас начнёт действовать. Наверное, это тоже не идеальная схема, но это более длительные сроки пребывания, и он ориентирован именно на высококвалифицированные кадры, на высококвалифицированных специалистов. Они определяются по размеру годового дохода. Он не фантастический, но всё-таки способен разделить тех, кто приезжает просто для того, чтобы найти какую-то работу в Российской Федерации (а таких тоже очень немало, такого рода люди приезжают из государств СНГ и из некоторых других стран), и тех, кого мы сами хотели бы видеть в качестве высококвалифицированных специалистов.

И по поводу агентства по иностранным инвестициям, которое бы защищало иностранных инвесторов. Знаете, эта идея не нова, я когда-то и сам этим занимался ещё в 90-е годы, когда жил в Петербурге, и сейчас об этом думал. Здесь вопрос ведь вот в чём. Создать такое агентство несложно. У нас периодически такие агентства создавались, потом ликвидировались. Вопрос в полномочиях. Потому что в ряде случаев, когда речь идёт о защите, допустим, прав инвесторов, требуется судебная защита – вот на что нужно обращать внимание – или как минимум меры прокурорского воздействия, или правоохранительные меры, меры по линии следствия. У агентства таких полномочий нет. Всё, что оно может сделать, это дать политический импульс, что иногда, в общем-то, неплохо, потому что должен быть орган – структура, которая докладывает руководству Правительства и руководству страны в целом о том, что происходит. Но вопрос именно в реальной компетенции, поэтому здесь есть доводы и «за», и «против».

* * *
Встреча с руководителями американских венчурных фондов.
По поводу такой чувствительной темы, как интеллектуальная собственность и защита объектов интеллектуальной собственности, патенты, хочу сказать, что, конечно, это сейчас для нас крайне важная вещь. Мы изменили законодательство об интеллектуальной собственности. Сделали это буквально несколько лет назад. У нас сейчас оно современное, хотя, конечно, тоже по-разному оценивается. У нас даже есть свои споры по вопросу вступления в ВТО, касающиеся интеллектуальной собственности, делать там что-то дополнительно или не делать. На полях, что называется, замечу: я считаю, что вступление России во Всемирную торговую организацию существенно изменило бы общую атмосферу. Мы хотели бы этого и рассчитываем на то, что и правительство Соединённых Штатов Америки, администрация и деловое сообщество будут эту идею поддерживать, потому что, я неоднократно об этом говорил, нам надоело уже находиться в «предбаннике», что называется, пытаться вступить в эту организацию. Мы уже вступаем, по-моему, гораздо дольше, чем китайцы, хотя наша экономика всё-таки меньше китайской, и вообще-то у нас достаточно открытые правила, всем понятные. Но это так, к сведению. Так вот интеллектуальной собственностью мы, конечно, будем обязательно заниматься как отдельной темой, потому что без создания полноценного режима соблюдения правил об интеллектуальной собственности невозможно достичь успеха практически ни в одном виде рискового бизнеса, да и вообще в бизнесе в целом.

И ещё одна вещь, на которую я обратил внимание в Вашем выступлении. Вы сказали о необходимости тиражирования успеха и положительных примеров в этой сфере. Мне кажется, очень важно, особенно важно в условиях нашей страны, потому что у нас, надо признаться, образ бизнесмена пока не является для многих однозначно положительным. Такова история, к сожалению, у нас в течение 70 с лишним лет вообще бизнеса не было как такового, частного бизнеса, были только какие-то его маленькие совсем незначительные элементы. Вся экономика была государственной, отсюда и определённый взгляд на бизнес.

На мой взгляд, это очень плохо. Нам нужно сделать всё от нас зависящее для того, чтобы фигура бизнесмена стала популярной, чтобы человек, который занимается бизнесом (не важно каким, большим или малым, не важно в какой сфере), воспринимался как человек, который создаёт самое главное: он создаёт новые рабочие места, создаёт дополнительный продукт в экономике, который и является основой для успеха и процветания общества в целом. И такого рода примеры нужно всячески показывать. Это, кстати, задача не только для бизнеса, но и в значительной мере тех средств массовой информации, которые об этом рассказывают. Ещё раз говорю, у нас, к сожалению, традиционно негативное восприятие многих процессов в бизнесе, и кризис, конечно, в этом смысле вряд ли помогает – когда люди лишаются работы, у них падает зарплата, происходят какие-то другие неблагоприятные изменения. Как правило, наёмные работники обычно в этом обвиняют своего работодателя. И иногда это обоснованно. Но в любом случае это не должно подрывать социального доверия, это не должно разрывать тот социальный контракт, который является основой развития любого современного общества. И в этом смысле наша задача, совместная задача – помогать тиражировать успех и помогать в создании позитивного образа предпринимателя в России, не важно на самом деле, кто он, российский предприниматель или иностранец.

* * *

Абсолютно с Вами согласен в том, что мы должны максимально активно привлекать молодёжь к такого рода бизнесу, к инновационным проектам, к венчурным проектам.

Во-первых, у молодых людей совершенно иначе работает голова, и Вы привели в пример целый ряд очень крупных американских и мировых брендов, которые были созданы молодыми людьми в возрасте от 18 до 23–24 лет. Они в этот период заработали очень большие деньги и создали те бренды, которые сегодня являются, по сути, ведущими брендами в области высоких технологий. Вопрос в том, как это сделать. Вы сказали, что бизнесмены должны быть героями, а не политики, и в целом Вы правы. Но могу Вам сказать, что по некоторым исследованиям, которые я недавно смотрел, в нашей стране 90 процентов людей хотят быть политиками, потому что считают, что это самый короткий путь к жизненному успеху. Раньше, кстати, этого не было. Это удивительно. Этого не было в 80-е годы, в начале 90-х годов, когда я начинал свои бизнес-опыты, о которых Вы упомянули. Кстати, скажу, что мною двигали две причины. Во-первых, я, как и любой человек в возрасте 23–24 лет, был весьма амбициозен. И, во-вторых, мне не хватало денег, поэтому мы и создавали свои компании, для того чтобы реализовать свои амбиции и заработать деньги. И нам это частично удалось.

Что же касается того, как сделать бизнесменов героями, это более сложная проблема. Это проблема, с одной стороны, государственной политики, а с другой стороны, ответственного поведения самих бизнесменов, которые должны давать лучшие образцы поведения, потому что далеко не всегда это может быть так, но эта тема, на мой взгляд, очень и очень важная.

Теперь в отношении барьеров и возможностей инвестировать те или иные сферы. Вы знаете, я думаю, что здесь всё-таки то, что Вы говорите, основано на некотором недоразумении. У нас нет проблем с тем, куда помещать деньги. Никто никогда не диктует бизнесу, во всяком случае, уже лет 15–20, куда помещать деньги, полученные от тех или иных операций. Проблема в другом. Проблема в том, что, когда мы говорим: «Нужно заниматься инновациями, нужно вкладывать в высокие технологии, в новую экономику. Посмотрите, как это делается, допустим, в тех же самых Соединённых Штатах Америки», – нам говорят: «Это здорово, конечно, но было бы лучше вложить эти деньги в нефть и газ». И это реальная российская проблема, потому что мы настолько богаты природными ресурсами, что у нас практически все хотят заниматься именно этим бизнесом.

Соединённые Штаты – тоже небедная страна, но вы уже этот период давным-давно прожили, и сейчас о нём можно судить только по книгам и кинофильмам, некоторые из них получают «Оскар». А для нас это сейчас проблема. Поэтому никто не диктует бизнесмену, не говорит ему, что он должен, допустим, инвестировать эту сферу. Нужно просто, чтобы у самого представителя бизнеса было понимание того, что лучше он рискнёт, но создаст что-то новое, поместит свои деньги в такую сферу, которая действительно способна привести к прорывному успеху, но, может быть, он потеряет деньги. Но это парадигма мышления, это способ мышления. Если человек к этому готов, он делает рисковые инвестиции, а если нет, тогда он зарабатывает на других вещах, он зарабатывает на спекуляции ценными бумагами, он идёт в другие отрасли, он занимается более консервативным бизнесом. Но, конечно, нам нужно пропагандировать, нам нужно показывать самые лучшие примеры того, как такой бизнес-путь способен привести к реальному жизненному успеху и конкретного человека, и страну в целом. Вот в этом я абсолютно с Вами согласен.

И в отношении «Роснано». Это хорошая структура, но я не преувеличивал бы её возможностей и влияния. Хорошо, что мы её создали, мне радостно, что она работает, что она занимается нанотехнологиями. Но конечная цель не в том, чтобы она работала, развивалась, а конечная цель в том, чтобы, во-первых, появились собственно новые технологии, а во-вторых, начал активно развиваться частный бизнес.

В будущем, я считаю, роль такого рода государственных инфраструктурных компаний должна быть очень небольшой, просто минимальной. Если этот сектор начнёт жить своей жизнью, зачем нам такие большие инфраструктурные компании? Они нужны для того, чтобы управлять крупными технологическими процессами. Наверное, для того, чтобы управлять нашей газовой промышленностью, нам потребуется государственная структура, или для того, чтобы выпускать какие-то оборонные крупные изделия. Но в этой сфере они не нужны. Поэтому я думаю, что «Роснано», с честью выполнив свой долг, в конечном счёте должна будет передать свои полномочия частным компаниям или компаниям, основанным на смешанном капитале. И это, мне кажется, будет исполнением Российской корпорацией нанотехнологий её миссии. Но пока, как мне представляется, они занимаются очень важным делом. Так что спасибо Вам за оценку её труда.

суббота, 29 мая 2010 г.

Ю.С. Оводов. Моя жизнь в науке. Окончание

Окончание.
Начало смотреть здесь, 2 часть - здесь, 3 часть - здесь
Публикуется с любезного разрешения автора Юрия Семеновича Оводова



Переехав в Сыктывкар, мы стали работать в Институте физиологии Коми НЦ УрО РАН (ИФ), директором которого был академик М.П. Рощевский. Институт еще не имел своего здания, а размещался в работающем корпусе Института химии Коми НЦ УрО РАН (ИХ). Мы сразу же приступили к организации Отдела молекулярной иммунологии и биотехнологии в составе Института физиологии, хотя пришлось начинать практически с нуля, поскольку биоорганической химией и иммунохимией здесь никто не занимался. Лишь в Институте биологии в то время постепенно развивалась биотехнология. В ИФ тогда работали отдельные биотехнологи под руководством кандидата биологических наук Анатолия Александровича Шубакова. Научного оборудования было очень немного, и оно уже устарело. Объединив всех сотрудников института, работающих в смежных областях и приняв выпускников химического факультета Сыктывкарского госуниверситета, мы начали изучение строения и физиологической активности пектиновых полисахаридов растений европейского Севера России. Уже в первый год работы нас поддержали приборами и реактивами ИХ и кафедра биоорганической химии Сыктывкарского университета, хотя сами были не очень богатыми на приборы. Более существенную помощь оказали наши московские друзья: директор Института молекулярной биологии РАН академик Андрей Дарьевич Мирзабеков и его заместитель по науке (а впоследствии директор того же института, будущий академик РАН) Александр Александрович Макаров, а также директор Института биологии гена академик Георгий Павлович Георгиев и его заместитель, член-корреспондент РАН Николай Васильевич Гнучев, академик Анатолий Иванович Мирошников и некоторые другие.


С академиками А.А. Макаровым и А.П. Деревянко во время Общего собрания РАН. Москва, май 2008 г.


С академиками Д.С. Павловым (председатель секции физиологии Отделения биологических наук РАН) и А.И. Мирошниковым (Председатель Пущинского НЦ РАН, зам. директора Института биоорганической химии РАН) во время Общего собрания. Москва, май 2008 г.

Но определяющую роль в становлении нашего отдела сыграл академик Г.А. Месяц, тогдашний председатель УрО РАН.

С академиком Г.А. Месяцем в его кабинете.

Он вызвал меня к себе и сказал, что передает нашему отделу всю годовую валюту Уральского отделения, выделенную на приобретение научного оборудования. Как ни странно, недовольных этим решением в УрО РАН оказалось немного, поскольку академик Г.А. Месяц пользовался абсолютным, непререкаемым авторитетом, и мы ни с кем не испортили отношений за исключением директора нашего института, который справедливо считал, что все деньги будут использованы для приобретения приборов для химических исследований. Так оно и случилось. С этого момента отдел наш начал развиваться и постепенно стал работать на современном уровне.

В 1999 году было завершено строительство здания нашего института, и в мае этого года мы справили новоселье.

Все время мы вели подготовку научных кадров: я читал лекции и вел занятия на кафедре биоорганической химии в университете, Раиса Григорьевна учила сотрудников отдела экспериментальному мастерству. Наряду с химиками: Викторией Владимировной Головченко, Ольгой Андреевной Патовой и другими, – в отделе работают биологи, которые изучают физиологическую активность выделенных пектинов.


Отдел молекулярной иммунологии и биотехнологии. Сыктывкар, 10 ноября 2009 г.

Во главе их стал очень способный молодой ученый Сергей Владимирович Попов. Биотехнологию начала развивать также очень способная наша сотрудница Елена Александровна Гюнтер. В начале нового XXI века оба они и еще трое талантливых химиков-биооргаников: В.В. Головченко, О.А. Патова и А.Я. Полле успешно защитили кандидатские диссертации. Так, постепенно в отделе возникла молодая гвардия, на которую уже можно было во всем положиться. Пошла череда научных работ, опубликованных в различных международных журналах и в ведущих отечественных журналах с высоким импакт-фактором. СВ. Попов издал монографию на основе своей диссертационной работы, а позднее появилась наша коллективная монография, посвященная изучению пектиновых полисахаридов растений европейского Севера России.

Работы проводились совместно с сотрудниками многих институтов, в том числе с Институтом химии и химической технологии Монгольской АН (ИХХТ МАН).


С директором ИХХТ МАН проф. Пурэвсуреном (в центре) и с директором ИХ Коми НЦ УрО РАН чл.-корр. РАН А.В. Кучиным г. Сыктывкар.

В мае 2005 года мы с Раисой Григорьевной были приглашены в Монголию руководством Монгольской АН и ИХХТ МАН, где познакомились с работами монгольских ученых и заключили договор о совместных исследованиях растений Монголии и европейского Севера России. Затем к нам приезжали работать сотрудники ИХХТ МАН, а две наши сотрудницы: В.В. Головченко и Д.С. Храмова – ездили в командировки и экспедиции в Монголию. В 2007 году к нам с визитом приезжал директор ИХХТ МАН доктор химических наук, профессор Б. Пурэвсурен, в результате договор о сотрудничестве был пролонгирован и действует в настоящее время. Но особо эффективную помощь в повышении уровня наших исследований оказал и оказывает нам мой однокурсник, ныне доктор химических наук, профессор Александр Степанович Шашков, один из крупнейших специалистов в области спектроскопии ЯМР любых органических соединений, в том числе и полисахаридов. Именно он помог нам расшифровать структуры пектиновых полисахаридов из многих изученных нами растений.


Однокурсники. В день 60-летия к.х.н. Леонида Михайловича Лихошерстова и проф. Анатолия Ивановича Усова, 6 июня 1997 г. (в первом ряду справа налево, рядом с ними проф. Александр Степанович Шашков). Во втором ряду справа налево: Роман Кульман, проф. Владимир Николаевич Шибаев. г. Москва, ИОХ РАН.

Вот уже поистине справедлива пословица: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей». Мы их имеем, и они нам бескорыстно помогают. Исследования успешно продолжаются, тем более что за эти годы мы получили множество различных грантов, в первую очередь, грантов РФФИ. А это большое подспорье нашему бюджетному финансированию, что позволяет нам поддерживать наших сотрудников, приобретать специфические реактивы и даже отдельные научные приборы.

Научные исследования продолжаются, и уже наступило время, когда наши ведущие сотрудники – С.В. Попов, В.В. Головченко, Е.А. Гюнтер – готовы защищать докторские диссертации.

В 2006 году деятельность нашего института проверяла высокая академическая комиссия во главе с академиком Александром Даниловичем Ноздрачевым – одним из ведущих физиологов нашей страны. В состав комиссии входил и крупный специалист в области биоорганической химии и биотехнологии академик А.И. Мирошников. Комиссия очень положительно оценила наш институт, особо отметив инициативность наших молодых сотрудников.

В 2008 году мы с моим заместителем по научной работе профессором Дмитрием Николаевичем Шмаковым, в составе академической комиссии, участвовали в всесторонней проверке Института иммунологии и физиологии УрО РАН (ИИФ), возглавляемого председателем Комитета Государственной Думы по науке и высоким технологиям академиком РАН и РАМН Валерием Александровичем Черешневым. Возглавлял комиссию академик Михаил Вениаминович Угрюмов. Работа комиссии показала, что ИИФ работает на высоком современном мировом уровне.

В настоящее время Уральское отделение РАН возглавляет выдающийся химик-органик, директор Института органического синтеза (ИОС) УрО РАН, академик Валерий Николаевич Чарушин.

Во время проверки Института иммунологии и физиологии УрО РАН (г. Екатеринбург). Слева направо: зам. директора ИФ проф. Д.Н. Шмаков, акад. Ю.С. Оводов, акад. М.В. Угрюмов, проф. Маргарита Владимировна Черешнева (жена В.А. Черешнева), акад. РАН и РАМН В.А. Черешнев, его заместитель по науке проф. Борис Германович Юшков.

Председателем Президиума Коми НЦ УрО РАН является известный геолог, директор Института геологии Коми НЦ УрО РАН член-корреспондент РАН Асхаб Магомедович Асхабов.


С Председателем Президиума Коми НЦ УрО РАН, чл.-корр. РАН А.М. Асхабовым в его кабинете (г. Сыктывкар).

У нашего института с руководством УрО РАН и Коми НЦ УрО РАН сложились хорошие деловые отношения.


Среди одних из крупнейших в нашей стране химиков-органиков. Справа налево: председатель УрО РАН акад. В.Н. Чарушин, бывший зам. председателя СО РАН акад. Генрих Александрович Толстиков, почетный директор ИОС акад. Олег Николаевич Чупахин и директор Института химии Коми НЦ УрО РАН член-корр. РАН Александр Васильевич Кучин.

Уезжая с Дальнего Востока, мы совсем не собирались разрывать связи с Тихоокеанским институтом биоорганической химии. Несколько раз мы приезжали во Владивосток, и в ТИБОХе нас встречали лучше, чем родных. Мы обсуждали совместно проблемы, возникшие в проведении научных исследований, многие жизненные и организационные вопросы, и всегда достигали взаимопонимания. Я продолжал оставаться научным консультантом моих ведущих учеников, пятеро из которых за это время успешно защитили докторские диссертации.

С руководством ТИБОХ мы постоянно встречаемся в Москве на заседаниях Общего собрания РАН.

Во время заседания Общего собрания РАН. В центре: акад. В.А. Стоник и чл.-корр. РАН В.Е. Васьковский. Москва, 2008 г.

Одной из важных целей нашего переезда в Сыктывкар было расширение области действия физико-химической биологии. Теперь исследования в области биоорганической химии, молекулярной иммунологии и биотехнологии хотя и ведутся в пределах одной научной школы, но в двух разных местах: на Дальнем Востоке и на Севере. И когда был объявлен конкурс на грант Президента РФ для поддержки ведущих научных школ, мы объединили усилия обоих отделов: отдела молекулярной иммунологии ТИБОХ и отдела молекулярной иммунологии и биотехнологии ИФ, несколько лет подряд выигрывали грант и успешно отчитывались по совместно проделанной научной работе.

В 2004 году в связи с истечением срока полномочий директора ИФ меня избрали на эту должность по предложению уходящего директора, при поддержке вице-президента РАН академика Г.А. Месяца и тогдашнего председателя УрО РАН академика В.А. Черешнева. В институте из более 50 научных сотрудников лишь кто-то один проголосовал против, а при голосовании на Общем собрании УрО РАН в поддержку было получено подавляющее большинство голосов. Прошло пять лет, и в 2009 году по инициативе наших сотрудников я вновь был избран на должность директора Института физиологии Коми НЦ УрО РАН.

Прежний директор выделился из института в отдельную лабораторию сравнительной кардиологии при Президиуме Коми НЦ УрО РАН. Лабораторию возглавляет его дочь, доктор биологических наук, профессор И.М. Рощевская.

За период с 2004 года в ИФ произошли некоторые перемены. Вместо переставшего функционировать прежнего диссертационного Совета, мы добились утверждения в ВАКе, а затем продления в 2009 году полномочий нового диссертационного совета при ИФ по защитам докторских и кандидатских диссертаций по специальности «физиология» на соискание ученой степени доктора или кандидата биологических и медицинских наук. Совет энергично работает, на его заседаниях уже прошла успешная защита 10 кандидатских и одной докторской диссертации. В настоящее время в диссовет представлено к защите еще две докторские диссертации.

С 2006 года 10 наших кандидатов наук удостоились ученого звания «доцент по специальности», а заведующему лабораторией физиологии микроорганизмов доктору медицинских наук Андрею Анатольевичу Бывалову было присвоено почетное ученое звание «профессор».

В институте в области классической и молекулярной физиологии в настоящее время достаточно успешно работают десять лабораторий, две из них располагаются в г. Кирове.

Ежегодно ученый секретарь института доцент Н.Г. Варламова и председатель Совета молодых ученых кандидат биологических наук М.А. Вайкшнорайте организуют конкурс «Признание» на выявление лучших людей института. Как правило, конкурс проводится по номинациям: «Лучший ученый года», «Лучший молодой ученый Института», «Лучший изобретатель Института», «За содействие науке» и других. Конкурс вызывает большой интерес сотрудников института, практически все принимают участие в выдвижении кандидатур, в голосовании, в обсуждении претендентов. Конкурс ежегодно вносит живую струю в жизнь коллектива института.

Сотрудники института регулярно публикуют свои научные работы в ведущих журналах, имеют достаточно большое число патентов и делают все возможное, чтобы увеличить число инноваций. В институте работает дружный и энергичный коллектив, 35 сотрудников из 68 являются молодыми учеными в возрасте до 35 лет, именно за ними будущее института. В нем создана доброжелательная, деловая, творческая обстановка, хороший психологический климат.

В августе 1999 года по инициативе трех наших институтов и двух вузов г. Сыктывкара: Государственного университета и Лесного института – был создан Учебно-научный центр: «Физико-химическая биология», основной деятельностью которого является подготовка квалифицированных научных кадров, прежде всего, для наших институтов. Я возглавляю центр. Читают лекции, ведут занятия и руководят дипломными работами студентов ведущие ученые наших институтов и вузов. За время работы УНЦ ФХБ в его рамках было выпущено большое число специалистов, часть из которых пополнила ряды наших институтов. В 2009 году исполнилось 10 лет со дня создания УНЦ ФХБ, было принято решение организовать научно-практическую конференцию для подведения итогов работы Центра и определения дальнейших перспектив его развития. Это мероприятие превратилось в конференцию Всероссийского масштаба, поскольку в нем приняли участие многие ведущие ученые из разных городов России, в том числе, академик РАН И РАМН В.А. Черешнев, члены-корреспонденты РАН В.Е. Васьковский, Е. С. Северин, директор Всероссийского центра молекулярной диагностики и лечения (г. Москва), профессора: А.П. Карманов (Сыктывкар), Е.Н. Офицеров (Москва), Е.Н. Калмыкова (Липецк), К.Г. Боголицын (Архангельск), Д.А. Пономарев (С.Петербург), Е.Р. Бойко, Н.М. Большаков, В.В. Жиделева, доктор химических наук Л.С. Кочева и другие. Мне посчастливилось быть председателем оргкомитета конференции, которая прошла с большим успехом и вызвала большой интерес у всех присутствующих.

Во время работы Научно-практической конференции, посвященной 10-летию Учебно-научного центра: «Физико-химическая биология». Слева направо: А.М. Асхабов, Ю.С. Оводов, В.А Черешнев. Выступает с докладом В.Е. Васьковский. Сыктывкар, октябрь 2009 г.

Хочется пожелать обоим институтам – ТИБОХ и ИФ – успешного плавания в безграничном море науки под знаменами Российской академии наук.


Раиса Григорьевна и Юрий Семенович Оводовы. Сыктывкар, январь 2010 г.

... Вот уже без малого полстолетия мы с Раисой Григорьевной идем руку об руку по жизненному пути, переживая вместе и радости открытий, и горечи поражений, трудности и научные победы. Многое уже удалось сделать, но еще больше хочется успеть сделать, а потому мы молим Бога лишь об одном: дать нам здоровья и долгих лет активной жизни.

Юрий ОВОДОВ, академик РАН

среда, 26 мая 2010 г.

Российский Дальний Восток или Тихоокеанская Россия: где мы будем?

Публикуется с любезного разрешения автора Николая Фокина

Николай Иванович Фокин

Понятие «Тихоокеанская Россия» все более активно входит в научный и практический оборот, в политико-экономическую лексику. Оно не только в содержании, оно уже и в названиях научных монографий и статей, стратегий и программ социально-экономического развития региона. Недавно изданные книги губернатора Приморского края Сергея Дарькина и директора академического института профессора Виктора Ларина – тому подтверждение. Возникает вопрос – вытесняется ли привычное название нашего региона – российский Дальний Восток? И если «да» – то, что из этого следует?

Обращение к Интернет-ресурсам дает утвердительный ответ на первый вопрос. Более того, в англоязычном поисковике «Google» вытеснение уже произошло – страниц с материалами о Тихоокеанской России на порядок больше, чем о российском Дальнем Востоке.

Утвердительный ответ дает и обращение к молодежной аудитории региона. Среди студентов-восточников (экономистов) 85 процентов убеждены не только в перспективности «тихоокеанского» названия, но и в том, что они уже живут в Тихоокеанской России.

Что из этого следует? Возможны два ответа: «нейтральный» и «формирующий».

«Нейтральный» ответ исходит из того, что само по себе название мало на что влияет. Все зависит от содержания, которое в него вкладывается. Поэтому оба названия можно рассматривать как содержательно равнозначные. Если и есть отличие, то не принципиальное. Оно идет по линии – название привычное и устоявшееся (Российский Дальний Восток), и название относительно новое и менее заштампованное (Тихоокеанская Россия).

Второй ответ – «формирующий». Он исходит из того, что название, то есть Слово, не только отражает, но и творит жизнь, не только хранит память, но и формирует будущее. Другими словами, перефразируя известное морское выражение – «как регион назовешь, таким курсом он и будет развиваться».

Если по курсу будет российский Дальний Восток, то доминанта будущего региона – это внутрироссийская интеграция, включенность во внутреннее экономическое пространство России. Но российский ли Дальний Восток по курсу развития нашего региона?

Ответ – отрицательный. Уровень интегрированности региона в экономическое пространство России за последние два десятилетия резко упал. Региональная экономика дезинтегрируется. Об этом свидетельствует главный показатель интеграции – цены на одни и те же товары и ресурсы. Выравнивания не происходит. Его и не должно происходить в условиях, при которых только 5 процентов валового регионального продукта поставляется на внутренний рынок России. Двадцать лет назад эта доля была в 16 раз выше. Высокие энергетические тарифы (на 40 процентов выше), колоссальные транспортные расходы выталкивают Дальний Восток из механизма внутрироссийских рыночных отношений.

Какое же будущее по курсу у Тихоокеанской России? Будущее с доминантой внешнеэкономической интеграции, с включенностью в азиатско-тихоокеанские экономические связи. Но «тихоокеанский» ли курс в настоящее время у нашего региона? И да, и нет.

Да, если учесть возросшие объемы международной торговли, инвестиций и самую высокую мобильность приграничного населения. Если в России свобода перемещаться через границу принадлежит только 6 процентам граждан – счастливым обладателям загранпаспортов, то на юге нашего региона доля таких счастливцев – на порядок выше. Из десяти взрослых жителей юга нашего региона в Китае побывали шестеро, в Японии и Южной Корее – двое. Сколько из них побывали в европейской части страны – статистика не проясняет, но есть ощущение, что значительно меньше. Но для нас это и есть ощущение Тихоокеанской России.

И все же, если мы еще и движемся в направлении Тихоокеанской России, то скорость движения явно замедляется. Сказывается действие дезинтеграционных факторов. Природно-ресурсный потенциал интеграции в значительной степени выбран и уже не мотивирует. Общая история (и особенно ее интерпретация) – разъединяет. Уровень взаимного доверия в АТР и особенно в Северо-восточной Азии – все так же низок. Сила инерции – по-прежнему велика. Пессимизм большинства экспертов по перспективам Тихоокеанской интеграции России – нарастает. Уже и не верится, что по историческим меркам совсем еще недавно были мечты превратить северную часть Тихого океана в Русское море.

Но если по курсу и не российский Дальний Восток, и не Тихоокеанская Россия, то что? На самом деле это вопрос – кто за штурвалом регионального развития? Чьи интересы определяют вращение рулевого колеса? И что по всем этим вопросам может заявить академическая наука?

Похоже, что штурвал держат представители как минимум трех групп людей. Дадим им условные названия – прагматики, «антисырьевики» и «франко-портовики». Их экономические и политические интересы не во всем совпадают. Соотношение сил между ними постоянно меняется, а потому и результирующий вектор взаимодействия их интересов в разное время может иметь разное направление. Поэтому и региональный корабль бросает из стороны в сторону.

Прагматики – это представители бизнеса во власти. Они не дискутируют, они уверены в том, что политика должна быть прагматичной, ориентированной на результат. Политика должна быть технологичной, а не либеральной или государственно-партнерской. Прагматики не реализуют каких-либо концепций, в том числе и таких как российский Дальний Восток или Тихоокеанская Россия. По мнению прагматиков, заданных концепций не может быть в принципе. Вся концепция – в ее отсутствии. Вместо нее – практические действия, способность адекватно реагировать на ситуацию, принимать и взаимоисключающие решения, если этого требует ситуация, а решения разделены временем. Критерий направленности этих действий – экономические интересы. Разумеется, что проблемы названия региона для прагматиков не существует: название зависит от особенностей конкретной ситуации. В настоящее время среди тех, кто может давить на штурвал региональной политики прагматиков большинство. По нашим оценкам, как минимум – две трети.

«Антисырьевики» – это политики, эксплуатирующие идею сырьевого проклятия. Они пришли во власть под привлекательным для избирателей лозунгом «Не дадим превратить Россию в сырьевой придаток ни Запада, ни Востока». Они противопоставляют сырьевую и инновационную экономики, рассматривают их как взаимоисключающие, исходят из принципа «или-или». Эту позицию наиболее полно раскрывает Владислав Иноземцев – директор московского центра исследований индустриального общества. Перспективы развития нашего региона он оценивает так: «Хочется задать банальный вопрос: а зачем сегодня развивать этот регион? Чтобы произвести и продать за рубеж еще больше ресурсов?». Критерий направленности действий «антисырьевиков» – главным образом политические интересы и интеллектуальные амбиции. Проблемы названия региона для них также не существует – это, конечно же, Дальний Восток России. Среди тех, кто близок к штурвалу региональной политики «антисырьевиков» – около 20 процентов.

«Франко-портовики» – это предприниматели, вовлеченные в международный бизнес и представители академического сообщества. Суть их взглядов можно выразить очень коротко – порто франко, то есть свободная территория. «Свободная» означает – пользующаяся правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров с целью экономического оживления региона. Поэтому на самом деле «франко-портовики» – это либералы, которые считаются с фактом дискредитации понятия «либерализм» в современной России и потому пытаются свои взгляды назвать по-другому. Есть основания предположить, что в их пользу работают исторические аргументы – и в жизни Владивостока был успешный «франко период». Критерий направленности действий «франко-портовиков» – главным образом экономические и, в некоторой степени, политические интересы. Проблемы названия региона для них также не существует – это, конечно же, Тихоокеанская Россия. Среди тех, кто касается штурвала региональной политики, – их не более десяти процентов.

С исторической точки зрения ни у одного из названий нет явных преимуществ. У каждого из них свои ограничения. Само название Дальний Восток – это отражение реалий «европоцентристского» устройства мира, когда Великобритания была владычицей не только морей и океанов. Тогда и были сконструированы на английском языке такие культурно-географические понятия как Ближний Восток и Дальний Восток. Значительно позднее, но в этой связке – появилось название «российский Дальний Восток», причем появилось тогда, когда само международное (англоязычное) понятие Дальний Восток оказалось практически вытесненным понятием Восточная Азия, а ожидаемая связка российский Дальний Восток – российский Ближний Восток не сформировалась. Но может ли быть Дальний Восток без Ближнего?

Появление понятийного прилагательного «Тихоокеанский» отражает реалии «американоцентристского» устройства мира, когда в конце 30-х годов прошлого века на вопрос: «Что может прийти на смену «Американскому веку»?» самими же американцами был предложен ответ: «Тихоокеанский век». С этого момента появление понятия «Тихоокеанская Россия» стало неизбежным. Принятие России в АТЭС сделало его использование все более активным. Но должно ли оно стать доминирующим в русскоязычной культурно-географической, политико-экономической и бытовой лексике? Должно ли оно генерировать призывы «Тихоокеанскую Россию пора перестать называть Дальним Востоком!»?

На наш взгляд, оснований для активного и тем более агрессивного позиционирования региона как «Тихоокеанской России» – не существует. Такое название противостоит восточному вектору российского пространства хотя бы уже потому, что Тихоокеанская Россия – это Западная Тихоокеания. Кроме того, Восточная Россия включает не только Тихоокеанскую Россию, но и Арктическую, а она простирается не только на Восток, но и на Запад России. Наконец, следует учесть и действие экономических факторов.

Прежде всего, включенность в азиатско-тихоокеанские экономические связи – это внешнеэкономическая интеграция. Что отличает региональную интеграцию? Деление соседей на «своих» и «чужих», «дальних» и «близких», «продвинутых» и «догоняющих». Это означает: интеграция – всегда дискриминация с ее неизбежными негативными последствиями для отдельных участников интеграционного процесса. Не факт, что мы не попадем в их число, тем более, если учесть отличительную метку «неудачников» интеграционного процесса – отставание по уровню технологического развития. Не хотелось бы своим примером подтверждать правомерность взгляда на интеграцию как высшую форму свойственной рынку экспансии, как на инструмент обеспечения интересов только технологически развитых стран. Вывод для нас – вначале инновация, потом – интеграция. Более точно и полно: модернизация экономики нашего региона должна идти на шаг вперед от его участия в интеграционных процессах.

Но если технологическое отставание еще и можно преодолеть, то от ресурсного характера региональной экономики в обозримом будущем никуда не деться. Как не деться и от ресурсного интереса к нам. Но каковы последствия их ресурсной любви к нам в условиях нашего курса на интеграцию? Эти последствия – в изменении модели международного разделения труда и других экономических факторов и, прежде всего, природных ресурсов. Страны и регионы, богатые природными ресурсами теряют свои преимущества. Они переходят к тем, кто может эти ресурсы приобрести и использовать. В итоге контроль над ресурсами оказывается у других стран. Побеждает принцип – не владей, а получай выгоду. Нам – владение, им – выгоду.

Следует учесть и фактор экономического регионализма – ситуации, когда регионы разных стран вступают друг с другом в торгово-инвестиционные отношения и постепенно становятся более привязанными друг к другу экономически, чем к собственному «центру». В этом отношении примечательны исследования профессора экономики Гарвардского Университета Альберто Алесины. Его основной вывод – экономическая интеграция неминуемо ведёт к политической дезинтеграции. Этот вывод подтверждают и статистические данные – усиление интеграционных процессов сопровождается резким ростом количества стран в мире: в течение последних 60 лет их число выросло более чем в два раза. Можем ли мы оказаться под молохом политической дезинтеграции?

Можем, потому что предрасположенность к дезинтеграции формируется высокой гетерогенностью, то есть разнородностью общества. Разнообразие культур и языков, сложность исторических судеб проживающих на территории народов, значительный разброс в уровне доходов – все это определяет высокий уровень гетерогенности территории. С его повышением все больше людей становятся все менее удовлетворенными политикой центрального правительства. В первую очередь рост неудовлетворенность относится к таким составляющим политики как перераспределение доходов, доступность общественных благ, международная торговля, реализация инфраструктурных проектов. В результате появляются специфические издержки – издержки большого размера. И они потенциально могут превысить выгоды от большего размера, тем более в условиях интеграции, которая значительно более выгодна для малых стран.

Все эти рассуждения гарвардского профессора как будто бы списаны с нашей действительности. В первую очередь с ее интеллектуального отражения. Чем заканчивается большинство проводимых в России исследований проблем и препятствий на пути развития нашего региона? Непременным выводом, что основное препятствие – инерционный подход Москвы к региону как к колониальной периферии, страх Москвы перед дрейфом своих восточных районов в сторону Азиатско-тихоокеанского региона. Хотя списать все региональные проблемы на отсутствие политической воли центра – наиболее эффектный, но не эффективный путь их решения. Тем более что сегодня эта воля присутствует и проявляется хотя бы в форме известных инфраструктурных проектов.

Наконец, следует учесть фактор мироощущения. Для нас это фактор «регионоощущения». На уровне человеческого общения название «Тихоокеанская Россия», на наш взгляд, не приживается, и более того – отторгается. Мы остаемся дальневосточниками. Нам невозможно назвать себя тихоокеанцами. Мы можем сказать Дальний Восток России. Но также и российский Дальний Восток. Но можем ли мы сказать – российская Тихоокеания? Нет, мы – дальневосточники. И дело не только в привычке.

Вопрос «Где мы будем?» – это вопрос «Кем мы будем?». Будем же мы, в зависимости от ответа, или гражданами успешной страны, живущими в одном из ее перспективнейших регионов, или обитателями некой территории с размытым субъектным статусом и с все более неопределенным будущим.

Пока же мы движемся в направлении превращения российского Дальнего Востока в Тихоокеанскую Россию, что вызывает немало вопросов. Из необходимости установления оптимальных пределов такого превращения и должны исходить новая региональная политика и новый, посвященный развитию нашего региона, национальный проект. Какое название определит и сформирует будущее региона? Российский Дальний Восток? Тихоокеанская Россия? Российский Восток? Какое-то еще? Пришло время для поиска ответа на этот вопрос.

Николай ФОКИН,
заведующий кафедрой экономики и финансов стран АТР ДВГУ,
профессор, кандидат экономических наук

понедельник, 24 мая 2010 г.

Инновации – на службу медицине

Открытие конференции

Одна из наиболее острых проблем современной медицины связана с диагностикой и лечением онкологических заболеваний. Выступая 29 апреля на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России, Министр здравоохранения и социального развития России Татьяна Алексеевна Голикова привела статистические данные, которые наводят на печальные размышления.

За последние 10 лет смертность от онкологических заболеваний выросла до 13,8% и стала второй по значимости причиной смертности населения нашей страны. Более того, в девятнадцати из восьмидесяти восьми регионов этот показатель на 10% выше, чем в среднем по стране.

Ежегодно в России впервые выявляется около 480 тысяч случаев злокачественных новообразований. То есть онкозаболеваемость у нас составляет сейчас 333,7 случаев на 100 тысяч населения. За последние десять лет заболеваемость выросла на 16%.

В настоящее время на учете в онкологических учреждениях состоит более 2,5 миллионов больных, то есть 1,8% населения страны.

К сожалению, около 60% среди впервые регистрируемых пациентов выявляются на третьей и четвертой стадии заболевания. Это снижает возможности лечения. В результате более 200 тысяч россиян ежегодно становятся инвалидами от онкологического заболевания (13,5% от общего числа инвалидов).

Эффективность медицинской помощи больным с онкологическими заболеваниями напрямую зависит от уровня развития и внедрения в медицинскую практику современных методов. Понимая важность и актуальность проблемы, Медицинское объединение ДВО РАН, Владивостокский государственный медицинский университет и Межведомственный совет ДВО РАН по проблемам медицины, провели 30 апреля 2010 года Научно-практическую конференцию с международным участием «Современные технологии в организации, диагностике и лечении патологии брюшной полости».

В конференцзале МО ДВО РАН

Сопредседателями конференции выступили: директор Тихоокеанского института биоорганической химии (ТИБОХ) ДВО РАН, председатель Межведомственного Совета ДВО РАН по проблемам медицины, академик В.А. Стоник, ректор Владивостокского государственного медицинского университета (ГОУ ВПО «ВГМУ» Росздрава), профессор, доктор медицинских наук В.Б. Шуматов, Председатель Евро-азиатской ассоциации колопроктологов, профессор Национального Сингапурского университета Сю Чон (F. Seow-Choen).

Главный врач Медицинского объединения ДВО РАН кандидат медицинских наук С.П. Крыжановский, открывая конференцию, подчеркнул актуальность выбранной темы. «Подобные конференции очень важны, – констатировал Сергей Петрович, – поскольку позволяют организовать обмен опытом и знаниями, а также объединить усилия представителей практической медицины, вузовской медицинской науки, а также ученых РАН, занятых в фундаментальных исследованиях по медицинской проблематике».

Заведующий кафедрой госпитальной хирургии ГОУ ВПО «ВГМУ» Росздрава, профессор, доктор медицинских наук В.Н. Ищенко в докладе «Проблемные вопросы колоректальной хирургии», в частности, обратил внимание коллег на становление и укрепление в среде медиков принципа щадящей хирургии. Его применение стало возможным благодаря использованию инновационных, высокотехнологичных, более совершенных методов. Таких, как магнитная резонансная томография, позитронно-эмиссионная томография, внедрение методов ядерной медицины: радионуклидной диагностики и лечения. В результате более точно определяется граница между пораженной и здоровой областями, уменьшается область тканей, подлежащая хирургическому удалению.

Профессор Сю Чон, в своем докладе «Малоинвазивные хирургические технологии при колоректальном раке», продемонстрировал видеофильм, иллюстрирующий проведение операций. Участники конференции познакомились с сегодняшним уровнем малоинвазивных операций, выполняемых в одной из лучших сингапурских клиник, в сравнении с открытыми операциями на брюшной полости, которые проводились там же 15 лет назад.

Т.Б. Иванова, заведующая диспансерным отделением МО ДВО РАН, в своем выступлении раскрыла роль медицинского скрининга в ранней диагностике заболеваний органов брюшной полости, подробно охарактеризовала особенности его реализации в МО ДВО РАН. Применение скрининга позволяет вести диагностику уже на ранних стадиях заболеваний, а также проводить определение функционального состояния организма, что дает необходимую информацию для выработки плана мероприятий по нормализации работы организма в целом. Ежегодное обследование различных систем и органов человека является наиболее эффективным в диагностике на ранних стадиях различных заболеваний, включая онкологические. Программа «канцерпревенции», выявляющая так называемые группы риска – предраковые заболевания, разработана в МО ДВО РАН как часть комплексной программы «Охрана здоровья ученных» и, начиная с 2002 года, поэтапно реализуется в течение ряда лет. Ежегодно в МО ДВО РАН в результате скрининговых обследованиях выявляются случаи онкологических заболеваний в различных стадиях. Медицинский скрининг центр создан по аналогии с зарубежными центрами, а также с учетом собственного опыта.

В зависимости от возраста пациента, наследственности, наличия жалоб и заболеваний, воздействия вредных факторов на работе и других индивидуальных особенностей используются различные виды программ. Через несколько дней после обследования, пациент получает диагностическое заключение об имеющейся у него патологии, рекомендации по дообследованию и лечению в МО ДВО РАН, других лечебных учреждениях Владивостока, России.

Профессор Венсон (Hsieh Wenson), консультант-онколог госпиталя Джона Хопкинса из США, в докладе «Современные подходы к лечению рака желудочно-кишечного тракта», в частности, рассказал о путях применения системной терапии с целью увеличения продолжительности жизни больных и удлинения срока ремиссии в случаях колоректального рака. Им были продемонстрированы различные схемы химиотерапии, хирургической техники, реабилитационной терапии и их комбинации для повышения длительности жизни пациентов и повышения качества их жизни.

Академик В.А. Стоник познакомил участников конференции с результатами и перспективами использования в диагностике и лечении заболеваний органов брюшной полости природных соединений, полученных в Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН. Была представлена информация о многих (из сотен выделенных) природных соединениях, рассказано об установлении их структуры, исследовании свойств, в первую очередь, с точки зрения возможного использования в качестве лечебных препаратов. В докладе проиллюстрирован сложный и длительный путь становления лекарств. Этот путь включает отбор и выделение активных веществ, установление их структуры, определение особенностей активности, многолетние фармакологические, клинические исследования и, наконец, отработку методов производства и применения препаратов. Противоопухолевые и антимикробные препараты, иммуномодуляторы, разработанные в ТИБОХ были представлены и подробно охарактеризованы.

Заведующий отделом молекулярной иммунологии ТИБОХ ДВО РАН, профессор, доктор химических наук П. А. Лукьянов в своем докладе «Диагностическая значимость конформационых изменений альбумина» показал пути повышения достоверности биохимических методов анализа для ранней и дифференциальной диагностики различных заболеваний. Исследования, проводимые П.А. Лукьяновым с коллегами, позволили более точно и быстро, на меньших количествах образца определять баланс про- и антиоксидантов. Недавно ученые передали в МО ДВО РАН протокол измерения уровня ишемически измененного альбумина в крови. Его использование позволит на более ранних стадиях выявлять патологические изменения этого основного белка крови человека. Кроме того, в совокупности с другими иммунохимическими маркерами, даст возможность более достоверно прогнозировать продолжительность жизни пациентов при колоректальном раке.

Доктор Османи (Saabri Osmani) из Сингапура, рассказал о ранней диагностике онкологических заболеваний желудочно-кишечного тракта. В частности, он продемонстрировал мультипликативность одновременного применения современных методик диагностики рака. Использование магнитной резонансной томографии и позитронно-эмиссионной томографии позволило значительно повысить информационность аналитических данных, обеспечить высокую достоверность диагностики. К сожалению, из-за высокой цены оборудования, отсутствия подготовленных специалистов не все высокотехнологические методы могут быть применены в условиях Дальнего Востока.

Группа участников конференции на экскурсии в МО ДВО РАН

Профессор кафедры госпитальной хирургии ГОУ ВПО «ВГМУ» Росздрава, доктор медицинских наук В.А. Дубинкин выступил с докладом «Современные технологии в хирургическом лечении осложненного геморроя», посвященным лечению одного из широко распространенных заболеваний взрослого населения индустриально развитых стран, доля которого, в структуре колопроктологических заболеваний, составляет около половины.

Е.Г. Желнов, заведующий отделением магнитно-резонансной томографии МО ДВО РАН, свое выступление посвятил освещению роли МРТ в диагностике заболеваний органов брюшной полости.

Подводя итоги, администрация МО ДВО РАН отметила, что результаты работы конференции будут учтены в Комплексной программе «Охрана здоровья ученых», в части онкологии. Была подчеркнута важность международного сотрудничества. Отмечено, что скрининговые программы и программы по отдельным направлениям будут расширяться и далее. Будет продолжена реализация совместных научно-исследовательских проектов с институтами ДВО РАН по актуальным проблемам.

Онкологическая ситуация в стране вызывает серьезную озабоченность. В регионах она значительно сложнее, чем в столице по многим причинам, среди которых: дефицит новейшего оборудования, нехватка кадров высшей квалификации, слабая связь с ведущими федеральными центрами. Поэтому, информирование практикующих врачей о достижениях мировой медицины, возможностях высоких технологий – важная задача.

В нашей стране заложены прочные научные традиции, которые обеспечивают потенциал инновационного развития отечественной медицины. Разрабатываются новые, уникальные технологии борьбы со злокачественными новообразованиями. Инновационные методы позволяют излечивать опухоли на ранних стадиях во многих случаях. Благодаря им рак – уже не приговор, его можно лечить.

Анастасия КУЛИКОВА

четверг, 20 мая 2010 г.

Приморский океанариум – новый шаг в развитии науки и образования



В конце прошлого года Президиум Российской академии наук рассмотрел вопрос о создании в Дальневосточном отделении РАН нового учреждения Научно-образовательного комплекса «Приморский океанариум». В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 26 ноября 2008 г. № 1760-р, для решения фундаментальных и прикладных научных задач в области морской биологии и биотехнологии, осуществления образовательной, эколого-просветительской и культурно-воспитательной деятельности в Дальневосточном регионе на новом качественном уровне, и на основании постановлений Президиума Дальневосточного отделения РАН от 24 мая 2009 г. № 58/1 и Бюро Отделения биологических наук РАН от 30 июня 2009 г. № 132 Президиум РАН постановил создать учреждение Российской академии наук – Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» Дальневосточного отделения РАН с правом юридического лица. Директором-организатором назначен заместитель директора Института биологии моря кандидат биологических наук Дмитрий Леонидович Питрук. Координацию работ, связанных с организацией Научно-образовательного комплекса «Приморский океанариум» на острове Русский, поручили осуществлять академику Андрею Владимировичу Адрианову, директору Института биологии моря имени А.В. Жирмунского ДВО РАН.

Приморский океанариум. Общий вид.

Основные цели океанариума – туристическая, научная и образовательная деятельность. По словам Андрея Владимировича, «Приморский океанариум» ДВО РАН получил статус научной организации (на правах Института). Президиум РАН утвердил основные направления научной деятельности океанариума. Их всего шесть: фундаментальные и прикладные исследования в области акклиматизации, натурализации и реинтродукции видов морской биоты; разработка научных основ и современных технологий содержания и разведения редких и исчезающих видов морской биоты; репродуктивная биология редких и исчезающих видов; исследования в области физиологии, этологии и ветеринарии морских животных; изучение высшей нервной деятельности и поведения морских животных; исследования в области молекулярной генетики, биохимии и биотехнологии редких и исчезающих видов морских организмов.

Утверждены также направления образовательной деятельности Приморского океанариума ДВО РАН. Использование научного, экспозиционного и аудиторного фонда океанариума предназначено для: организации научных, лекционных и практических занятий студентов и аспирантов профильных специальностей вузов региона, в том числе Дальневосточного федерального университета; организации лекционных и практических учебных занятий для школьников региона; эколого-просветительской работы с населением, включая реализацию довузовских и дошкольных эколого-просветительских и научно-образовательных программ.

5D-театр.


Поручение президента

Выступая на заседании Президиума ДВО РАН 11 февраля 2010 года, академик А.В. Адрианов, в частности, напомнил, что «Приморский океанариум» строится в соответствии с поручением Президента Российской Федерации. По окончании строительства он будет передан Российской академии наук и войдет в состав научного парка РАН на острове Русский. Научный парк РАН, включающий в себя целый комплекс академических институтов Дальневосточного отделения РАН совместно с Дальневосточным федеральным университетом, который сейчас строится на острове Русский, образуют Тихоокеанский научно-образовательный центр.

Схема застройки п-ова Саперный.

Расположится океанариум в центральной части полуострова Житкова, что находится на полуострове Саперный острова Русский. Проектная документация, дизайн помещений океанариума разработаны группой тайваньских компаний. Его главный корпус стилизован под ракушку, которую набегающая морская волна выбрасывает на побережье. Рядом располагается научно-адаптационный корпус, в котором до ввода в строй основного объекта будут формироваться живые экспозиции и разворачиваться первые научные исследования.

Если сегодня побывать на острове Русский, можно увидеть не только масштабную стройку объектов Дальневосточного федерального университета, но и начало строительства океанариума. Океанариум – это научно-образовательный комплекс. Помимо демонстрации живых экспозиций, выполнения очень важных для нашего региона эколого-просветительских функций, функций эстетического воспитания населения, формирования новой идеологии взаимоотношений человека и природы, он будет выполнять очень важные научные и образовательные задачи.

Как образовательная организация, «Приморский океанариум» позволит еще в большей степени осуществить интеграцию академической науки и высшей школы в регионе, поможет на своей базе реализовать уникальные образовательные программы в области морской биологии, океанологии, экологии. Как научная организация, «Приморский океанариум» будет существовать в ранге самостоятельного научного учреждения Российской академии наук Дальневосточного отделения РАН.

Главный корпус.

Научный блок займет часть главного корпуса. В его состав войдут шесть научно-исследовательских лабораторий, укомплектованных самым современным оборудованием. Среди них – лаборатория клеточной биологии; лаборатория биохимии, молекулярной биологии и генетики; лаборатория биотехнологии; лаборатория микробиологии; лаборатория морской экологии и гидробиологии; лаборатория морских биоресурсов. Образовательный блок, который является неотъемлемой частью океанариума, идеологически и функционально сопряжен с научным блоком, обеспечивает целый ряд новых возможностей. И это, прежде всего, возможности для проведения практических занятий со студентами и школьниками, включение их в реальный научный процесс. Здесь предусмотрены самые современные технологии образовательного процесса, отличные лекционные аудитории. Обширный конференцзал будет оборудован самыми современными техническими возможностями для демонстраций.

Фрагмент музейной экспозиции «Эволюция жизни в океане».

Не останавливаясь подробно на проектных решениях, укажем, что экспозиционные залы, образовательные аудитории и научные лаборатории будут располагаться на цокольном, первом и втором этажах главного здания.

Уникальные возможности для биологических исследований

А.В. Адрианов считает, что фундаментальные и прикладные исследования, которыми будет заниматься океанариум, определены так, чтобы не только расширить возможности исследовательской работы уже существующих институтов в ДВО РАН, работающих с биологической морской тематикой, но и создать уникальную площадку для развития принципиально новых научных направлений.

Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» обеспечит принципиально новые возможности для научных исследований в биологии. В области гидробиологии, это, прежде всего, – реализация уникальных возможностей культивирования различных гидробионтов. Сейчас, работая над инвентаризацией биоты в тихоокеанских водах, ДВО РАН организует дорогостоящие морские экспедиции, посылает коллективы ученых для сбора образцов. Приморский океанариум соберет под одной крышей живых представителей всех пяти океанов. Площадь главного корпуса океанариума – более 33 тысяч квадратных метров. Площадь адаптационного корпуса – 7 тысяч квадратных метров. Объем аквариумов экспозиционного блока – более 9 тысяч кубических метров, примерно 14 тысяч кубических метров воды составит объем дельфинария. На этих площадях и в этих объемах будут содержаться около 800 видов морских и пресноводных организмов, беспозвоночных животных и водорослей, морских млекопитающих, рыб и так далее.

Научно-адаптационный корпус.

И еще очень важный морально-этический момент. Биологический материал, добываемый из океана, становится очень быстро неживым. А ведь по существу, речь идет об убийстве живых существ. Так вот, содержание животных в искусственных водных системах дает возможность работы с ними без их умерщвления. В интересах проведения определенных исследовательских работ можно взять образцы плазмы крови, тканей, а затем вернуть животное в условия обитания, максимально приближенные к естественным. И что очень важно – животные останутся живы!

Целый ряд водных объектов не удается культивировать в имеющихся аквариальных комплексах. Некоторые из них требуют достаточно больших объемов воды. У нас фактически нет работ в области нейробиологии морских животных, опять-таки и прежде всего из-за отсутствия необходимой материально-технической базы.

Изучение репродуктивной биологии различных видов морских организмов представляет большой научный и практический интерес. Исследование жизненного цикла животных в хорошо просматриваемых и технически контролируемых условиях, позволит получить уникальные данные о биологии развития водных животных.

Рядом с дельфином

Работы в области физиологии и ветеринарии морских млекопитающих в Дальневосточном отделении РАН в настоящее время не ведутся. Приморский океанариум откроет новые возможности для исследований дельфинов и ластоногих. Среди них: изучение поведения морских животных; разработка технологий дрессуры морских млекопитающих; связанная с нею разработка технологий двойного назначения. В советское время эти работы на Дальнем Востоке велись, но в перестроечное и постперестроечное время были свернуты, а накопленный потенциал – полностью утрачен. Сопредельные страны и наши партнеры за океаном, напротив, – интенсивно их развивали. Обучение высокоинтеллектуальных морских животных представляет большой интерес с самых разных точек зрения.

Альбом: Приморский океанариум

Арена дельфинария.

В области гидробиологии океанариум даст возможность более широко и глубоко развернуть разработку современных технологий аквакультуры; селекционные работы и исследования в области гибридизации морских организмов.

В Приморском океанариуме предусмотрен уникальный комплекс дельфинотерапии, который позволит развивать научные направления, связанные с медициной. Во всем мире доказана эффективность методов дельфинотерапии для детей, страдающих нервными, психическими расстройствами. Очень эффективны эти методы для лечения детей с различными патологиями нервной системы, в том числе с детским церебральным параличом, при проведении восстановительного лечения после получения травм психического характера и так далее.

В области клеточной биологии появляется возможность развернуть работы по криоконсервации. В Дальневосточном отделении РАН разработаны технологии криоконсервации гамет, личинок и тканей морских организмов, а также их последующего размораживания и доведения до нормального состояния, когда личинки оживают, и с ними можно продолжать работать. В океанариуме будет создан криобанк тканей морских организмов, в том числе редких и исчезающих видов. Будет создана уникальная коллекция. Эта работа начата, но развернуть криобанк в достаточном объеме не может ни один из ныне существующих академических институтов.

Продолжая анализ возможностей в области клеточной биологии, нельзя не сказать о планируемых работах в области сравнительной цитологии морских животных. Имея «под боком» представителей фаун из самых разных уголков Мирового океана, можно сэкономить много сил, финансовых ресурсов, отказавшись от дорогостоящих ресурсоемких экспедиций в далекие уголки Мирового океана.

Фрагмент подводного тоннеля в экспозиции «Тропические моря».


Ты чей, лосось?

Андрей Владимирович отметил, что в области генетики и молекулярной биологии, прежде всего, будут проведены сравнительные исследования генетического разнообразия различных таксонов рыб и беспозвоночных Мирового океана. Планируется участие сотрудников океанариума в реализации проектов международной программы «ДНК-баркодинг». Например, штрихкодирование рыб Мирового океана, в том числе в связи с задачами рационального природопользования. Как штрихкод на промышленных товарах позволяет быстро получить всю необходимую информацию о них, так и небольшие сегменты ДНК со специфической нуклеотидной последовательностью помогают идентифицировать организмы, от которых они получены. Сейчас эта программа в начальной стадии развития, ее первый шаг – создание мирового консорциума по штрихкодированию рыб Мирового океана. Это очень масштабная работа, имеющая много применений. Вот пример. Мы добываем наш национальный ресурс – лососевых рыб на Дальнем Востоке. Когда лосось подходит к нашему побережью, к нерестовым рекам, мы знаем, что это наши рыбы, которые выращены на отечественных рыборазводных заводах и отпущены в океан для нагула. Но когда идет лов этой же рыбы в открытом океане, кто может различить, что стада российские, канадские, американские? Страны закрепляют за собой участки океанского шельфа, поскольку там сосредоточены колоссальные минеральные ресурсы, точно так же придет время, когда без генетической экспертизы, без обращения к банку штрихкодов и установления государственной принадлежности вылов океанских стад не будет производиться. Развитые страны вкладывают деньги не только в рыборазводные заводы, но и в программы, направленные как раз на эти исследования.

На очереди создание генетических баз данных коммерчески ценных и редких видов рыб и беспозвоночных (в том числе для идентификации океанских популяций и определения региона происхождения), а также разработка генетических критериев и рекомендаций для эффективного разведения коммерчески ценных, редких и исчезающих гидробионтов и интродукции их в естественные популяции. В ДВО РАН успешно работают с наземными животными, впереди – переход к морским организмам.

Океанариум обеспечит уникальные возможности по созданию генно-модифицированных гидробионтов, в том числе с заданными продуктивными характеристиками, устойчивостью к естественным заболеваниям в условиях аквакультуры. Это принципиально новое направление, работы по нему не ведутся ни на Дальнем Востоке, ни в России.

Лекарства нового поколения

Огромные возможности открываются в области биохимии, биоорганической химии, химии природных соединений, микробиологии, биотехнологии и фармацевтики. Это, прежде всего, культивирование в искусственных условиях гидробионтов для получения биологически активных соединений. Сейчас, чтобы реализовать поиск биологически активных соединений, приходится организовывать дорогостоящие экспедиции в отдаленные районы Мирового океана, исследовать представителей различных групп морских обитателей, пытаясь найти какие-то новые соединения, которые лягут в основу эффективных лекарственных препаратов нового поколения. Все эти возможности в значительной степени можно будет реализовать в океанариуме.

Будут выполнены исследования путей биосинтеза широкого круга природных соединений (вторичных метаболитов, липидов, стеринов, фосфолипидов и других) в морских гидробионтах. На базе уникальной коллекции живых организмов из различных районов Мирового океана можно осуществлять поиск новых природных веществ, устанавливать их химическую структуру, определять биологическую активность в интересах разработки новых фармакологических препаратов. Расширятся возможности изучения ферментных систем морских организмов с уникальными функциями, определения их структуры и генов, отвечающих за их синтез. Применение технологий, позволяющих содержать глубоководные организмы (добывать которые сейчас очень дорого и непросто) в условиях искусственных аквасистем, позволит изучать химические медиаторы роста, размножения и биозащиты морских организмов; проводить биохимические исследования глубоководных гидробионтов.

Давайте жить дружно!

По мнению академика А.В. Адрианова, появятся новые пути исследования биосинтеза, транспорта и распределения питательных соединений в симбиотических организмах (губки, кораллы). Сейчас, чтобы развернуть исследования по изучению симбиотических взаимоотношений микроводорослей, продуцирующих органическое вещество и кораллов, ежегодно отправляется несколько групп из ИБМ ДВО РАН, например, во Вьетнам, где они работают на коралловых рифах. В океанариуме планируется достаточно обширная коллекция живых кораллов, и эти работы могут быть развернуты уже на местной базе.

Стоит упомянуть об изучении морских микроорганизмов, ассоциированных с различными морскими гидробионтами, представленными в живых экспозициях. В ДВО РАН существует уникальная коллекция морских микроорганизмов в Тихоокеанском институте биоорганической химии. Совместные ресурсы учреждений обеспечат уникальные возможности для научных исследований.

Фрагмент экспозиции «Морской микромир».

Важно, что новые возможности Приморский океанариум открывает не для отдельного института и даже не для нескольких, а для большой группы научных и образовательных учреждений российского Дальнего Востока.

Среди них изучение механизмов питания и трофических связей в условиях различных пресноводных и морских экосистем; изучение биотоксинов морских организмов; определение хемотаксономического значения различных химических веществ; а также – создание уникальной базы данных «химических отпечатков» для широкого круга морских гидробионтов для обеспечения экспертизы подлинности БАДов и фармакологических субстанций из морского сырья.

Все это, несмотря на обширность вышеизложенного – неполный перечень тех возможностей, которые предоставит Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» Дальневосточного отделения РАН для развертывания и углубления исследований не только в морской биологии, но и в различных областях химии, физики, океанологии и экологии.


Анастасия КУЛИКОВА